ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, так что же? – спросил Кемаль.

– По-моему, урок, который мы извлекли из этого, – сказал Хунакпу, – отнюдь не заключается в том, что мы не можем с успехом вмешиваться в прошлое. В конце концов. Вмешавшиеся предотвратили то, что они и намеревались предотвратить. Я намного больше, чем любой из вас, знаю о Мезоамериканской культуре, и, несмотря на то что это моя культура, мой народ, я могу заверить вас, что в мире, которым правили бы тлакскаланы или мекисканцы – или даже, если уж на то пошло, майя, никогда не возникли бы ростки демократии, науки и терпимости, которые в конце концов дала европейская культура, несмотря на ее безжалостное и высокомерное отношение к другим народам.

– Вы не можете этого утверждать, – возразил Кемаль. – Европейцы сначала способствовали работорговле, а затем постепенно отказались от нее. Так кто же может утверждать, что тлакскаланы не отказались бы от человеческих жертвоприношений? Европейцы покоряли другие народы от имени королей и королев, а спустя пять столетий они лишили тех монархов, которые еще уцелели к тому времени, последних крох той власти, которой они когда-то обладали. Тлакскаланы тоже претерпели бы эволюцию.

– Но если не считать Америки, то всюду, где европейцы побеждали, национальная культура сохранялась, – сказал Хунакпу. – Пусть в измененном виде, но все же узнаваемая. Я думаю, что победа тлакскаланов во многом напоминала бы римские завоевания, которые оставили после себя лишь слабые следы галльской и иберийской культур.

– Все это не имеет отношения к делу, – сказала Тагири. – Наша задача состоит не в том, чтобы сделать выбор между историей Вмешавшихся и нашей собственной. Что бы мы ни делали, мы не можем восстановить их историю, да мы бы и не захотели этого. Неважно, чья история хуже – наша или их, обе они, несомненно, ужасны.

– И обе они, – сказал Хасан, – привели к созданию того или иного варианта Службы какого-то будущего, живя в котором, они знали о своем прошлом и могли дать ему оценку.

– Да, – согласился Кемаль, и в голосе его звучала издевка, – и обе они привели к тому, что настало время, когда некоторые умники, которым подчас нечем заняться, решили вмешаться в прошлое и изменить его так, чтобы оно соответствовало идеалам настоящего. Мертвые мертвы – так будем же изучать их и учиться у них.

– И помогать им, если сможем, – сказала Тагири, дрожащим от возбуждения голосом. – Кемаль, Вмешавшиеся научили нас только тому, что сделанное ими оказалось недостаточным, а отнюдь не тому, что надо вообще отказаться от подобных попыток.

– Недостаточным!

– Они думали только о той истории, которую хотели предотвратить, а не о той истории, которую создадут. Мы должны попытаться сделать лучше.

– Но как мы сможем это сделать? – спросила Дико. – Как только мы начнем действовать, как только мы что-нибудь изменим, мы столкнемся с риском устранить из истории самих себя. Поэтому мы, как и они, можем сделать только одно изменение.

– Они смогли сделать только одно изменение, – сказала Тагири, – потому что они направили послание. Но что если мы направим посланца?

– Пошлем человека?

– Путем тщательного изучения мы установили, какой техникой воспользовались Вмешавшиеся. Они направили послание не из своего времени, потому что, как только они начали бы передавать его, они уничтожили бы себя и сам прибор, передававший послание. Вместо этого они направили в прошлое предмет, голографический проектор, в котором содержалось все их послание. Они точно знали, где поместить его и когда включить. Мы нашли этот аппарат. Он сработал превосходно, а затем выделил кислоты, разрушившие все схемы и соединения, а потом, спустя примерно час, когда никого не было поблизости, импульс высокотемпературной плазмы расплавил его в бесформенный кусок, после чего он взорвался, разбросав крошечные оплавленные кусочки на площади в несколько акров.

– Вы нам ничего об этом не рассказывали! – воскликнул Кемаль.

– Бригада, работающая над созданием машины времени, знала об этом уже некоторое время, – ответила Тагири. – Они скоро опубликуют отчет об этом. Важно следующее: они не просто направили послание, они направили предмет. Этого было достаточно, чтобы изменить историю, но недостаточно для того, чтобы изменить ее в лучшую сторону. Нам нужно направить в прошлое посланца, который сможет действовать сообразно обстановке, который сможет не просто сделать одно изменение, но вносить затем и новые. Таким образом, мы сможем не только предотвратить развитие человечества по гибельному для него пути, мы сможем обдуманно, тщательно подготовить новый путь, благодаря которому дальнейшая история станет несравненно лучше. Считайте нас врачами, лечащими прошлое. Недостаточно сделать больному инъекцию, дать одну таблетку. Мы должны наблюдать и лечить больного в течение длительного времени, приспосабливая лечение к ходу болезни.

– Значит, вы хотите послать в прошлое человека? – спросил Кемаль.

– Одного или нескольких, – ответила Тагири. – Один человек может заболеть, с ним может случиться какое-то несчастье или его просто убьют. Посылая нескольких человек, мы создаем определенный запас надежности.

– Тогда одним из них должен быть я, – заявил Кемаль.

– Что?! – вскричал Хасан. – Вы, который считает, что мы вообще не должны вмешиваться!

– Я никогда этого не утверждал, – возразил Кемаль. – Я только говорил, что глупо вмешиваться, если у нас нет способа контролировать последствия. Если вы действительно пошлете в прошлое группу людей, я хочу быть одним из них. Так я смогу убедиться, что все идет нормально, что это стоило сделать.

– Мне кажется, у вас несколько преувеличенное представление о своих способностях давать оценку, – сердито заметил Хасан.

– Вы совершенно правы, – согласился Кемаль. – Но тем не менее я поступлю именно так.

– Если кто-то вообще отправится в прошлое, – заметила Тагири. – Нам нужно более тщательно ознакомиться со сценарием Хунакпу и получить дополнительные доказательства. Затем, независимо от результатов, мы должны продумать, какие именно изменения вносить. Тем временем наши ученые будут продолжать работать над машиной времени, но уже с большей уверенностью, поскольку мы уже убедились в возможности перемещения физического объекта в прошлое. Когда все эти проекты будут закончены, когда мы получим возможность перемещаться в прошлое, когда мы будем точно знать, что именно мы собираемся сделать, и когда мы будем точно знать, как мы намерены сделать это, – тогда мы опубликуем наш отчет и решение, претворять ли этот проект в жизнь. Таким образом, мы ознакомим с нашими выводами всех желающих.

* * *

Колумб вернулся домой холодным вечером, когда уже стемнело, уставший до боли в суставах не от ходьбы, поскольку идти было не так уж далеко, а от бесконечных вопросов, ответов и споров. Были моменты, когда он с трудом удерживался от того, чтобы не сказать: “Отец Талавера, я сказал вам все, что знаю. У меня нет больше ответов. Составляйте ваш отчет”. Но, как и предупреждали его францисканские монахи в монастыре Ла Рабида, это означало бы крушение всех его надежд. Отчет Талаверы будет подробным и разгромным, и в нем не останется ни одной щелочки, сквозь которую он мог бы проскользнуть с судами, экипажами и припасами для путешествия.

Были даже мгновения, когда Колумбу хотелось вцепиться в этого терпеливого, методичного, умного священника и сказать: “Да неужели вы не понимаете, что я прекрасно знаю, сколь безумной вам кажется вся эта затея? Но сам Господь сказал мне, что я должен отправиться на Запад, чтобы добраться до великих царств Востока. Значит, мои доводы должны быть истинны, не потому что у меня есть доказательства, а потому что так сказал Господь!"

Конечно, он ни разу не поддался подобному искушению. Хотя Колумб и надеялся, что, если его обвинят в ереси. Бог вмешается и не позволит священникам сжечь его на костре, он не хотел подвергать Его такому испытанию. В конце концов. Бог ведь приказал ему никому не рассказывать о своем повелении и, значит, вряд ли он может рассчитывать на чудесное избавление от сожжения, на которое он сам обрек бы себя своим нетерпением.

45
{"b":"13191","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Английский пациент
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Уроки плавания Эмили Ветрохват
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
На самом деле я умная, но живу как дура!
Королевство крыльев и руин
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Честная книга о том, как делать бизнес в России