ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мели Дар – популярный философ, одна из основательниц Лиги Свободных Женщин. Проповедовала принцип «любовь ради любви». Автор нескольких трактатов и книг. Трагически погибла во время восстания в Нодноле в конце Эпохи Завоеваний.

Философы Шандала, Том 2

Утро было прекрасным. Я поднялся с кровати и, сладко потянувшись, подошел к широкому, во всю стену, окну, закрытому легкой полупрозрачной шторой. Отодвинув ее, я увидел раскинувшийся передо мной зеленый парк, разбитый перед дворцом Главы Белой гильдии. Распахнув окно, одновременно служившее дверью, я вышел на длинный балкон второго этажа, который тянулся по всему периметру дворца.

Прямые лучи дорожек, посыпанных красноватым гравием, рассекали парк на большие ровные квадраты газонов с растущими на них аккуратно постриженными деревьями и кустами. По обочинам росли всевозможные фруктовые деревья, наполняя воздух пьянящими ароматами. На нескольких газонах в центре располагались фонтаны, выполненные в форме разнообразных магических созданий.

Вдали голубело окруженное с трех сторон густым лесом небольшое озеро с большой высокой беседкой на островке, располагавшемся в его центре. Любимое место Андры. И сейчас, судя по покачивающемуся около островка небольшому изящному кораблику, принадлежавшему Главе Белой гильдии, она была там. Наверное, опять с моим сыном. Что ж, Иван повторяет путь отца.

Когда-то меня и сестру Андры, Ариэлу, бывшую тогда Великой волшебницей, тоже связывали определенные чувства. К своему большому удивлению, после ее гибели я почувствовал, насколько крепки были эти чувства.

В дверь постучали. Я поспешил вернуться к постели и быстро натянул на себя свой привычный костюм. Кожаные штаны, рубашка и жилетка, на которую по моей просьбе Андра наложила артефактное заклинание, превратившее ее в отличную кольчугу, способную свободно отразить удар стрелы или меча. Очень, надо сказать, удобно.

– Заходите, – крикнул я, устраиваясь на одном из стульев, стоявших у невысокого столика рядом с кроватью.

Дверь распахнулась, и в нее вошел невысокий пожилой человек с суровым выражением липа. Это был Крэз. Первый советник Андры. Серьезное выражение никогда не сходило с его лица, и мне порой казалось, что этот человек просто не умеет улыбаться. Однако магом он был очень опытным и сильным и свой пост занимал по праву.

– Привет, – улыбнулся я магу.

Тот, кивнув, опустился на стул рядом со мной и, положив руки на стол, посмотрел на меня. Мне не очень понравился его взгляд. Похоже, разговор предстоял не из приятных. Интересно! С Крэзом у меня были прекрасные отношения. По крайней мере мне так казалось.

– Привет, Ван, – отвечал тот. – Ты, наверно, удивлен моим столь ранним визитом?

– Не буду этого скрывать, – признался я.

– Дело в Андре.

– Что случилось?

– Вопрос очень деликатный. Он касается ее и твоего сына.

– Давай говори! – Я был изрядно заинтригован подобным началом разговора.

– Дело в том, что я представляю определенную часть авторитетных магов гильдии, которым не очень нравятся некоторые черты поведения Андры.

– Даже так? – Я был сильно удивлен.

Первый раз слышу, чтобы в гильдии начиналось обсуждение характера ее главы.

Насколько я знал, повиновение более могущественным магам во всех магических гильдиях являлось неотъемлемой чертой и воспитывалось в магах всеми возможными способами.

– Да, так, – невозмутимо ответил Крэз.

Похоже, он уверен в себе и чувствует за собой силу, достаточно мощную, чтобы противостоять Андре. Иначе он не стал бы так откровенничать со мной. Вообще я не люблю такие вот откровения.

Великие волшебники имеют передаваемый по наследству крутой нрав. И подвернуться Андре под горячую руку, как соучастник какого-нибудь нелепого заговора, меня вовсе не прельщало. О чем я и поспешил поставить Крэза в известность. Но он лишь рассмеялся:

– Не думай, Ван, что я сошел с ума, чтобы устраивать заговоры. Это не по моей части.

– Тогда я не понимаю, – честно признался я.

– Разговор идет, мягко говоря, о не совсем адекватном поведении Андры в отношении мужчин!

Вот оно что! Надо же! Блюститель нравственности нашелся. Вспомнил бы Ариэлу!

– И что такого? – произнес я вслух. – Это, можно сказать, наследственное. Не вижу в этом ничего страшного. Да и при чем здесь я?

– Пойми меня правильно, Ван. Да, и Ариэла отличалась любвеобильностью. И хоть я в то время был лишь кандидатом в советники, но прекрасно все помню. Но Андра не знает границ. Мало того, она абсолютно не осознает, что творит. Она связалась с Вендом!

– С кем? – Мне показалось, что я ослышался.

Венд был наследным принцем королевства Гоблинов. Небольшого королевства, расположенного на западе Шандала. Оно не отличалось ничем примечательным, кроме двух вещей. В нем не было никаких магических гильдий. Магами в нем были лишь члены правящей династии. Хотя, надо сказать, магами достаточно сильными.

Второй особенностью гоблинов была крайне отвратительная, с точки зрения обычного человека, внешность. Представьте себе смесь тролля и гнома, да еще вдобавок не выше полутора метров. Если бы мне задали задачу сравнить тролля и гоблина по степени уродства, я бы сильно призадумался, кому отдать пальму первенства. И что Андра нашла в подобном уроде? Надо же! С трудом верится!

– Не верю! – закончились мои размышления коротким и вполне естественным ответом.

– Это правда, – невесело усмехнулся Крэз, – вчера они провели вместе ночь. Сегодня, кстати, он тоже ночевал в ее беседке.

– А как же Иван? – вырвалось у меня.

– Он ничего не знает. Кстати, это тоже проблема. Если он узнает об этом, то, возможно, мы лишимся союзника. Андра просто не понимает, что делает!

– Да… – пробормотал я.

Крэз был прав. Насколько я понял, сын по уши влюбился в Андру. И если вскроется ее столь откровенная измена, да еще с подобным кавалером, то последствия предсказать будет трудно. Не знаю, как отреагирует на это мой сын, но то, что молчать он не будет, это точно.

– Ты мне веришь? – уточнил Крэз.

– Допустим, верю. Но чем я могу помочь?

– Поговори с Андрой. Тебя она послушает! Она все еще чувствует свою вину за содеянное Сэнтором.

– Что я ей скажу?

Я поморщился. Об этом вспоминать я не любил. Мою подругу Дайану, ждущую ребенка, переместили с помощью карты «Колесо времени» в другой мир. И все из-за того, что советник Андры Сэнтор посчитал, что этот ребенок, являвшийся исполнением старых пророчеств, опасен для Шандала. Но в результате ему же самому пришлось возвращать выросшего Ивана обратно в Шандал. При этом он погиб. Андра же стала моим союзником.

– Объяснишь, к чему могут привести подобные любовные истории. Напомнишь ей о ее долге перед гильдией. Разве это не понятно?

– Не знаю. – Я не горел желанием вести подобные разговоры с Великой волшебницей. Но, похоже, придется. Я понимал Крэза. Если он обратился ко мне с такой просьбой, то, значит, я для него был последней надеждой.

– Подумай, Ван. От тебя зависит единство гильдии. В противном случае я не исключаю выступления против Андры. Прими решение! Ты согласен?

– Не знаю. – Я пребывал в сомнениях. С одной стороны, прекрасно понятна логика первого советника. Но с другой стороны, зная нрав Великих, трудно было бы предсказать реакцию Главы Белой гильдии на подобный разговор.

– Решайся же!

До чего, право, настырный этот Крэз. А, будь что будет. По большому счету, если меня прогонят из замка, ничего страшного. Мне уже начинало надоедать подобное безмятежное времяпрепровождение. Не привык я к такой жизни.

– Хорошо, я поговорю с ней!

Услышав это, мой собеседник просиял. Потом он несколько минут тряс мою руку и в конце концов исчез, оставив меня одного. Когда я спустя полчаса вышел в парк, то заметил приближавшуюся к берегу лодку Андры. Вздохнув, направился к предполагаемому месту ее причаливания.

5
{"b":"13215","o":1}