ЛитМир - Электронная Библиотека

Народ в поселении Церковь Вигора только и говорил о надвигающейся войне, но Сказитель знал, что Миллер эти слухи всерьез не воспринимает. Он считал, что все краснокожие поголовно – сельские клоуны, ведомые жаждой виски и желающие лишь одного: как следует напиться. Сказителю и раньше доводилось встречаться с людьми, считающими так, – хотя было это в Новой Англии. Янки, казалось, никак не могли понять, что все новоанглийские краснокожие, обладающие практической сметкой, давным-давно перебрались в штат Ирраква. Вскоре глаза янки откроются, и они увидят, что Ирраква вовсю работает на паровых машинах, доставленных непосредственно из Англии, а в стране Пальчиковых озер белый человек по имени Эли Уитни 35 помогает краснокожим строить фабрику, которая будет выпускать ружья в двадцать раз быстрее, чем какой-либо оружейный завод. Когда-нибудь янки проснутся и обнаружат, что краснокожие вовсе не такие уж горькие пьяницы, – тогда-то и придется кое-кому подсуетиться, чтобы нагнать прытких туземцев.

Ведь тот же самый Миллер не принимал разговоры о близящейся войне всерьез, приговаривая: «Каждый человек знает, что в лесах обитают краснокожие. Ну и пусть себе шатаются там – курицы у меня покамест все целы, так что и проблем нет».

– Еще бекона? – спросил Миллер и подвинул доску с кусочками ветчины к Сказителю.

– Я не привык наедаться по утрам, – ответил тот. – С тех пор как поселился у вас, за один прием я поглощаю столько пищи, сколько раньше не ел за целый день.

– Ничего, ничего, нарасти немного мясца на кости, – усмехнулась Вера, шлепнув ему на тарелку пару горячих блинов, обильно намазанных сверху медом.

– Да в меня уже не лезет, – запротестовал Сказитель.

Блины мигом стащила чья-то проворная рука.

– Я помогу, – предложил Эл-младший.

– Не прыгай вокруг стола, – приказал Миллер. – Кроме того, в тебя эти два блина тоже не влезут.

Эл-младший в мгновение ока доказал ошибочность утверждений отца. Затем они смыли с рук липкий мед, надели рукавицы и пошли к повозке. На востоке пробивался первый свет, когда подъехали Дэвид и Кальм, жившие неподалеку. Эл-младший вскарабкался на задок повозки, где пристроился среди инструментов, веревок, палаток и корзин с едой, – назад они должны были вернуться не раньше чем через пару дней.

– А… близнецов и Меру ждать не будем? – огляделся вокруг Сказитель.

Миллер вспрыгнул на повозку.

– Мера поехал вперед, валит деревья для дровней. А Нет и Нед останутся дома. Будут кругами по нашим семьям ездить. – Он усмехнулся. – Нельзя ж оставлять женщин одних, когда вокруг только и говорят о кровожадных краснокожих, шляющихся поблизости.

Сказитель улыбнулся в ответ, с облегчением отметив, что Миллер вовсе не так беспечен, как кажется.

Путь до каменоломни был неблизкий. По дороге они миновали останки телеги с разломанным жерновом, возлежащим посредине.

– То была наша первая попытка, – объяснил Миллер. – Но высохшая ось не выдержала и подломилась, а холм, как видишь, крутой – телега так и полетела вниз.

Они подъехали к приличной ширины ручью, и Миллер рассказал, как они дважды пытались спустить жернов вниз по течению на плоту, но оба раза плот быстро тонул.

– Не везло нам, – развел руками Миллер, но по выражению его лица было видно, что каждую неудачу он воспринимал как личное оскорбление, будто кто-то специально мешал ему привезти жернов на мельницу.

– Поэтому-то мы и решили воспользоваться на сей раз дровнями, – встрял Эл-младший, наклонившись с задка телеги. – Они не упадут, не развалятся, а если какая неприятность случится – это всего лишь бревна, которых можно нарубить кучу.

– Все будет нормально, – сказал Миллер, – если дождь не пойдет. Или снег.

– Небо выглядит чистым, – заметил Сказитель.

– Небо – известный притворщик, – хмыкнул Миллер. – Когда доходит до настоящего дела, вода все время становится мне поперек дороги.

Они добрались до каменоломни, когда солнце стояло высоко в небе, хотя до полудня было еще далеко. Обратный путь, разумеется, будет куда дольше. К их приезду Мера успел свалить шесть крепких молоденьких деревьев и около двадцати поменьше. Дэвид и Кальм сразу приступили к работе, обрубая ветви и сучки, чтобы не цеплялись за дорогу. Элвин-младший, к удивлению Сказителя, достал инструменты и направился прямиком к скалам.

– Ты куда? – окликнул Сказитель.

– Пойду найду место получше, – ответил Эл-младший.

– Он чувствует камень, – объяснил Миллер. И замолчал, не желая больше ничего говорить.

– А когда найдешь, что будешь делать? – спросил у Элвина Сказитель.

– Буду рубить жернов.

И Элвин уверенно запрыгал вверх по тропинке, гордясь тем, что ему поручена взрослая работа, – типичный мальчишка.

– И с камнем обращаться он умеет, – подтвердил Миллер.

– Ему всего десять лет, – обратил внимание Сказитель.

– Первый свой жернов он вырубил в возрасте шести.

– Говоришь, дар у него такой?

– Ничего я не говорю.

– Так скажи, Эл Миллер! Скажи, ты, случаем, не седьмой сын?

– А с чего ты спрашиваешь?

– Знающие люди поговаривают, что седьмой сын седьмого сына умеет видеть суть вещей. Из них получаются отличные лозоходцы.

– Неужели и вправду так говорят?

Подошел Мера и встал лицом к отцу, скрестив руки на груди. Юноша был явно чем-то раздражен.

– Пап, что плохого, если ты наконец расскажешь ему? Да все в округе знают об этом.

– А может, мне кажется, что Сказитель уже знает больше, чем мне хотелось бы?

– Постыдился бы говорить такое человеку, который не раз доказал свою дружбу.

– Он не обязан ничего рассказывать, если не хочет, – вступил в спор Сказитель.

– Тогда я отвечу тебе, – сказал Мера. – Да, ты прав: папа – седьмой сын.

– Как и Эл-младший, – заметил Сказитель. – Верно? Вы никогда об этом не упоминали, но, насколько мне известно, собственное имя дается либо первенцу, либо седьмому сыну.

– Наш старший брат Вигор погиб в реке Хатрак за несколько минут до того, как родился Эл-младший, – объяснил Мера.

– Хатрак… – проговорил Сказитель.

– Ты бывал там? – спросил Мера.

– Я бывал везде. Но почему-то мне кажется, я должен был вспомнить об этой речке гораздо раньше, хотя никак не могу взять в толк почему. Седьмой сын седьмого сына… Он магией вызовет жернов из скалы?

– О магии мы стараемся не говорить, – сказал Мера.

– Он вырубит его, – ответил Миллер. – Как самый обычный каменотес.

– Он большой мальчик, но все же очень юн, – намекнул Сказитель.

– Скажем так, – снова заговорил Мера, – когда он берется за инструмент, камень становится неизмеримо мягче, чем когда рублю я.

– Было бы здорово, – сказал Миллер, – если бы ты остался здесь и помог парням обтесать деревья. Нам понадобятся крепкие дровни и хорошие, гладкие шесты, чтобы выкладывать дорогу.

Того, что было у него на душе, он не сказал, но слова его толковались однозначно: «Оставайся внизу и не задавай слишком много вопросов об Элвине-младшем».

Поэтому Сказитель все утро и большую часть дня проработал с Дэвидом, Мерой и Кальмом под мерный звон железа о камень, доносившийся сверху. Стук Элвина-младшего задавал ритм всей работе, хотя никто ни словом об этом не обмолвился.

Вот только Сказитель не привык работать в тишине. А раз остальные поначалу предпочитали хранить молчание, рассказывал в основном он. И поскольку трудился он на равных со взрослыми мужчинами, а не с детьми, он рассказывал вовсе не о приключениях, героях и трагических смертях.

Большую часть времени он посвятил саге о Джоне Адамсе 36. Как дом его был сожжен бостонской толпой, после того как Адамс выиграл дело десяти женщин, обвиненных в колдовстве. Как Алекс Гамильтон 37 пригласил его на остров Манхэттэн, где они вдвоем основали совместное юридическое дело. Как в течение десяти лет они убеждали голландское правительство открыть неограниченный въезд в колонии для неголландских иммигрантов и как англичане, шотландцы, валлийцы и ирландцы составили большую часть поселенцев Нью-Амстердама и Нью-Оранжа, хотя в Новой Голландии их было пока очень мало. Как в тысяча семьсот восьмидесятом году два юриста заставили Англию принять второй официальный язык, как раз перед тем как голландские колонии стали тремя из семи первоначальных штатов, объединенных «Американским Соглашением».

вернуться

Note35

Уитни, Эли (1765-1825) – американский изобретатель; изобрел машину для сбора хлопка, которую у него похитили, прежде чем он успел получить патент; в 1798 году получил правительственный контракт на производство ружей, именно он первым предложил изготавливать каждую часть ружья отдельно, а не отливать все целиком, чем значительно ускорил процесс

вернуться

Note36

Адамс, Джон (1735-1826) – государственный деятель США; в 1780 году от Континентального Конгресса был направлен в Гаагу, и в 1782 году добился признания Нидерландами независимости США; с 1797-го по 1801 год – президент США; при нем был принят закон «О чужестранцах», направленный против эмигрантов из Франции и Ирландии, и закон «О подстрекательстве», грозивший тюремным заключением за критику правительства

вернуться

Note37

Гамильтон, Александр (1757-1804) – государственный деятель США; во время Войны за Независимость пользовался популярностью как оратор и публицист; был секретарем Джорджа Вашингтона; в 1789-1795 годах занимал должность министра финансов; был убит на дуэли Аароном Бурром

39
{"b":"13198","o":1}