ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да я вас!.. — Ельцин схватил Коржакова за галстук и рванул галстук так, что он лопнул у него в руках.

— Борис Николаевич…

— Уничтожу! — заорал Ельцин.

— Борис… Борис Николаевич…

Он повернулся и вышел.

Пока президентский кортеж ехал на военный аэропорт Чкаловский, Коржаков связался с Шапошниковым. Министр обороны опередил Президента России и встретил его на летном поле. Коржаков решил: если Ельцин будет настаивать (а он будет!), придется его обмануть: не в Севастополь лететь, коридор так быстро никто не даст, а в Новороссийск, все-таки это Россия. В Новороссийске уже несколько лет безнадежно чинится крейсер «Москва». Шапошников отдал приказ: собрать в Новороссийске любых моряков (главное, чтоб были в форме) и выстроить их на палубе крейсера для торжественной встречи Президента Российской Федерации.

В Чкаловском, где Ельцин долго стоял на холодном ветру (Коржаков догадался налить ему стакан, правда вина), он, славу богу, лететь передумал и отправился на дачу — спать.

Коржаков злобно грыз ногти.

— Как же он страной-то будет руководить, Саша? — тихо спросил Шапошников.

— А вот так и будет, — сплюнул Коржаков.

37

Передача власти произошла спокойно. Первый и последний Президент СССР показал Ельцину документы из «особой папки», в том числе — секретные протоколы Молотова — Риббентропа о разделе Европы и материалы о расстрелах в Катыни, потом передал ядерный чемоданчик и пригласил Ельцина на обед.

Ельцин подтвердил, что он исполнит все просьбы Горбачева: дача в пожизненное пользование, машина «сааб» с мигалкой, охрана, врачи. Правда, количество «прикрепленных» охранников, врачей и поваров Ельцин сократил в десять раз: Горбачев просил выделить двести человек, Ельцин согласился на двадцать.

Было решено, что первый и последний Президент СССР получит в Москве, на Ленинградском шоссе здание для Горбачев-фонда, который он возглавит, и что через неделю, в январе, правительственный авиаотряд выделит Горбачеву специальный борт для поездки в Ставрополь, к матери. Горбачев очень просил, чтобы его кабинет в Кремле остался бы пока за ним. Он хотел спокойно разобраться с бумагами и вывезти на дачу подарки, фотографии, личные вещи.

Договорились, что сразу после обеда Горбачев вызовет телевизионщиков и запишет обращение к нации.

Обедали втроем: кроме Президента России, Горбачев пригласил Александра Яковлева. Ему очень хотелось, чтобы рядом с ним был кто-то из своих.

Заявление об отставке снимал первый канал. Ельцин хотел, чтобы это сделала команда Попцова, он не любил Егора Яковлева. Но Горбачев настоял на своем.

Текст указа Президента СССР об отставке Президента СССР лежал перед ним — на столе. Пока телевизионщики ставили зонтик, рассеивающий свет, Егор Яковлев подошел к Горбачеву:

— Михаил Сергеевич, сделаем, наверное, так: вы скажете все, что хотите сказать, и тут же, в кадре, на глазах всей страны… телезрителей, так сказать, подпишете указ о своей отставке.

— Брось, Егор, — махнул рукой Горбачев. — Чего церемониться. Сейчас подпишу — и все!

— Как сейчас? — не понял Яковлев.

— Смотри!

Горбачев взял авторучку и спокойно поставил подпись под своим Указом о своей отставке.

Наступила тишина.

— Все, — сказал Горбачев.

— Ручку дайте, Михаил Сергеевич… — попросил оператор телевидения.

— На хрена она тебе? — не понял Горбачев.

— На память…

— А… держи.

Потом Горбачев быстро, без единого дубля, записал свое заявление:

«Ввиду сложившейся ситуации с образованием Содружества Независимых Государств я прекращаю свою деятельность на посту Президента СССР. Принимаю это решение по принципиальным соображениям.

…Я твердо выступал за самостоятельность, независимость народов, за суверенитет республик.

…События пошли по другому пути.

…Убежден, что решения подобного масштаба должны были бы приниматься на основе народного волеизъявления.

…Я покидаю свой пост с тревогой. Но и с надеждой, с верой в вас, вашу мудрость и силу духа. Мы — наследники великой цивилизации, и сейчас от всех и каждого зависит, чтобы она возродилась к новой современной и достойной жизни…»

Телевизионщики аплодировали.

Горбачев и Александр Николаевич Яковлев сразу вернулись в кабинет Президента СССР, теперь уже бывший его кабинет, и Горбачев не выдержал — скинул пиджак и повалился на диван:

— Вот так, Саша… Вот так…

По его лицу текли слезы.

Вечером, когда Михаил Сергеевич ехал на дачу, в машину позвонил Андрей Грачев, пресс-секретарь экс-Президента СССР:

— Ельцин просил передать, что у правительства нет возможности дать вам борт для поездки в Ставрополь…

Утром, едва Горбачев проснулся, опять звонок из Кремля:

— Михаил Сергеевич, в восемь двадцать появились Ельцин, Хасбулатов и Бурбулис, отобрали у нас ключи и ворвались в ваш кабинет — Что сделали?.. — не поверил Горбачев.

— Сидят у вас в кабинете. Похоже, они там выпивают, Михаил Сергеевич… Ельцин сказал, что вы здесь уже не появитесь, и всех нас… разогнал….

Руководители Российской Федерации действительно принесли с собой бутылку виски и распили её — под конфетку — за рабочим столом бывшего Президента несуществующей страны.

Пир зверей, — сказал Горбачев.

60
{"b":"13183","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Первые сполохи войны
Тени сгущаются
Один день мисс Петтигрю
Янтарный Дьявол
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Девочка-дракон с шоколадным сердцем
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач