ЛитМир - Электронная Библиотека

Но нет, это не вызов. Это было мужество в минуту отчаяния. Конечно, она действовала решительно. Этот королевского обличья человек, утверждавший, что явился из земли богов, впервые дал ей шанс изменить то жалкое существование, которое она влачила. Кто посмел бы винить ее за поступок, на который часто идут отчаявшиеся люди, хватаясь за первую возможность достичь гораздо большего, чем они смели надеяться? Чего ей терять? В ее отчаянном положении любое избавление казалось одинаково невозможным. Поэтому почему не попытаться стать королевой, раз уж этот Хунакпу Один, кажется, расположен помочь ей?

Она так уродлива.

Но умна и отважна. Зачем лишать ее такой возможности? Он наклонился и выдернул железный шип из ее языка.

– Пусть из твоих уст всегда будет исходить правда, как сейчас из них течет кровь. Я не король, и, значит, у меня нет королевы. Но поскольку на этом последнем шипе ты смешала свою кровь с моей, я обещаю, что до конца твоей жизни я буду каждый день выслушивать что-то одно, что ты предпочтешь мне рассказать.

Она мрачно кивнула, и на лице ее отразились гордость и облегчение. Он отверг ее предложение взять ее в жены, но принял ее как советника. И пока он стоял на коленях и мазал ее ступни кровью, стекавшей с шипа, она поняла, что ее жизнь изменилась полностью и бесповоротно. Он сделал ее великой в глазах тех, кто помыкал ею.

Встав на ноги, он положил обе руки ей на плечи и наклонился так близко, чтобы она услышала его шепот.

– Теперь, когда у тебя есть власть, не ищи мести, – сказал он на чистом языке майя, зная, что она поймет его, так как ее родной диалект был достаточно близок к этому языку. – Заслужи мое уважение великодушием и справедливостью.

– Спасибо тебе, – ответила она.

Теперь пора возвращаться к первоначальному сценарию. Надеюсь, подумал Хунакпу, что больше не будет таких неожиданных сюрпризов, во всяком случае, не слишком много.

Но они, конечно, будут, и единственное, что ему остается, это полагаться на свой дар импровизации. Все его планы придется приспосабливать к обстоятельствам; только его цели остаются неизменными.

Он возвысил голос, перекрывая шум толпы.

– Пусть Бакаб коснется этого металла, а Шоколь-Ха-Мен посмотрит на него!

Мужчины подошли и с благоговением начали изучать незнакомый предмет. В отличие от всех других шипов, этот не гнулся, даже чуть-чуть.

– Я никогда не видел такого крепкого металла, – сказал Бакаб.

– Он черный, – добавил Шоколь-Ха-Мен.

– На свете, далеко за морем, есть много королевств, где этот металл столь же распространен, как у вас медь. Со временем его будут выплавлять так, что он засияет, как серебро. В этих королевствах люди уже знают короля Шибальбы, но он скрыл от них много тайн. Такова воля короля Шибальбы, – чтобы люди королевства Шибальбы-Земли, если они этого заслужат, нашли этот металл и обработали его! Но пока этот черный металлический шип останется у Шок, которая раньше была рабыней, и вы придете к ней или к ее детям, чтобы узнать, нашли ли вы твердый черный металл. Жители дальних королевств, о которых я вам говорил, называют его ферро, и херро. и аиэн, и фер, но вы будете называть его шибеш, потому что он происходит из Шибальбы, и он должен использоваться только теми, кто служит королю Шибальбы.

Теперь из его тела был выдернут последний шип, и он ощутил приятную легкость, как-будто раньше вес шипов притягивал его к земле.

– А теперь вам будет знак, что король Шибальбы не забывает никого из вас: все вы, жители этой деревни, заболеете, но ни один из вас не умрет от этой болезни.

Обещая это, он шел на риск: иммунологи сказали, что умирает один из ста тысяч заболевших. Если им будет житель Атетульки, Хунакпу сумеет с этим справиться. В сравнении с миллионами, умершими в старой истории от оспы и других болезней, это не такая уж большая плата.

– Болезнь из этой деревни будет распространяться во все другие страны, пока перст короля не коснется всех. И все будут повторять, что болезнь правителей Шибальбы пришла из Атетульки. Вас она поразит первыми, потому что я сначала пришел к вам, потому что король Шибальбы выбрал вас, чтобы вы повели за собой мир. Не так, как это делали мексиканцы, с потоками крови и бесчисленными жестокостями, а так, как это делает король Шибальбы в своей мудрости и силе.

Почему бы не сделать вирус иммунитета элементом божественного шоу?

Он посмотрел на выражение их лиц. Благоговейный страх, изумление, а кое-где и негодование, неприятие. Ну что ж, этого следовало ожидать. Прежде чем все это закончится, система власти в этой деревне переменится еще не раз. Так или иначе, но эти люди станут правителями великой империи. Только немногие из них окажутся достойными этой роли; остальные так и останутся жить в деревне, не приспособившись к новому образу жизни. В этом нет ничего позорного, но некоторые почувствуют себя преданными и обиженными. Хунакпу попытается научить их быть довольными тем, что им доступно, и гордиться достижениями других. Но он не может изменить человеческую природу. Некоторые из этих людей так и сойдут в могилу, ненавидя его за те изменения, которые он принес с собой. А он так и не сможет рассказать им, как могли бы закончиться их жизни, если бы не его вмешательство.

– Где будет жить Хунакпу Один? – спросил он.

– В моем доме, – тут же откликнулся На-Йашаль.

– Разве я смогу жить в доме короля Атетульки, когда он только сейчас становится человеком? Это был дом людей-собак! Нет, вы должны построить мне новый дом на этом самом месте. – Хунакпу сел, скрестив ноги, в траву. – Я не сдвинусь с места, пока вокруг меня не вырастет новый дом. А крыша должна быть покрыта травой со всех крыш Атетульки. На-Йашаль, докажи мне, что ты король. Организуй своих людей так, чтобы они построили мне дом, прежде чем наступит темнота, и научи их своим обязанностям так хорошо, чтобы они смогли сделать это без дополнительных указаний.

Был уже полдень, и хотя такая задача казалась людям невыполнимой, Хунакпу знал, что они вполне смогут с этим справиться. История о строительстве дома для Хунакпу Один быстро разнесется по всей округе и заставит жителей поверить, что они действительно достойны того, чтобы их деревня стала самым большим городом среди других городов нового Царства Шибальба-Земли. Такие истории необходимы, чтобы воспитать новый народ, мечтающий создать империю. Люди должны иметь непоколебимую веру в собственную ценность.

А если они не успеют закончить дело до темноты, Хунакпу просто зажжет корзину света и объявит, что правители Шибальбы продлевают день с помощью этого кусочка солнца, чтобы они могли достроить дом до ночи. Так или иначе, история получится неплохой.

Люди быстро разбежались, оставив его одного, когда На-Йашаль направил их на строительство дома. Получив, наконец, возможность хоть немного расслабиться, Хунакпу достал из одного мешка дезинфицирующее средство и помазал им свои раны. В его состав входили вещества, способствующие свертыванию крови и заживлению ран. Скоро кровотечение уменьшится, а потом и совсем прекратится. Дрожащими руками Хунакпу нанес мазь на раны. Руки дрожали не от боли, потому что она еще не началась, и даже не от потери крови, а скорее от того, что не отпускавшее его ни на минуту напряжение теперь, наконец, ушло.

Оказалось, что тогда, в потерянном теперь прошлом, предлагая свой план другим, он не ошибся – у этих людей легко было вызвать чувство благоговейного ужаса. Да, легко, но сам-то Хунакпу никогда в жизни не испытывал подобного страха. Как это удавалось Колумбу бестрепетно, отважно создавать новое будущее? Только потому, что он почти ничего не знал о том, каким неверным путем могут пойти эти новые будущие; только не ведая этого, решил Хунакпу, Колумб мог так бесстрашно заняться сотворением мира.

* * *

– Трудно представить себе, что это и есть те великие царства Востока, о которых мы читали в описаниях Марко Поло, – сказал Санчес.

Кристофоро не нашел, что ответить. Кольба выглядела вроде бы достаточно большой, чтобы быть азиатским материком, но индейцы уверяли, что это остров, и что есть еще один остров, на юго-востоке, Гаити, намного богаче, и на нем куда больше золота. Возможно, он и есть Чипангу? Может быть. Но он уже устал убеждать экипажи судов и, что гораздо важнее, королевских чиновников, что несметные богатства находятся всего в нескольких днях плавания отсюда.

68
{"b":"13191","o":1}