ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы осторожно начали продвигаться к городу, периодически выжигая самых наглых тварей, пытавшихся нас атаковать.

– Что ты будешь делать, если сейчас появятся феи? – поинтересовался у меня Гниммер, стараясь прижаться как можно теснее к моему правому боку. – Нас вроде как никто не приглашал. Не думаю, что они обрадуются нашему прибытию.

– Ничего, придумаем что-нибудь! – Я произнес эти слова с уверенностью, которой, честно говоря, во мне совсем не было.

Покидая Андру, я совершенно не подумал о том, как мне освободить Ивана. Можно было, конечно, заявиться к самой Нэлле, но Гниммер меня сразу уверил в бесполезности подобного плана. Оставалось одно: изловить какую-нибудь местную жительницу и, разузнав, где держат пленника, проникнуть в Храм Ветров. Правда, я пока не совсем представлял, как это сделать.

Да и Гниммер скептически отнесся к этому моему плану, заявив, что для того, чтобы заставить этих чокнутых фей помогать, нужно что-нибудь покруче, чем угроза смерти. Ее как раз они в большинстве своем не боятся. Гораздо больше они боятся гнева Верховной феи.

Тем временем мы почти подошли к городу. От него нас отделяла лишь небольшая полоска леса. Мыши наконец отстали от нас и с противным шипением разлетелись в разные стороны.

Осторожно выбравшись из леса, мы спрятались за старым необхватной толщины дубом и начали наблюдать. Отсюда город, лежавший в низине и окружавший подножие горы, на которой находился Храм Ветров, был виден как на ладони.

Феерград произвел на меня впечатление. Крыши домов были сложены из разноцветной черепицы, составлявшей замысловатые узоры, и казалось, что ни один из них не повторял предыдущий.

Домики в большинстве своем были одно– и двухэтажные. Лишь в некоторых местах я увидел строения высотой в три этажа. Возле каждого домика был разбит небольшой аккуратный сад, в котором копошились черные фигурки. Улицы, покрытые толстым слоем гравия, делили всю площадь города на правильные квадраты.

В центре города на большой прямоугольной площади находилось причудливое деревянное сооружение с широкой площадкой наверху. На ней было установлено огромное колесо, которое медленно вращалось, издавая скрипящие звуки, которые я слышал даже отсюда. И если меня не обманывали глаза, к ободу колеса было привязано человеческое тело.

Я спросил у гнома. Тот внимательно понаблюдал за колесом и усмехнулся:

– Ты прав, рейнджер. В этой стране это один из самых распространенных методов казни. Провинившегося или, скорее, провинившуюся привязывают к колесу и крутят так под палящим солнцем, пока та не умрет от истощения или жажды. Такая своеобразная бескровная казнь. Но по мне лучше, чтобы голову отрубили. Раз – и все!

– Подожди, придумал! – У меня родилась идея.

Если кто нам и мог помочь, так это та фея, что была на колесе. Надо ее освободить. Оставалось надеяться, что она еще жива.

Гном начал бурно возражать против моего плана, но я быстро свел на нет его возмущенные попытки доказать мне, что я не прав. В конце концов ему пришлось согласиться со мной. А что ему оставалось делать?

Итак, приняв на вооружение мой план действий, мы полетели к городу. Я придумал простейшую маскировку. Для обычного глаза мы с Гниммером выглядели стопроцентными феями.

Гному пришлось напрячься и самому использовать левитирующее заклинание. Вообще у него получалось неплохо, и я начал думать, что в лесу он просто мне пудрил мозги по поводу своих слабых навыков в этом деле.

Было невероятной удачей, что мы смогли пролететь почти половину города и опуститься рядом с колесом так, что нас никто не заметил. Моя маскировка сработала блестяще. Пролетавшие мимо нас феи, видимо, не считали нужным приглядываться. Они, наверно, и не ожидали такой нахальной выходки в Феерграде. Правда, этих фей было очень мало. Когда мы приземлились, вокруг не было ни души.

К колесу, которое вблизи скрипело еще противней, была привязана одна из самых красивых девушек, каких я видел в своей жизни. Смуглое лицо с тонкими, изящными чертами, длинные пышные зеленые волосы и такого же цвета большие зеленые глаза, идеальная фигура. Лишь слегка вытянутой формы уши да два крыла за спиной говорили о том, что это не человек, а фея.

Совершенно обнаженная, она была привязана за руки и за ноги спиной к колесу, и, судя по бледному лицу и слабым стонам, казнь началась давно. Глаза, подернутые пеленой отчаяния, остановились на мне, и вдруг я увидел, как в них мелькнула надежда.

Недолго думая, я достал меч и перерубил веревки, привязывающие девушку. Гниммер, к моему огромному удивлению, успел поддержать готовое рухнуть тело. Я заблокировал приспособление для казни одним из своих кинжалов, и мы посадили фею, прислонив спиной к колесу.

Фея уставилась на нас. Похоже, она еще не совсем поверила в свое спасение. По крайней мере, взгляд ее был совершенно безумным. Но, надо признаться, она приходила в себя очень быстро.

– Как тебя зовут? – поинтересовался я.

– Стэлле, – ответила девушка. – Спасибо! Но кто вы? Вы же не феи?

– Мы твои спасители, – не стал конкретизировать я. – Я – Ван, а вот этого сексуально озабоченного гнома зовут Гниммер, – я показал рукой на карлика, который жадно смотрел на обнаженное тело спасенной феи. Вид у него был настолько похотливый, что, по-моему, та даже смутилась.

– Ты заканчивай смущать девушку, – посоветовал я по-дружески своему спутнику. Тот внял моему совету и взял себя в руки, перестав пялиться на Стэлле.

– Надо смываться отсюда быстрей, – сказал я. – Лететь сможешь? Или замаскироваться в крайнем случае?

Фея кивнула головой и исчезла.

– Ничего себе! – вырвалось у меня.

– Ты разве не знал об этой нашей способности? – прошелестел женский голосок у меня над ухом. – Летите отсюда быстрей, пока не появились патрульные феи. Держите курс на Храм Ветров. Там, у подножия стены, на северной стороне ждите меня. Я вас найду.

Я не стал искушать судьбу и тотчас направился туда, куда указала спасенная фея. Гном полетел за мной, ворча что-то невразумительное себе под нос.

Мы очень удачно разминулись с пролетавшими мимо нас неизвестно откуда взявшимися двумя феями, вооруженными небольшими посохами. Они проводили нас подозрительными взглядами, но не полетели следом.

Я перевел дух. Стены были не так далеко, и через полчаса мы уже опустились в густом лесу у подножия северной стены. Устроившись в высоких кустах под огромным вековым дубом, мы стали ждать. Гном был плохим собеседником, так как большей частью разговаривал сам с собой, постоянно бормоча себе под нос неразборчивые слова.

Поэтому я погрузился в себя. Вообще странно, что вокруг места казни не было ни палача, ни охраны, мелькнула у меня мысль, и я задал этот вопрос Гниммеру.

Гном удивленно посмотрел на меня:

– Ну и что? Может, у них обычай такой? Кто этих фей знает!

– Может быть… – согласился я, и в тот же миг перед нами появилась спасенная девушка. Она была по-прежнему обнаженной, но только теперь выглядела гораздо лучше. Прямо-таки лучилась жизненной энергией. И не скажешь, что несколько часов назад она умирала на колесе. Да, эти феи меня все больше удивляли.

– Еще раз спасибо, – проговорила она, – только все равно в Стране фей я обречена. Меня рано или поздно найдут!

– То есть тебе надо немедленно уезжать отсюда? – уточнил я. Фея кивнула.

– За что же тебя хотели казнить?

– Долго рассказывать, – сразу помрачнела та. – Это обязательно?

– Вообще-то желательно узнать! – встрял гном. – Я знаю фей. В коварстве им нет равных!

– Да ладно, – мне стало вдруг жаль девушку, – потом расскажет.

Гниммер что-то недовольно проворчал, но не успокоился.

– Интересно, – буркнул гном, старательно отводя от нее глаза, – что ты собираешься дальше делать? Никогда не слышал, чтобы феи жили не в своей стране.

– Да, это очень трудно, – вздохнула Стэлле, – но прецеденты были. Выбора у меня нет. Если только вы меня не возьмете с собой.

44
{"b":"13215","o":1}