ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он никогда не говорит этого, но тем не менее таковы его планы.

– Какие планы?

– Он не говорил об этом уже долгие годы. Мне кажется, я только раз слышала, как он сказал это, но это была лишь наполовину оформившаяся мысль, а затем он просто решил сделать это.

– Что именно?

– Умереть, – ответила Дико.

– Как так?

– Он говорил об этом – о, это было очень давно. О том, что гибель одного корабля – несчастье. Двух кораблей – трагедия. Трех кораблей – Божья кара. Что хорошего, если Колумб подумает, что Бог против него?

– Да, это, конечно, проблема. Но корабли должны отправиться в путь.

– Слушай дальше, Хунакпу. Он продолжил свою мысль. Он сказал: “Если бы только они знали, что корабли взорвал турок. Иноверец. Враг Христа”. Затем он рассмеялся, а потом перестал смеяться.

– Почему ты раньше не говорила мне об этом?

– Потому что он решил не говорить об этом. Но я думала, ты поймешь, почему он не воспринимает всерьез занятия по технике выживания в тех условиях. Он не рассчитывает пользоваться этими знаниями, потому что не собирается жить среди тех людей. Все, что ему нужно, это превосходная физическая форма, знакомство с взрывчатыми веществами и знание испанского, латинского или какого-то там еще… чтобы объяснить людям Колумба, что это он взорвал их суда и что он сделал это во славу Аллаха.

– А затем он покончит с собой?

– Ты что, шутишь? Конечно нет. Он позволит христианам убить себя.

– Вряд ли это будет легкая смерть.

– Но он же попадет на небо. Он умрет во славу ислама.

– Он что, действительно верующий? – спросил Хунакпу.

– Отец думает, что да. Он говорит, чем старше ты становишься, тем сильнее веришь в Бога, неважно в какого.

Доктор, улыбаясь, вернулся в комнату.

– Все превосходно. Точно так, как я вам говорил. Ваши головы набиты интересными вещами. Ни у одного человека за всю историю не было столько знаний в голове, как у вас и Кемаля.

– Знания и электромагнитные адские машины, – сказал Хунакпу.

– Ну, в общем-то да, – согласился доктор. – Верно, что, когда сигнальное устройство сработает, оно может вызвать возникновение рака после нескольких десятилетий облучения. Но оно сработает не раньше, чем через сто лет. Поэтому, я думаю, что к тому времени от вас останутся только косточки в земле, и опасность заболеть раком уже не будет вас волновать. – Он расхохотался.

– По-моему, он настоящий вурдалак, – сказал Хунакпу.

– Они все такие, – кивнула Дико. У медиков на это отводится целый курс лекций.

– Спасайте мир, молодые люди. Создайте очень хороший новый мир для моих детей.

На какое-то страшное мгновение Дико показалось, что доктор не понимает, что, когда они отправятся в свое путешествие, все его дети исчезнут, как и все человечество в этом тупиковом времени. Жаль, что в Китае не постарались получше научить свой народ английскому языку, для того чтобы люди могли понять, о чем говорят в остальном мире.

Заметив ужас на их лицах, доктор засмеялся:

– Вы что, думаете, я достаточно умен, чтобы вставить вам в голову фальшивые кости, но так глуп, что не знаю, что готовится? Разве вы не знаете, что китайцы уже были умны, когда все другие народы оставались еще глупыми? Когда вы отправитесь в прошлое, молодые люди, все народы нового будущего станут моими детьми. И когда они услышат, как ваши фальшивые кости заговорят с ними, они найдут старые записи, они узнают обо мне и обо всех других людях. Значит, они вспомнят нас. Они узнают, что мы – их предки. Это очень важно. Они узнают, что мы их предки и вспомнят нас.

Он поклонился и вышел из комнаты.

– У меня болит голова, – сказала Дико. – Ты не думаешь, что нам следовало бы принять еще обезболивающее?

* * *

Сантанхель перевел взгляд с королевы на свои книги, пытаясь догадаться, чего ждут от него монархи.

– Может ли королевство позволить себе снарядить это путешествие? Три каравеллы, припасы, экипажи? Война с Гранадой окончена. Да, казна может позволить себе это.

– Неуж-то это так легко? – спросил король Фердинанд. Очевидно, он действительно надеялся задержать отправку экспедиции по финансовым соображениям. В такой ситуации Саатанхелю только и оставалось, что осторожно ответить: “Не то, чтобы легко, нет, все равно сейчас это будет жертвой”. И тогда король скажет: “Так давайте подождем до лучших времен”, и тогда они к этому вопросу уже никогда больше не вернутся.

Сантанхель не взглянул в сторону королевы, потому что мудрый придворный, он никогда не допускал, чтобы у присутствующих создалось впечатление, что, прежде чем ответить на вопрос одного из монархов, он должен посмотреть на другого в ожидании какого-нибудь сигнала. Все же уголком глаза он увидел, как Изабелла вцепилась в подлокотники трона. Ей небезразлично, подумал он. Для нее это имеет значение. Это безразлично королю. Ему это надоело, особых эмоций он не испытывает.

– Ваше Величество, – сказал Сантанхель, – если у вас есть какие-то сомнения относительно способности казны оплатить путешествие, я буду рад взять эту ответственность на себя.

На какое-то мгновение все затихли, но затем поднялся легкий шум. Сантанхель одним махом изменил общее настроение. Люди знали: что-что, а деньги Сантанхель делать умеет. Это было одной из причин, по которой король Фердинанд полностью доверял ему в финансовых вопросах. Ему не нужно было обворовывать казну, чтобы разбогатеть; он и так был невероятно богат, когда занял эту должность, да к тому же умел легко делать деньги, не становясь при этом паразитом у королевского двора. Так что, если он настолько уверен в успехе экспедиции, что готов взять ответственность за нее на себя…

Король слегка улыбнулся.

– А если я поймаю вас на слове?

– Для меня будет большой честью, если Ваше Величество позволит мне связать свое имя с путешествием сеньора Колона.

Улыбка исчезла с лица короля, и Сантанхель знал почему. Король весьма ревниво относился к тому, что думают о нем люди. Достаточно того, что всю свою жизнь он вынужден был поддерживать шаткое равновесие, деля трон с царствующей и правящей королевой, чтобы обеспечить мирное объединение Кастилии и Арагона после смерти одного из них. Он ненавидел самую мысль о возможных сплетнях: король Фердинанд отказался оплатить это великое путешествие. Только Луис де Сантанхель оказался достаточно прозорлив, чтобы взять это на себя.

– Вы сделали щедрое предложение, мой друг, – сказал король. – Но Арагон не уклоняется от ответственности.

– Как и Кастилия, – поддержала королева. Ее пальцы разжались.

Интересно, знала ли она, что я видел, как еще минуту назад она крепко сжимала их? Был ли это преднамеренный знак?

– Соберите новый совет для изучения этого вопроса, – сказал король. – Если его решение будет положительным, мы предоставим этому путешественнику его каравеллы.

Итак, все началось опять, или, по крайней мере, так казалось. Стоявший неподалеку Сантанхель быстро понял, что на этот раз все будет улажено. Вместо лет на это потребовалось всего несколько недель. Большинство в новом совете составляли сторонники Колона из прежнего совета. Чтобы создать видимость объективности, в состав совета включили несколько консервативных теологов, которые раньше яростно спорили с Колоном. Не было ничего удивительного, что после поверхностного рассмотрения предложений Колона они быстро вынесли благоприятное для него решение. Теперь королеве оставалось только пригласить Колона и объявить ему об исходе дела.

После всех этих лет ожидания, после того, как всего несколько месяцев назад казалось, что все напрасно, Сантанхель ожидал, что Колон обрадуется, услышав эту новость. Но он стоял перед королевой и, вместо того чтобы с благодарностью принять королевское поручение, начал перечислять свои требования. Это было просто невероятно. Во-первых, этот простолюдин захотел, чтобы ему даровали дворянский титул, подобающий его новому поручению. И это было только начало.

58
{"b":"13191","o":1}