ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я в очередной раз перечитывал досье, которое сбросил мне Владимир. В Питер мы прибыли неделю назад, и все эти дни наблюдали за нашим клиентом. В конце концов, я дал свое окончательное согласие на этот заказ. Убить этого мага было просто. Надо было просто прекратить экономить и нанимать на эту работу гастарбайтеров из Тьмутаракани.

Сигизмор приезжал на работу к десяти часам, а уезжал в шесть. Ни охраны, ни телохранителей у него не было, если не считать дежуривших в подъезде его дома двух мордоворотов, которые в основном провожали мага до машины и таким же образом встречали. На своем джипе «Kiasportage», ездил он сам без водителя, и, судя по всему, абсолютно никого не боялся. Видимо, оборзел от своей неуязвимости. Мне сразу вспомнились слова координатора о его сверхъестественных способностях. Но я тут же отогнал от себя эти бредовые мысли. Я не верил в чудеса и не собирался менять свои взгляды.

План ликвидации я составил очень быстро. Раз этот маг передвигается на машине, которую спокойно бросает во дворе своего дома, надо решить вопрос, как говорил дедушка Ленин, «всерьез и надолго». На следующую ночь мы прикрепили под бампер джипа в районе вентиляционного клапана бензобака маленький пластитовый пистончик с радиоуправляемым детонатором. Очень, знаете ли, убедительная штука. За счет детонации паров бензина дает эффект, раз в десять превосходящий свой тротиловый эквивалент.

На нашу удачу, в соседнем доме оказалась квартира, рекомендованная бабулькой, сдававшей квартиры на Московском вокзале. Так что рано утром я устроился в съемной квартире напротив высотного дома, где жил Сигизмор. В одной руке у меня был пульт управления зарядом. В другой бинокль. Илья ждал в машине, в одном квартале от дома.

Ровно в половине десятого маг появился на крыльце. В длинном черном пальто и в мягкой шляпе, он смотрелся немного старомодно, но все равно довольно эффектно. Дополняла его гардероб изящная деревянная трость. Небрежно помахивая ею, он направился к машине. Пижон, блин. Мой палец лег на кнопку пульта. Однако, к моему огромному удивлению, человечек повел себя очень странно.

Он внезапно остановился, и, оглядевшись вокруг, уставился в мою сторону. Он не мог меня увидеть на таком расстоянии, но тем не менее я почувствовал, как у меня по спине пробежал неприятный холодок. Казалось, этот Сигизмор смотрит прямо на меня.

Он погрозил в мою сторону пальцем. И повернувшись, вошел обратно в подъезд. Через пять минут из подъезда вышло трое человек, и осторожно подойдя к джипу, начали его осматривать. Вот это было уже серьезно. Я понял, что план провалился и поспешил ретироваться.

Когда мы выехали из переулков на Лиговский проспект, Илья повернулся ко мне.

– Что-то взрыва не было слышно. Как прошло-то?

– Никак, – честно признался я.

– Почему? – искренне удивился мой помощник.

– А черт его знает! Этот Сигизмор каким-то образом понял, что его машина заминирована. Просто посмотрел на нее и понял!

– Ну, бывает… – неуверенно произнес Илья, – предчувствие, наверное…

– Какое к дьяволу предчувствие – вспылил я, – этот хитрожопый чародей каким-то образом узнал, где я нахожусь. Даже пальцем мне погрозил!

– Хорошо, хорошо, – Илья покачал головой, – ты только успокойся.

– А, – я махнул рукой и стал смотреть в окно на мелкий снег с дождем, который начался вчера вечером и до сих пор не хотел униматься.

По Лиговке спешили нервные и по-северному бледные прохожие. Питер не относился к числу городов, в которых я хотел бы жить. Как это ни парадоксально, но самое благоприятное впечатление у меня осталось от Ханты-Мансийска, где пару лет назад мы убирали главного бухгалтера одной нефтяной компании.

Когда мы приехали на «точку», то я первым делом вновь просмотрел дело мага. Плохо то, что теперь он будет знать о том, что на него готовится покушение и будет гораздо осторожней. Надо готовить второй вариант. Теперь все будет зависеть от того, как поведет себя жертва после первого покушения.

К моему огромному удивлению, на следующий день ничего не изменилось. Сигизмор вел себя словно никакого покушения не было. В мою душу начали закрадываться подозрения. Никогда мне не встречалось такой бесстрашной жертвы. Он будто назло мне пер грудью на пулеметы. Но все же, кто я? Профессионал или не профессионал? Раз подписался, то работу надо выполнять. Рано или поздно этот Матросов должен поскользнуться на обледеневшем краю окопа и оказаться на линии выстрела…

Через два дня я вновь занял удобную позицию в доме, стоявшем углом к тому, из которого я наблюдал за неудавшимся покушением. На этот раз пришлось серьезно переплатить. Эту квартиру Илья снял через третьи руки аж на целых два месяца. Собрав винтовку, я устроился около окна, и, поймав в перекрестие прицела дверь подъезда, принялся ждать.

Памятуя уроки Ясира Арафата, никогда два раза не ночевавшего в одном и том же месте, Илье пришлось за эти дни стать лучшим другом бабулек, распределявших на вокзалах гостей Северной Пальмиры. Я старался не показываться лишний раз. Конспирация превыше всего…

Одно радовало. Все трое погибших до меня киллеров исчезали именно после первого неудавшегося покушения, не сумев совершить вторую попытку. И осторожность была вознаграждена. Я все еще никуда не исчез, и мои миллионы были так близки.

Как только на пороге появился маг, я мгновенно нажал на курок, решив, что если тот и обладает столь впечатляющей чувствительностью к опасности, то в данном случае он просто не успеет среагировать. Он схватился за шею и рухнул на крыльцо. Пуля попала именно туда, куда я метил.

Я нажал на курок второй раз, но, к моему огромному изумлению, маг, которого я уже считал полумертвым, по-змеиному извернулся, и пуля угодила в асфальт. В следующую минуту, я почувствовал, что какая-то неумолимая сила тащит меня от окна. Сопротивляться этому давлению не было никакой возможности, и вскоре меня прижало к противоположной стене.

Так же внезапно давившая на меня тяжесть исчезла, и внезапно стало очень тихо. Я подполз к окну и, выглянув вниз, открыл от изумления рот. По двору постепенно расползалась кроваво-красная воронка смерча. Несмотря на бешеную скорость вращающегося столба, вокруг стояла тишина, словно все дома в округе вымерли. Не став ждать, пока стихийное бедствие доберется до машин, припаркованных по периметру двора, я быстро разобрал винтовку, уложил в футляр и вышел из квартиры. Слава Богу, в этих домах все еще сохранились старые питерские черные ходы.

Выход из дома, куда я ринулся, вел на другую сторону двора, прочь от воронки. Я быстро перебежал в расположенную рядом со входом арку и через несколько секунд выскочил в небольшой переулок, где стояла с включенным мотором наша машина.

– Стойте, молодой человек! – вдруг раздался громовой голос.

Я невольно обернулся и застыл от изумления на месте! В десяти метрах от меня стояла моя жертва. Сигизмор с трудом держался на ногах. Но он был жив, и его глаза горели яростью. И это было невероятно! Люди с пулевым разрывом яремной вены умирают на месте. Это знает каждый студент медучилища. Это травма, несовместимая с жизнью.

Я выхватил из кармана куртки пистолет, но не успел нажать на курок. Пистолет вырвало у меня из руки сильнейшим порывом ветра.

– Ты с кем вздумал состязаться, щенок? – прогремел маг. – Умри!

Он вскинул вверх правую руку, но я не стал ждать его дальнейших действий. Дернув плечом, я выхватил заточенные звездочки-сюрикэкы, закрепленные высоко на запястье, и метнул их в противника, совершенно не ожидавшего такого оборота.

Эти летающие бритвы одна за одной рубанули его по груди и по горлу, и маг рухнул на землю. Рядом со мной взвизгнули тормоза. Обернувшись, я увидел Илью, который раскрыв дверь, кричал мне, чтобы я садился. Я не ответил на его крики. С таким противником предстояло выполнить дурацкий обряд, известный в народе как «контрольный выстрел в голову». Я ненавидел этот способ, потому что для верности приходилось стоять близко и был риск случайно поиметь на одежде какие-нибудь микрофрагменты крови или мозгов.

3
{"b":"13216","o":1}