ЛитМир - Электронная Библиотека

Он впал бы в настоящее отчаяние, узнав, что транспорта у них уже нет.

Мрачный массивный силуэт, появившийся рядом с машиной, Тафик увидел внезапно. Секунду назад никого не было, и вдруг появилось. Мужчина весом не менее в полтора центнера, разодетый в расползшуюся милицейскую форму.

— Участковый инспектор лейтенант Черепанов, — вязким басом представился мужчина, на секунду подняв к фуражке и уронив обратно неподъемную руку.

— Салям малейкум, гурнбахор, — от неожиданности Тафик даже поздоровался, как назло перед лицом толстяка он оказался в одиночку, Егор отошел в кусты.

— Местный? — спросил участковый.

Сумит с готовностью кивнул.

— Откуда?

— Из кишлака.

Ответ, казалось бы, удовлетворил странного милиционера. Он обошел "Волгу" и спросил:

— Ваша машина?

— Нет, — ответил Тафик. — Мы на ней приехали.

Участковый опять покачал головой, потом протянул лопатообразную руку:

— Ваши документы?

— По-русски не понимаю, — затараторил Тафик. — Беженец. Паспорт талибы отобрали. Под Ашхабадом.

Участковый почесался, приподняв фуражку, потом сообщил:

— Если человек без документов, имею право стрелять без предупреждения, — и потянулся к кобуре.

Единственный героический поступок, на который оказался способен Тафик, это стащить с головы тюбетейку и засунуть себе в рот, чтобы не заорать. В самый трагический момент заявился Егор.

— Лейтенант, ты чего гостей пугаешь? — спросил дед, на всякий случай, остановившись на другом краю поляны, видно он не совсем полагался на взаимопонимание.

— Двое, — констатировал участковый. — Ночью, без документов. Имею право стрелять без предупреждения.

Он вытащил пистолет с твердым намерением застрелить деда первым. Тафик, стоявший чуть в стороне, швырнул участковому в лицо тюбетейку, и когда тот немного потерялся, то вцепился ему в руку зубами.

— Держи его, сынок! — подбодрил дед, приближаясь к месту схватки с наиболее приемлемой для его физического состояния скоростью.

Черепанов задрал кверху руку, и Тафик повис на ней подобно собачке Дурова. Лейтенант мотнул кистью, и сумит слетел с нее. Попав на крышу "волги", Тафик проскользил по ней и сверзился по другую сторону машины. Участковый тяжелым слоновьим шагом направился за ним. Егор догнал его и ударил по голове топором. Ему показалось, что обухом, но он самую малость ошибся.

Участковый начал медленно поворачиваться, по пути с неимоверным грохотом и самыми пагубными для машины последствиями ссаживая обойму.

Когда он довершил оборот, ствол уперся деду прямиком в беззубый рот. Егор зажмурил глаза, но услышал лишь щелчок. Участковый погрозил деду пальчиком. Дел слегка толкнул его, и тот опрокинулся навзничь.

10 лет дадут теперича, спокойно подумал Егор. Без права переписки.

Откровенно говоря, он считал Тафика безвременно усопшим и уже успел помолиться за его душу, когда чудом уцелевшее окно в попорченной пулями машине приоткрылось, и сумит спросил:

— Милиционер ушел? Странный у русских милиция. У нас только взятка брал, а у вас еще зачем-то машину стрелял.

— Жив, сынок? — радостно вскричал дед.

— Я жив, а машина кердык! — заметил Тафик.

Транспорта теперь у них не было.

Узнав, что они теперь остались без машины, Айс с подозрением глянул на Гвоздева и сказал:

— Егора суярга киряк!

(Егора надо зарезать. Сумитский) На что Тафик ответил:

— Иртяк.

(Рано. Сумитск.) И добавил:

— Суярга всегда успеем.

Айс оглядел притихших женщин и сказал:

— В аул вернемся пешком!

— С чего ты взял, что ты теперь главный? — из принципа заартачилась Оксана.

— Молча, чучка! (Свинья. Сумитск.) — ответил Айс. — Ждать не будем никого. Идти будем быстро.

Его поддержал Егор, боязливо зачастивший:

— Темнеть начинает. Уходить надо шибче, а то навсегда здесь поляжем.

Его слова, а больше натуральный испуг, сделали свое дело, и все заторопились обратно. Ощутимо посумрачнело. В лесу стояла тишина, потом подул жаркий сырой ветер.

— Глубоко не дышите, платки на лица оденьте! — предупредил Егор.

Уставший тащить тяжелый мольберт, первым выдохся Айс. Из головы колонны он постепенно переместился в арьергард.

— Брось эту дуру! — посоветовал Егор, но подросток только отрицательно качнул головой.

— Упорный, — уважительно произнес дед.

Женщины со страху вырвались вперед, и это почти сразу обернулось бедой. Торопясь, они забыли о предупреждении Гвоздева и поснимали с лиц импровизированные повязки. Резким порывом ветра тягучий сладкий туман кинуло в самый центр группы. Первой почувствовала недомогание Оксана. Вскоре девушку зашатало, она стала быстро отставать. Светлана хотела ей помочь, но была по-джентельменски отстранена Тафиком. Обанаева решила, что отважный сумит решил сам нести на себе девушку, однако вынуждена была наблюдать, как Тафик заботливо усаживает полуспящую девушку на обочине.

— Пускай тут поспит, — посоветовал он, и был едва не растерзан рассвирепевшей Светланой.

— Тихо, женщины! — поднял руку Айс.

Сразу стало ясно, кто настоящий лидер. Под его суровым взглядом немедленно установилась тишина. Айс снял с плеча мольберт, прислонил его к дереву. При этом рука неприметно дрогнула, а потом перекинул руку Оксаны через плечо, Тафик взял с другой стороны, и в таком положении они продолжили движение. Вскоре совсем стемнело. Они находились в самой середине Пропащего леса. Ветер усилился. Он сладко пах, от него хотелось лечь на землю и умереть. Веки смежались сами собой. Людей зашатало. Айс видел, как его спутники выписывают кренделя на дороге.

— Идти киряк! — в отчаянии выкрикнул он.

Вскоре выдохлась Светлана Обанаева. Прикрыв глаза, она осталась сидеть на обочине. Остальные шествовали, словно под гипнозом и не остановились. Егор упал и еще некоторое время полз, из последних сил избавляясь от балласта- топора, обувки-и замер с полуснятым ботинком в руке. В глазах все двоилось и троилось. Со стороны, где раньше был Тафик, образовалась пустота. Лежа навзничь и раскинув руки словно расстрелянный, Тафик храпел на весь оцепеневший лес. Девушка сползала с плеча, и Айс все время пытался втащить ее на себя. Делал пару шагов, а затем снова втаскивал. Тело девушки казалось ему желеобразным, и все время норовило стечь с плеча. На деревьях по обочинам висели странные существа в масках. Они раскачивались и, казалось, с усмешкой на своих мешковинах наблюдали за ним. Айс упал на землю и пополз, волоча девушку за собой точно куклу.

— Идти…киряк… — были его последние слова перед тем, как он провалился в небытие.

Глава 6

Тафик так сладко никогда не спал. Разве что в далеком детстве, когда он любил забраться в тень молодой урючины и подремать, пережидая самое пекло. Проснувшись, Тафик потянулся и почувствовал некий дискомфорт оттого, что руки его были крепко спеленаты за спиной. Оглядевшись, сумит увидел, что остальные находятся не в лучшем положении. Мало того, что их связали, так еще вдобавок посадили в клетку. Клетка стояла в центре комнаты с облупившимися когда-то белыми, а теперь грязно-белыми стенами, в одну из которых была грубо врезана железная дверь. Тюбетейка, каким- то чудом доселе удержавшаяся на голове Тафика, свалилась, едва он проснулся. Пытаясь ее поднять, он разбудил всех остальных.

— Чего разлягался тут, урюк! — недовольно закричала Оксана.

Оказалось, никто не помнил, как они сюда попали. Впрочем, иллюзий ни у кого не оставалось. Ждали самого худшего. Никто даже не предполагал, в чьи руки их угораздило угодить. Пробуждение пленников заметили. В коридоре загрохотали засовы. Дверь отворилась, и все самые безрадостные опасения пленников подтвердились. Все было даже хуже, чем они ожидали. В комнату вошел Лазарь в сопровождении трех крупных мужчин в черных кожаных куртках. Довольно оглядев пленников, издатель сказал:

70
{"b":"131246","o":1}