ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я скажу… – хрипло ответила пленница.

– Отлично! Так где он?

– В одной из комнат верхнего яруса. Он оказался сильнее, чем мы думали, и Нэлле пришлось с ним договариваться.

– Верховная фея договаривается с человеком? – Гном не мог сдержать своего удивления. – Парнишка гораздо круче, чем ты мне рассказывал, Ван!

– Набирается опыта, – усмехнулся я. – Где эта комната? Ты, Стэлле, знаешь, о какой комнате речь?

– Догадываюсь! – кивнула та. – Первая для гостей? – уточнила она у парализованной соперницы.

Элле кивнула.

– Через десять минут будем там. Здесь есть скрытые порталы для перемещения внутри башни, – подытожила наша спутница.

– Тогда вперед! – вырвалось у меня.

– А с ней что? – поинтересовался Гниммер, имея в виду наполовину парализованную пленницу.

– Давайте я ее уничтожу! – кровожадно заявила Стэлле.

– Heт, не надо. – Я не видел в этом никакого смысла. Чего лишний раз злить Нэлле. – Мы ее снова парализуем!

Сказано – сделано. Через несколько минут мы вошли в открытый Стэлле портал, оставив ее соперницу обнаженной статуей посередине комнаты.

Едва мы вышли из портала, я сразу увидел Ивана. Несколько минут мы молча смотрели друг на друга, а после я уже сжимал своего сына в объятиях.

Когда я выпустил его, то почувствовал, как Иван изменился. Вокруг него присутствовала странная аура, словно в нем кто-то подготавливал невероятно сложное заклинание. Магия бурлила вокруг него, и я почувствовал себя немного неуверенно. Появившийся следом за мной вместе с феей Гниммер присвистнул:

– Неплохо твой сынишка устроился!

Я только сейчас окинул взглядом комнату, в которой мы очутились, и понял, почему удивился гном. Если это и была тюрьма, в которой, я думал, держали Ивана, то в такой тюрьме я сам бы был не прочь провести пару недель.

Комната была огромной. Высокие окна во всю стену были закрыты длинными тяжелыми занавесями. К стене была приставлена широченная кровать, на которой могло уместиться вместе человек шесть, причем никто бы из них друг другу не мешал. В правой части помещения находился большой бассейн, в котором плескались две обнаженные феи, не обращавшие на нас никакого внимания. Иван, увидев, куда я смотрю, пожал плечами:

– Нэлле всего лишь выполнила мое требование. А то эти феи самовлюбленные гордячки. Надо же было немного самоутвердиться!

Я, рассмеявшись, хлопнул его по спине. Мне нравился ход его мыслей. Я так же, наверно, сделал бы. Но почему Иван в таких райских условиях? Его вроде похитили? Последние слова я произнес вслух.

– Ты прав, – ответил сын. – Вначале эта Верховная фея попыталась меня обломать, но ей это оказалось не по зубам. Пришлось пойти мне на уступку. Убежать-то я все равно отсюда не могу. Так что живу здесь. – Иван обвел рукой комнату.

– Ты оказался не по зубам Нэлле?! – Стэлле недоверчиво уставилась на Ивана.

– Это кто еще? – поинтересовался тот.

– Это наша союзница, – поспешил я объяснить, – она помогла нам найти тебя.

– Интересно… – протянул Иван, подозрительно рассматривая фею.

– Ладно, сейчас не время в этом разбираться, – заявил я, решив направить разговор в деловое русло, – надо думать, как отсюда выбраться!

– Я могу помочь… – раздался громкий голос, заставивший присутствовавших вздрогнуть.

Воздух в одном из углов комнаты замерцал, и там появился портал, из которого вышла фея. Следом за ней вышли еще три, но они встали на почтительном расстоянии от первой. Я сразу понял, что это и есть Верховная фея Нэлле, хотя не видел ее до этого ни разу. Настолько сильно от нее веяло холодной надменной властностью и силой.

Легкое красное платье доходило ей до пят, идеально облегая весьма аппетитную фигуру. Это была первая одетая фея, увиденная мною в этой стране. Ее спутницы, кстати, были обнаженными. Судя по всему, иметь одежду здесь было дозволено только правительнице!

На красивом лице Нэлле играла улыбка, явно не предвещавшая ничего хорошего. Фея медленно осмотрела присутствующих, задержавшись взглядом на Стэлле, которая, как мне показалось, как-то сжалась и стала даже чуть меньше ростом.

– Ты что здесь делаешь? Как тебе удалось бежать? – негромко поинтересовалась у нее Нэлле ледяным голосом.

– Не важно, – огрызнулась та, спрятавшись за мою спину. Интересно… она считает, что я смогу ее защитить от Верховной феи, которая в магии не уступает Великим волшебникам Шандала?

– Ладно, с тобой я' позже разберусь, – многозначительно пообещала Нэлле. – Что вы делаете в моем дворце? – Следующий вопрос феи относился уже к нам.

– Ты похитила моего сына! Он, как ты, наверно, знаешь, связан с пророчеством Таурона, – произнес я, – и мы прибыли, чтобы забрать его. Зачем ты это сделала? Насколько я знаю, феи всегда были нейтральны и не вмешивались в свары Великих.

– Да, это так, – нахмурилась Нэлле, – но это было тогда, когда Великие волшебники не вмешивались в дела фей. Теперь же все изменилось. Глава Черной гильдии Дэмн пожелал присоединить наше королевство к своему. И мы вынуждены были защищаться! Мы были рады помощи, которую нам оказал Глава Независимых магов и его союзники.

– Но Сэгг – это король демонов Бришан! Ты ему веришь?

– Этот разговор мне начинает надоедать! – огрызнулась фея. – Убирайтесь из моего замка. Ивана вы не получите!

– Это кто за меня здесь решает? – раздался возмущенный голос моего сына. – Наш договор завершается, и я покидаю твой замок с ними!

– Попробуй! – прошипела фея и вскинула вверх руки.

Нас накрыл большой синий купол, моментально отрезав от окружающего мира. Я попытался нейтрализовать его, но это мне было не по силам. Повернувшись к своим спутникам, я предложил объединить наши усилия, чтобы как можно быстрей вырваться из-под купола, потому что дальнейшие действия Нэлле и ее фей, которые собрались вокруг своей повелительницы, напоминали мне о вызове какого-то сложного заклинания. Ничего хорошего для нас в этом не было.

Но едва мы собрались провести контратаку, как в дело вмещался Иван.

– Давайте я попробую, – произнес он.

– Ты? – изумилась Стэлле. – Это «купол фей», его очень сложно нейтрализовать, и тебе одному это не под силу!

– Посмотрим. – Я был более лоялен к Ивану. – Давай действуй!

Гниммер хмыкнул, но было видно, что он испуган. Вообще, как я заметил, это у гномов прямо-таки национальная особенность. Трястись по любому поводу. По крайней мере, у не особо сильных магов!

Иван вышел чуть вперед и развел перед собой руки, обратив их ладонями вверх. К моему огромному удивлению, он не произнес ни слова. Тем не менее из его ладоней веером ударили лучи слепящего белого света.

Коснувшись купола, лучи растеклись по нему белой рекой. С пронзительным треском купол лопнул и исчез. Стэлле и Гниммер с открытым от удивления ртом смотрели на Ивана.

Феи, трудившиеся под руководством Нэлле, замерли, увидев, что произошло. Верховная фея сначала не поняла, почему ее подчиненные прекратили свою работу, но, обернувшись и увидев, что ее купола нет, совершенно по-детски раскрыла рот!

Лишь один Иван, скрестив руки на груди, невозмутимо смотрел на Нэлле, и на его лице играла презрительная усмешка. Когда Верховная фея пришла в себя, я подумал, что ее хватит удар. Рот она закрыла, став сначала бледной, затем красной, а затем снова бледной.

Я даже на расстоянии двадцати метров чувствовал, как в ней бушует гнев! Но на ее лице было не только выражение гнева. Я увидел страх, который она не могла скрыть.

– Как… как ты это сделал? – вырвалось у нее.

– Я предупреждал тебя, не надо решать за меня. Я сам знаю, что мне делать! Или ты хочешь драки?

Стэлле ахнула и сочувствующе уставилась на того, кто произнес эти слова. Гниммер крякнул.

Сама же Нэлле стала прямо-таки ярко-красного цвета.

Я покачал головой и приготовился к худшему. Может, Иван и стал суперкрутым волшебником, но нельзя так разговаривать с Верховной феей. Да еще в присутствии ее подданных. Немного дипломатии, и она бы, несомненно, нас отпустила. Теперь же ей не оставалось ничего, кроме как сражаться! И эту мою мысль она тотчас же подтвердила.

46
{"b":"13215","o":1}