ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Казалось спасение было так близко, но вмешался его величество случай. Когда мы почти достигли самого верха, стена напротив меня отъехала в сторону и нас опутали непонятно откуда появившиеся прочные зеленые щупальца. Я ощутил сильный рывок и почувствовал, что лечу вбок, в темноту открывшегося в стене шахты коридора.

Последнее, что я еще услышал, был отчаянный крик Ильи. Затем наступила тишина, и темнота обволокла меня вязкой черной пеленой.

Сначала его звук был невероятно далеким и тихим. Но слабый звон все нарастал и нарастал и наконец превратился в звенящий вой. Не в силах больше терпеть этого издевательства я медленно открыл глаза. И почувствовал, что начинаю сходить с ума.

Я лежал на диване в своей квартире. В Москве. Это была моя резервная хата на случай каких-то осложнений. Мне довелось ночевать здесь всего пару-тройку раз, и все равно чем-то она мне нравилась, хоть и была самой что ни на есть скромной. До боли знакомый антураж комнаты, в которой я сейчас находился, невозможно было спутать ни с чем. Мало того, я был одет в пижаму и тренировочные штаны и заботливо укрыт пледом.

Тут на меня нахлынули воспоминания с такой ясностью, что я почувствовал, как меня охватывает паника. Не может быть, чтобы все произошедшее со мной оказалось лишь сном. А если это так? У меня появилась надежда на то, что весь тот мир, в котором я провел столько времени, был лишь страшным сном.

Но это требовалось немедленно проверить. Я сел на кровати, и найдя ногами тапки, встал и пошаркал на кухню. Меня мотало как пьяного, и била сильная дрожь. Открыв холодильник, я достал початую бутылку водки и плеснул себе грамм сто пятьдесят. Дрожь исчезла, и жизнь казалась теперь не такой уж плохой.

Я взял трубку радиотелефона и набрал номер мобильного телефона Ильи. Аппарат абонента был выключен или находился вне зоны действия сети.

Осталось выяснить, было ли сном покушение на этого самого Сигизмора. Я никак не мог вспомнить, где заканчивалась реальность и начался сон. Я вдруг почувствовал, что дико голоден. В холодильнике не было ничего. Понимая, что привычная реальность может кончиться прямо за порогом квартиры, я оделся и спустился на улицу Начинало темнеть, и сильный ветер, пробиравший до костей, гнал закутавшихся в шарфы прохожих домой.

Добравшись до круглосуточного супермаркета неподалеку от дома, я накупил еды на неделю и, выйдя с полными сумками из магазина, остолбенел. Передо мой стоял Сигизмунд Сигизмор собственной персоной.

Глава 10

РАЗГОВОР ПОД ПИВО С РАКАМИ

Сумки с провизией я удержал в руках чудом. Внешне воскресший маг выглядел весьма пристойно и с усмешкой разглядывал меня.

«Здравствуй, жопа, Новый год! Вот и все? Отпрыгался, братец? И миллионы теперь тебе не понадобятся…» – мелькнула у меня мысль.

– Не парься. Твои миллионы мне не нужны, – ответил Сигизмор, словно прочитав мои мысли. – Нам надо поговорить. И лучше – у тебя дома.

Я лишь слабо кивнул головой. Сигизмунд взял у меня сумки, и мы пошли обратно к дому. Картинка получалась премилая – маг и убийца с пакетиками, набитыми пивом, идут через двор, тщательно обходя затейливо разложенные на асфальте и в траве собачьи экскременты.

Впрочем, особо гостеприимным хозяином я быть не собирался. Я сделал себе монументальный бутерброд, открыл себе и гостю по бутылке пива и сел в кресло. Сигизмору такое поведение явно не понравилось, но он промолчал.

– Итак, – начал он, – только не думай, что перед тобой призрак. Если хочешь – можешь потрогать.

– Спасибо, не буду. Я не дама, – буркнул я.

Сигизмор хихикнул, осознав двусмысленность своего предложения.

– Короче, с точки зрения обычного человека ты меня убил. Но я – маг. И все непросто даже для меня самого.

– Ну и? – спросил я.

Сейчас Сигизмор был больше похож на недавно уволенного из режимного НИИ инженера средних лет и, честно говоря, слегка меня утомлял. Я уже понял, что он лишился каких-то своих способностей, иначе мы бы тут пиво не пили. Или же пили бы не пиво. Маг почесал в затылке.

– Меня нет в вашей повседневности. Я вроде бы существую – и не существую. Причем с одинаковой степенью присутствия и в том мире, и в вашем. Пока я нахожусь здесь, мое тело безжизненно лежит в моем замке там. И наоборот. Я словно расщепился. При этом меня весьма хаотично шарахает из одной вселенной в другую. В этом есть своя прелесть, но не знаю, надолго ли.

– Ненадолго! – произнес я, – там тебя уже похоронили! Кстати, а здесь ты где изволишь отдыхать?

– В холодильнике морга для неопознанных трупов Первой градской больницы.

– И надолго?

– Насколько я понял, недели две у меня еще есть…

– Кстати, а почему неопознанных?

– После столь неожиданной смерти я частично развоплотился, и мой облик стал чем-то средним между той маской, которую я ношу в вашем мире, и лицом, данным мне от рождения.

– Понятно, – хмыкнул я. – Еще раз тебе говорю – там тебя уже похоронили. И Черная Гильдия уже имеет на меня с моим напарником зуб. Считается, что это мы тебя убили и шибко перешли им дорогу.

– Вот оно как… – маг был мрачнее тучи, – наверное, так вам и надо. Конкурентов они действительно не любят. В нашем мире монополия на смерть при таинственных обстоятельствах принадлежит им. Но ты сделал нечто очень странное. Ты убил меня здесь. А там меня убил кто-то другой. И две половины…

– Две половины чего? – нахмурился я. Вот только эзотерики под «Балтику» мне сейчас не хватало.

– Две половины моей сути, соединившись в момент практически одновременной смерти, породили мою третью физическую сущность.

До меня начало доходить. Сигизмор имел в виду, что какой-то шустрец из того мира добрался до мага в ту же минуту и секунду, когда это сделал и я в этом. И две «души» нашего мага зафигачило в астрал одновременно, отчего на перекрестках мироздания что-то перемкнуло, и на свет появился вот этот голем, сшитый из кусочков, как лоскутное одеяло.

Я сходил еще за бутылкой пива. События последних дней вообще было трудно измерить обыкновенным аршином, и для некоей привязки себя к миру я решил, что раз я вернулся, то надо выполнить до конца свою работу. А потом забыть прошлое, как страшный сон. Насколько я помнил, в этой квартирке, в тайничке, хранился «люггер» с тремя обоймами.

Сигизмор вдруг рывком приблизил свое лицо к моему. Умение читать мысли синтетический старичок все же сохранил.

– И не думай об этом! – тихо произнес маг. – Второй раз ты меня не замочишь. И пока забудь свою песенку о том, что все хорошо, что хорошо кончается. Я вызвал тебя сюда не просто так.

«Ах ты, блин, старый ты козел!» – мысленно простонал я.

Сигизмор поднял бровь, но никак не прокомментировал мои мысли. А я продолжал думать: «Это ж как в анекдоте – а теперь три ящика водки и давай американца и француза обратно, а то пить не с кем. Он меня вызвал! А Илюха? А я? Может, в том мире разгневанные гномы мне уже жопу на ремни режут?

– Не режут, – флегматично возразил моим мыслям маг. – И Илюха твой пока жив и здоров. Еще раз повторю, что я вызвал тебя не просто так. Я тут поразмышлял и понял, что произошло. Только налей-ка и мне еще пивка.

Я понял, что надо брать паузу. Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец.

– Слышь, маг, – окликнул я Сигизмора, – а я раков севанских купил. Будешь?

На моей памяти никто и никогда не отказывался от такой радости. Теперь я знал – маги тоже не исключение. Сигизмунд потер ладоши друг об друга и плотоядно улыбнулся.

– Раки? Не довелось мне их толком при обычной жизни распробовать. Так хоть в сумеречной зоне оторвусь.

– Где-где? – переспросил я.

– В сумеречной зоне. За пределами обеих жизней.

Я сходил на кухню и приготовил огромную тарелку красных севанских раков. От членистоногих аппетитно пахло укропом, а для полного блезиру я положил сверху черную оливку.

Блюдо с раками просто заворожило Сигизмунда. Он минут пять молча хрустел и чмокал, высасывая из трубчатого хитина вкуснейшую белую мякоть, со сладострастными придыханиями отхлебывал ледяное пиво и, когда первый запал прошел, спросил:

22
{"b":"13216","o":1}