ЛитМир - Электронная Библиотека

Видящая во Тьме. Что это за имя? И как могло случиться, что индейская женщина услышала пророчество о Колоне и Христе? Такое видение могло быть только от Бога – но женщине? Да к тому же не-христианке?

Однако, если подумать, то Господь говорил с Моисеем, а тот был еврей. Конечно, это было давным-давно, когда евреи еще считались избранным народом, а не тем грязным, подлым, воровским отродьем, последними подонками, убившими Христа, но тем не менее здесь есть о чем подумать.

Педро размышлял о многих вещах, и все для того, чтобы не думать о Чипе. Потому что эти мысли нарушали его покой. Иногда ему казалось, что он ничем не лучше этих примитивных и вульгарных матросов и корабельных юнг, и его тело так тоскует по плотским утехам, что даже эти индейские женщины пробуждают в нем желание. Но нет, это совсем не так. Не то, чтобы его влекло к Чипе как к женщине. Он видел, что она уродлива, да к тому же еще ребенок, а не женщина, и надо быть просто извращенцем, чтобы испытывать к ней плотское влечение. И тем не менее было что-то такое в ее голосе, выражении лица, что делало ее привлекательной для него.

Что же это? Ее застенчивость? Гордость, с какой она произносила трудные фразы по-испански? Ее пытливые расспросы о его одежде, оружии, других членах экспедиции? Ее милые забавные жесты, когда она допускала ошибки и смущалась. Сияние, исходившее от ее лица, как будто ее прозрачная кожа пропускала некий свет? Да нет, не может быть, ведь она не светится в темноте. Это иллюзия. Просто я слишком долго был одинок.

И все же он обнаружил, что заботиться о нуждах Чипы, опекать ее, беседовать с ней, стало для него той частью его ежедневных обязанностей, которую он выполнял с особенным удовольствием. Под различными предлогами он задерживался около нее как можно дольше, порой пренебрегая другими делами. Не то чтобы он делал это намеренно; он просто забывал обо всем, когда она была рядом. И разве для него не было полезно проводить с ней время? Она учила его языку племени тайно. Если он хорошо его выучит, вместо одного переводчика будет два. А разве это плохо?

Он также учил ее читать. Это занятие, похоже, нравилось ей больше всех других, и она делала заметные успехи. Педро никак не мог понять, почему ей так хочется побыстрее овладеть этим искусством, ведь в жизни женщины умение читать отнюдь не было необходимостью. Но если это нравится ей и помогает лучше понимать испанский язык, то почему бы и нет?

И вот как-то раз, когда Педро писал на песке буквы, а Чипа называла их, за ним пришел Диего Бермудес.

– Тебя зовет хозяин, – сказал он. В двенадцать лет мальчик не имел никакого представления об этикете. – И девчонку тоже. Он отправляется в поход.

– Куда? – спросил Педро.

– На луну, ответил Диего. – Во всех других местах мы уже побывали.

– Он отправляется в горы, – сказала Чипа, – чтобы встретиться с Видящей во Тьме.

Педро в изумлении посмотрел на нее.

– Откуда ты знаешь?

– Потому что Видящая во Тьме сказала, что он придет к ней.

Опять таинственная загадка. Да что она вообще собой представляет, эта Видящая во Тьме? Ведьма, что ли? Педро не мог дождаться, когда, наконец, увидит ее. Но, конечно, он обмотает себе запястье четками в три ряда и не выпустит из рук креста, пока будет находиться около нее. К чему рисковать?

* * *

Чипа, видимо, хорошо справилась с заданием, решила Дико, потому что гонцы все утро взбирались на гору, предупреждая о приближении белых людей. Самые неприятные сообщения поступали от Гуаканагари, полные едва скрытых угроз на тот случай, если эта жалкая горная деревушка, Анкуаш, посмеет вмешаться в планы великого вождя. Бедняга Гуаканагари – в прежнем варианте истории он тоже воображал, что контролирует все отношения с испанцами. А в результате оказался предателем, выдавшим испанцам других индейских вождей, и в конце концов тоже был убит. Не то чтобы он был глупее других. Просто он просчитался, полагая, что ухватив тигра за хвост, подчинит его себе.

Была середина дня, когда сам Кристофоро появился на поляне перед хижиной. Но Дико не вышла встречать его. Она прислушивалась к шуму за стенами дома, ждала.

Нугкуи устроил целое представление из встречи великого белого вождя, Кристофоро благосклонно взирал на все происходящее. Дико с удовольствием отметила уверенность, звучавшую в голосе Чипы. Ей понравилась порученная ей роль, и она превосходно с ней справлялась. Дико хорошо помнила смерть Чипы в другом прошлом. Тогда ей было где-то за двадцать, ее детей убили у нее на глазах, а после этого ее изнасиловали насмерть. Теперь она уже никогда не узнает этого ужаса. Это придавало Дико уверенности, пока она ожидала в доме.

Вступительная часть была закончена, приличия соблюдены, и Кристофоро теперь спрашивал, где находится Видящая во Тьме. Нугкуи, конечно, предупредил его, что он лишь впустую потратит время на разговоры с черной великаншей, но это только еще больше раззадорило Кристофоро, как Дико и ожидала. Вскоре он уже стоял у ее двери, а Чипа прошмыгнула внутрь.

– Можно ему войти? – спросила она на языке тайно.

– Ты хорошо со всем справляешься, племянница, – сказала Дико. Она и Чипа уже так давно говорили только по-испански, что Дико показалось странным переходить на туземный язык в разговоре с ней. Но сейчас это было необходимо, чтобы Кристофоро не понял, о чем они разговаривают.

Чипа улыбнулась в ответ на ее слова и кивнула.

– Он привел с собой своего слугу. Он очень высокий, красивый, и я ему нравлюсь.

– Лучше бы ты ему не очень нравилась, – заметила Дико. – Ты еще девочка, а не женщина.

– Но он мужчина, – со смехом сказала Чипа. – Впустить их?

– Кто там еще с Кристофоро?

– Все люди из большого дома, – ответила Чипа. – Сеговия, Арано, Гутьеррес, Эскобедо. И даже Торрес, – она опять хихикнула. – Ты знаешь, они привезли его с собой как переводчика. А он ни слова не говорит на тайно.

Он точно так же не говорил и на мандаринском, японском, кантонском, хинди, малайском и на любом другом языке, который понадобился бы ему, если бы Кристофоро действительно достиг, как намеревался, Дальнего Востока. Эти несчастные близорукие европейцы послали Торреса, потому что он умел читать на иврите и арамейском, от которых, по их разумению, произошли все языки.

– Пусть войдет главнокомандующий, – сказала Дико. – Можешь также впустить своего слугу. Педро де Сальседо?

Чипа, похоже, совсем не удивилась тому, что Дико знала имя слуги.

– Спасибо, – сказала она и вышла, чтобы впустить гостей.

Дико нервничала – нет, к чему лукавить? Она просто была охвачена страхом. Наконец встретиться лицом к лицу с человеком, на которого она потратила жизнь. И та сцена, которая сейчас разыграется между ними, не существовала ни в одной истории. Она тек привыкла заранее знать, что он скажет в следующий миг. Как же все будет происходить сегодня, когда у него есть возможность удивить ее?

Неважно. У нее гораздо больше возможностей удивить его. И она сразу же воспользовалась этим, заговорив с ним для начала по-генуэзски.

– Я долго ждала встречи с тобой, Кристофоро. Даже в потемках, царивших в доме. Дико разглядела, как вспыхнуло его лицо от проявленного ею неуважения. Однако у него хватило великодушия не настаивать, чтобы она обращалась к нему в соответствии с его титулами. Вместо этого он задал ей действительно важный для него вопрос.

– Откуда ты знаешь язык, на котором говорили у нас в семье?

Она ответила по-португальски:

– А этот, случайно, не язык твоей семьи? На нем говорила твоя жена, пока не умерла. А твой старший сын все еще думает по-португальски. Ты знал это? А достаточно ли часто ты говорил с ним, чтобы знать все, о чем он думает?

Кристофоро был разозлен и испуган. Именно на это она и рассчитывала.

– Ты знаешь то, чего никто не знает. Он, конечно, не имел в виду подробности своей семейной жизни.

– Королевства падут у твоих ног, – сказала она, насколько возможно точно подражая интонации голоса Вмешавшихся во время видения Колумба. – И миллионы людей, которые будут спасены, восславят твое имя.

77
{"b":"13191","o":1}