ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что же ты за человек? – в ответ спросила Валентина.

В ее голосе смешались и благоговейный трепет, и глубокое отвращение.

– Вы здесь последовательница морализаторской философии, – с сарказмом поклонился Миро. – Вот вы мне и скажите. Должны ли мы настолько возлюбить пеквениньос, чтобы позволить вирусу, который они несут в своих телах, уничтожить человечество?

– Конечно нет. Мы должны найти способ нейтрализовать десколаду.

– А что, если такого способа мы не найдем?

– Тогда наложим на Лузитанию карантин. Пусть все люди на планете умрут – твоя семья, моя, – но пеквениньос останутся.

– Да неужели? – поднял брови Миро. – А как насчет Королевы Улья?

– Эндер сказал мне, что она мало-помалу восстанавливает силы, но…

– Она содержит внутри себя готовое индустриальное общество. Она построит космические корабли и улетит с планеты.

– Но она не понесет с собой десколаду!

– У нее нет выбора. Десколада уже поселилась в ней. Как и во мне.

Тут он понял, что попал в цель. Он видел ее глаза – в них отразился страх.

– А потом и вы ее подхватите. Даже если вы сбежите на свой корабль, запечатаете меня здесь и всячески будете предохраняться от инфекции, как только вы приземлитесь на Лузитании, десколада доберется до вас, до вашего мужа, до ваших детей. Всю оставшуюся жизнь вам придется вместе с пищей употреблять всевозможные химикаты. И никогда вы не покинете Лузитанию, иначе с собой вы понесете смерть и разрушение.

– Думаю, мы догадывались о подобном исходе, – кивнула Валентина.

– Когда вы улетали, все было на уровне догадок, не более. Мы считали, что вскоре десколада окажется под контролем. Но теперь мать и Эла сильно сомневаются, можно ли вообще взять ее под контроль. Это означает, что, прилетев на Лузитанию, вы навсегда останетесь на планете.

– Надеюсь, нам придется по душе тамошний климат.

Миро внимательно изучал ее лицо; он пытался понять, как она восприняла рассказанное им. Первоначальный страх бесследно пропал. Она снова стала прежней – она размышляла.

– Вот что я думаю, – сказал Миро. – Мне кажется, каким бы ужасным ни казался Конгресс, какие бы жестокие планы он ни вынашивал, но этот флот может явиться истинным спасением всему человечеству.

Валентина ответила, вдумчиво, тщательно подбирая слова. Миро было приятно столкнуться с этой стороной ее натуры: она никогда не бросалась необдуманными фразами. И она училась.

– Ну, если события будут развиваться по-твоему, придет время, когда… нет, это маловероятно. Скажем так: зная о смертельной опасности вируса, Королева Улья вряд ли станет строить космические суда, которые разнесут десколаду по Вселенной.

– А вы что, хорошо знакомы с Королевой Улья? – настаивал на своем Миро. – Вы что, понимаете ее?

– Даже если она все-таки решится на это, – возразила Валентина, – твои мать и сестра продолжают искать решение проблемы. К тому времени, как мы достигнем Лузитании, – к тому времени, как флот достигнет планеты, очень может быть, что они уже найдут способ расправиться с десколадой.

– Да, – откликнулся Миро, – но вправе ли они будут воспользоваться им?

– А почему нет?

– Так просто вирус десколады не убьешь. Ведь он является неотъемлемой частью жизненного цикла пеквениньос. Когда умирает телесная форма пеквениньос, именно вирус десколады делает возможной трансформацию в древесное состояние, переход в – как ее называют сами свинксы – третью жизнь, и только в этой третьей жизни, в виде дерева, самцы пеквениньос могут оплодотворять самок. Если вирус погибнет, вместе с ним исчезнет и третья жизнь, и тогда поколение свинксов, что живет сейчас, – последнее.

– Пусть так, но не надо сразу считать проблему неразрешимой, она просто становится чуточку труднее. Твои мать и сестра должны найти способ нейтрализовать десколаду в человеке и тех культурах, которые мы употребляем в пищу, чтобы вирус при этом сохранил способность переводить пеквениньос во взрослое состояние.

– И на все про все им отпущено меньше пятнадцати лет, – покачал головой Миро. – Вряд ли.

– Но не невозможно.

– Да. Какая-то вероятность существует. И на этом основании вы хотите развернуть флот?

– Флот был послан, чтобы уничтожить Лузитанию, независимо от того, справимся мы к тому времени с вирусом или нет.

– Я еще раз повторяю: мотивы пославших его не относятся к делу. Какой бы ни была причина, уничтожение Лузитании, возможно, единственная гарантия выживания человечества.

– А я считаю, что ты не прав.

– Вы Демосфен, если я не ошибаюсь? Эндрю сказал мне, что это действительно так.

– Да.

– Значит, это вы придумали Иерархию Исключения. Утланнинги – это чужестранцы из нашего собственного мира. Фрамлинги – люди нашей расы, прилетевшие с другой планеты. Рамен – разумные существа другой расы, но способные на общение с нами, на сосуществование бок о бок с человечеством. И наконец, варелез – кто ж они такие?

– Пеквениньос ни в коем случае не варелез. Как и Королева Улья.

– Зато десколада – варелез. Чуждая нам форма, способная уничтожить человечество…

– Если только нам не удастся вступить с ней в контакт…

– …с которой у нас нет общего языка, раса, настолько отличная от нас, что мы не можем ужиться вместе. Вы сами утверждали, что в таком случае война неизбежна. Если разумная раса настроена на жестокую расправу с нами и мы не можем с нею общаться, не можем ее понять, если не существует никакой возможности заставить их изменить свое решение мирным путем, тогда мы совершенно оправданно можем использовать для своего спасения любые способы, включая полное уничтожение этой самой расы.

– Да, – снова кивнула Валентина.

– Но что, если мы обязаны уничтожить десколаду, но не можем этого сделать? Ведь вместе с ней погибнут пеквениньос, Королева Улья и человеческое население Лузитании?

К величайшему удивлению Миро, глаза Валентины наполнились слезами.

– Значит, вот ты каким стал.

– С чего это вдруг мы начали обсуждать меня? – смутился Миро.

– Ты долго думал, ты тщательным образом изучил каждый возможный вариант развития событий – независимо от исхода, – но только одному из них хочешь верить. Воображаемое будущее, которое ты подвел как основу под свои нравственные суждения, оказалось тем самым вариантом, в котором все, кого любишь ты, кого люблю я, все, на что мы когда-либо смели надеяться, – все должно быть стерто с лица земли.

– Я не говорил, что я в восторге от этого…

– Я этого тоже не сказала, – ответила Валентина. – Я просто констатировала, к чему ты предпочел готовиться. Но не я. Я хочу жить во Вселенной, в которой еще есть место надежде. Я предпочитаю жить во Вселенной, в которой твоя мать и твоя сестра все-таки найдут способ сдержать нашествие десколады; во Вселенной, в которой Межзвездный Конгресс должен быть переизбран или заменен каким-нибудь другим органом власти; во Вселенной, в которой не будет ни силы, ни желания уничтожить целую разумную расу.

– А что, если вы ошибаетесь?

– Тогда у меня еще хватит времени, чтобы разочароваться в жизни прежде, чем я умру. Но ты – ты ведь изыскиваешь любой повод, лишь бы предаться отчаянию. Я понимаю, что тобой движет. Эндрю сказал мне, что ты был красивым юношей, и ты, кстати, до сих пор сохранил былую красоту, но утрата власти над телом изменила тебя не только внешне. А ведь есть такие люди, которые лишились куда большего, чем ты, и тем не менее они не озлобились, не затаили в сердце черную ненависть к этому миру.

– Это ваш диагноз? – поинтересовался Миро. – Мы встретились всего полчаса назад, как вам удалось так быстро раскусить меня?

– Это самая тяжелая беседа, какую мне когда-либо приходилось вести.

– Значит, вы признаёте, что настоящая причина этого – моя увечность. Что ж, позвольте мне немного просветить вас, Валентина Виггин. Я надеюсь на то же, на что и вы. Я даже надеюсь, что в один прекрасный день ко мне снова вернется власть над телом. Не будь у меня этой надежды, я бы давным-давно лежал в могиле. Я высказал вам свои взгляды не потому, что окончательно отчаялся. А потому, что все сказанное возможно. И именно потому, что это возможно, мы должны продумать подобный вариант сейчас, чтобы потом он не стал для нас сюрпризом. Мы должны думать об этом, чтобы, когда самые худшие ожидания сбудутся, мы уже знали, как выжить в той Вселенной.

9
{"b":"13194","o":1}