ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Член Военного совета фронта Телегин зашел к Рокоссовскому с утра.

— Поедем в Озаричи. Там, мне передавали, лагерь немецкий освободили.

Поехали. Лагерь был расположен на болоте, поросшем редким сосновым лесом. Огородив площадку колючей проволокой и построив на углах вышки, гитлеровцы согнали в лагерь около 40 тысяч женщин, стариков и детей и оставили их здесь под открытым небом. Никаких построек на территории лагеря не было, и заключенные, вся вина которых состояла только в том, что они жили в прифронтовом районе, находились под открытым небом. И это в марте! По всему участку лежали еще не убранные трупы женщин и детей...

У Рокоссовского сжались от ярости кулаки, когда он вместе с Телегиным слушал объяснения подполковника медицинской службы, который организовывал помощь освобожденным людям.

— Сюда нацисты согнали стариков, детей и многодетных матерей, всех трудоспособных увезли в Германию. Когда мы сюда пришли, многие без памяти лежали в грязи. Немцы запрещали разводить костры, собирать хворост для подстилки. И за любое нарушение — расстрел. Вот посмотрите этот акт, составленный нами.

Строчки запрыгали перед глазами у Рокоссовского:

«Они расстреляли 12-летнего мальчика Мишу Гусанова из дер. Козловичи Домановичского района только за то, что он вышел за пределы лагерей за водой для семьи. 82-летнего старика Глуцкого Ивана из гор. Жлобина фашисты расстреляли за то, что он хотел развести костер, чтобы обогреть малолетних внучат. У Погодиной Аполлинарии Максимовны заболели дети. Она стала требовать помощи, фашисты расстреляли ее вместе с 2 детьми...»

«Среди освобожденных из лагерей детей до 13-летнего возраста было 15960 человек, нетрудоспособных женщин 13072 и стариков 4448...»

Подполковник между тем продолжал:

— Среди заключенных тысячи больных тифом. В день умирало по нескольку сот...

Навстречу попался санитар с девочкой трех лет на руках.

— Она сидела у трупа женщины, — объяснил он. — Спросили, как звать — Таней. «А это моя мама...»

— Довольно! — Рокоссовский повернулся к Телегину. — Сделайте так, чтобы каждый солдат знал об этом лагере. Выберите представителей от полков и пошлите сюда. Это будет лучше любой политбеседы!

Бои на Белорусском фронте, постепенно затухая, прекратились в апреле: наступила распутица, и всякое передвижение в белорусских низинах сделалось просто невозможным. 15 апреля 1944 года Ставка отдала войскам Белорусского фронта директиву о переходе к обороне.

Снова на Висле

Приближалось четвертое военное лето. В 1943 году и в начале 1944 года Красная Армия очистила от захватчиков огромную территорию. Но под их властью находились еще Прибалтика и большая часть Белоруссии, значительная часть Правобережной Украины и Молдавии. А дальше, за Вислой и Дунаем, прихода советских солдат ждали порабощенные народы Европы.

Поражения, понесенные на востоке, подорвали мощь гитлеровской армии: к началу июня 1944 года общая численность вражеских войск, оборонявшихся на советско-германском фронте, составила 4 миллиона человек. Войска эти имели 49 тысяч орудий и минометов, 5250 танков и штурмовых орудий, около 2800 боевых самолетов. Фашистская армия была способна еще сопротивляться, однако перевес в силах и средствах теперь находился на стороне Красной Армии: в ее рядах насчитывалось более 6 миллионов человек. Советский народ, несмотря на тяжелейшие условия, делал все, чтобы на фронт нескончаемым потоком шла новейшая техника: Красная Армия располагала 92,5 тысячи орудий и минометов, 7,7 тысячи танков и САУ, 13,4 тысячи самолетов.

Обладая столь мощной армией и полностью сохраняя в своих руках стратегическую инициативу. Советское Верховное Главнокомандование деятельно готовилось к летней кампании 1944 года. Тщательный анализ сложившейся стратегической обстановки убеждал руководителей Красной Армии, что решающего успеха в 1944 году следует искать в Белоруссии и на Западной Украине, так как разгром врага в этом районе позволял наиболее коротким путем вывести советские армии в самое сердце гитлеровского государства. Поэтому уже в марте 1944 года начались предварительные обсуждения намечавшейся операции.

Тогда же Верховный Главнокомандующий разговаривал об этом с Рокоссовским. Ознакомив его в общих чертах с наметками плана, Сталин поинтересовался мнением командующего 1-м Белорусским фронтом (так с середины февраля стал называться фронт, которым командовал Рокоссовский). Этому фронту предстояло, обойдя Полесье с севера, действовать в направлении Бобруйск — Барановичи — Варшава. Левым крылом фронт упирался в бескрайние полесские болота, и это обстоятельство крайне ограничивало возможность маневра. Леса и болота разобщали фронт с войсками 2-го Белорусского[17]. Для успеха же операции было необходимо их теснейшее взаимодействие. Все это и изложил Рокоссовский Верховному Главнокомандующему, сказав, что было бы целесообразней объединить оба фронта в один. Такой вариант уже обсуждался в штабе 1-го Белорусского. Объединение всего участка давало огромные преимущества в маневре силами и позволяло организовать удар в обход Полесья как с севера, так и с юга.

После взвешивания всех «за» и «против» Ставка пришла к выводу о необходимости объединения войск 1-го и 2-го Белорусских фронтов. В начале апреля это объединение было произведено.

Для приема войск Рокоссовский вместе с группой офицеров и генералов выехал в Сарны, где находился штаб 2-го Белорусского фронта. Приехав туда, он выяснил, что штаб фронта имеет устаревшие сведения о состоянии войск: двух-, а то и пятидневной давности. Работники штаба объясняли это тем, что украинские националисты-бандеровцы не давали возможности поддерживать связь[18]. В последние дни ни один офицер для выяснения обстановки не выезжал. Такое положение дел было нетерпимо. Рокоссовский немедленно приказал генералу А. Г. Чернякову:

— Завтра к утру подайте на станцию бронепаровоз с двумя броневагонами, и мы отправимся в войска.

На следующий день оперативная группа, возглавляемая Рокоссовским, благополучно добралась до штабов 47-й и 69-й армий, сражавшихся под Ковелем. В короткий срок офицеры штаба сумели наладить твердое управление войсками.

Знакомясь с армиями левого фланга, Рокоссовский пришел к выводу, что они располагают недостаточным количеством противотанковой артиллерии. Это и послужило причиной успеха контрудара гитлеровцев под Ковелем в конце марта 1944 года. Поэтому Рокоссовский принимает решение о переброске противотанковых частей с правого фланга фронта, из района Быхова. И это решение, и организация переброски артиллерии на такое расстояние достаточно четко характеризуют как Рокоссовского, так и офицеров его штаба. Три противотанковые бригады и одна зенитная артиллерийская дивизия (всего 13 полков) в пургу, через снежные заносы проделали несколько сотен километров пути. Рокоссовский мог рассчитывать на артиллеристов, вот уже почти три года выручавших его в тяжелые минуты. Марш был проведен в самые короткие сроки, и своевременная переброска артиллерийского усиления в левофланговую группировку позволила избежать дальнейшего продвижения гитлеровских танков под Ковелем.

После принятия войск 2-го Белорусского фронта конфигурация линии фронта стала весьма своеобразной. Теперь 1-й Белорусский фронт, растянувшийся более чем на 700 километров, начинался от города Быхова. Линия фронта проходила по Днепру, восточное Жлобина, затем шла на юго-запад, пересекая реку Березину, потом снова поворачивала на юг, пересекая Припять, далее, по южному берегу Припяти, уходила далеко на запад, к Ковелю и, обогнув последний с востока, снова шла на юг.

Практика второй мировой войны, пожалуй, не знала другого такого случая, когда бы фронт, имевший наступательные цели, растянулся на такое расстояние. По существу, 1-й Белорусский фронт имел два совершенно самостоятельных операционных направления: одно — на Бобруйск — Барановичи — Брест — Варшаву; другое — на Ковель — Хелм — Люблин — Варшаву.

вернуться

17

2-й Белорусский фронт был образован 24 февраля 1944 года между 1-м Украинским и 1-м Белорусским.

вернуться

18

Последователи Степана Бандеры, верные слуги германского фашизма — украинские националисты, пользуясь покровительством своих хозяев, в 1941-1943 годах сумели обосноваться в Западной Украине, в частности и в районе Ковель — Сарны. Провозглашая себя на словах борцами за свободу и независимость Украины, они на деле все эти годы активно сотрудничали с гитлеровцами. Когда же войска Красной Армии, громя оккупантов, вступили на территорию Западной Украины, бандеровцы, снабженные немецким оружием, отбросили всякую маскировку и начали боевые действия против советских войск. Разрушая линии связи, нападая из засад на одиночных солдат и офицеров Красной Армии, бандеровцы терроризировали также местное население, зверски расправляясь со всяким, кто казался им подозрительным.

89
{"b":"13206","o":1}