ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Приходящие гномы в разговоры не вступали и держались так, словно были глухонемыми. Но более всего раздражала меня Зеела. Создавалось впечатление, что девушка совершенно замкнулась в себе и не реагирует ни на что. Даже есть ее приходилось заставлять. Оружие у нас отобрали, и теперь я чувствовал себя совершенно беззащитным, практически голым. Лишь один Илья, похоже, не терял оптимизма, который обычно выражался в бесплодных попытках разговорить Зеелу.

Вот и сейчас он занимался этим. И как всегда безуспешно. Я потянулся рукой к стоявшему на столе кувшину с вином. За эти три дня местное вино было лучшим лекарством против охватывающей меня все сильнее и сильнее депрессии. Мне даже хотелось уйти в запой месяца на два, чтобы полностью отрешиться от реальности. Но не успел я наполнить свою кружку, стоявшую на столе, как в комнате внезапно резко похолодало. Затем я понял, что меня охватывает непонятно откуда взявшееся чувство приближающейся опасности. Илья тоже внезапно замолк и стал осматриваться кругом. Даже Зеела, как мне показалось, утратила свой невозмутимый вид.

Около стола появилось клубящееся черное облако, которое постепенно собралось в человеческую фигуру, закутанную в черный плащ. Я сразу узнал ее. Это был Мрок. Раздался приглушенный всхлип.

Оглянувшись, я увидел как окончательно ожившая Зеела со страхом смотрела на нашего гостя. От ее безразличия не осталось и следа. Тем временем фигура откинула капюшон плаща, и в комнате зазвучал знакомый мне звенящий шепот, от которого бросало в дрожь.

– Приветствую вас, смертные.

– Привет, – услышав интонацию моего ответа, Зеела испуганно покосилась на меня.

– Я послан к вам Морготом, Великим Повелителем Подлунного Мира и Чертогов Тьмы.

– Во, блин, дон Сезар де Базар! Наворотил-то как! – прошептал Илья.

На этот раз искоса на него посмотрел Мрок.

– И у меня к вам предложение, – продолжил Мрок.

– Какое предложение? – спросил я тоном Бормана из «Семнадцати мгновений весны».

– Вы хотите покинуть эти подземелья?

– Глупый вопрос, – негромко сказал Илья. – Мы не крысы, чтобы жить здесь вечно.

Мрок еще раз покосился на моего друга, помолчал и все-таки продолжил:

– Тогда я помогу вам!

– Отлично! – Илья горел желанием продолжить диалог в том же духе, но я его осадил:

– Подожди! На халяву и уксус сладок. Что ты хочешь? – этот вопрос был обращен к Мроку.

– Правильно, человек, – прошептал тот, и мне показалось, что он улыбнулся уголками глаз. – Бог Тьмы ничего не делает даром.

– И что же требуется от нас? – осклабился я. – Ну, коллега, смелее! У нас завязываются славные деловые переговоры.

От нашей вальяжной перебранки Зеелу, кажется, начала бить истерика. Похоже, иногда лучше не знать, кто перед тобой, а то сам себя запугаешь.

Мроку происходящее явно начинало нравиться, и это потрясло девушку более всего. Посланник Моргота чуть переместился в воздухе и ответил.

– Прежде чем ответить на твой вопрос, я хочу рассказать о последних новостях. Некто Крайзер Сигизмор сейчас держит путь в Ардаг. Скоро он будет в городе. Думаю, найти вас ему будет не очень сложно.

– И чего? – невинным тоном переспросил я.

Мрок снова улыбнулся и перешел совсем в другую тональность.

– Только не надо включать дурака, Артем. Вы грохнули Сигизмора в иной реальности. И Крайзер каким-то образом вычислил вас. Это месть!

Я тоже быстро перестроился.

– Мрок, весь этот твой базар вилами по воде писан. Откуда сыну Сигизмора знать о приключениях его папы в нашем мире?

– Сигизмунд готовил сына к посвящению в Верховные Маги. И наверняка тот знал о ваших попытках его убить.

Я отступил на шаг назад.

– Э-э, нельзя так прокалываться. Ты-то откуда знаешь такие подробности?

– Я – Мрок, посланец Моргота. А Темный Бог знает все и доверяет это знание и мне.

– Так не вы ли нас слили?

Мрок покачал головой.

– Нет. Какой смысл? Крайзер уничтожит вас. А Моргот вас защитит.

Я сел на пол.

– Вы прямо тут как дети. Моргот считает, что если меня сейчас напугать местью сына Сигизмора, то я брошусь прямиком в его объятия?

У Мрока наконец не выдержали нервы. Или что там было вместо них.

– Какого черта ты сопротивляешься, Артем? За тобой охотится половина Пранна! Прими помощь Моргота! И он вернет тебя домой.

– И что я должен сделать для твоего хозяина, чтобы он помог нам? Ты слышишь, Мрок? Нам! А не только мне!

Мне показалось, что Зеела, неотрывно слушавшая наш разговор, сейчас расплачется. Мрок пролетел из одного угла зала в другой и ответил:

– Взамен? Мелочь! Это вполне в твоих силах!

– Надо кого-то убрать?

– Моргот и без того справится с этим лучше тебя. Он ведь… Впрочем, какая разница. Раз ты готов слушать, то суть предложения моего хозяина такова: в обмен на возможность вернуться ты должен предоставить свое тело по первому требованию в распоряжение Моргота на одну ночь во время месяца Луны.

– Это когда? Я с вашим календарем плохо знаком, уважаемый. Завтра утром? Через пять минут?

– Нет. Через неделю.

– Интересное кино, – протянул я. – А на кой хрен твоему господину моя бренная чешуя? И где в это время буду отдыхать я сам?

– Воплотившись в твоем облике, Моргот сможет привести в этот мир своего наследника. Царя Царей и единственного властителя Пранна.

– Во как! – ехидно выдохнул Илья за моей спиной. От Мрока буквально полыхнуло яростью. Рука в черной перчатке сделала небольшой жест пальцами. В следующую секунду мощный порыв ветра буквально швырнул нас на стену. Ударился я с такой силой, что кости мои уцелели почти что чудом. А Мрок навис над нами и закрыл собой почти весь свет.

– Смертные, с Мроком надо разговаривать почтительно. А пожалел вас только потому, что Артем пока еще нужен Морготу. Но если так будет продолжаться и дальше, он найдет себе другое достойное воплощение.

Я прошипел сквозь зубы:

– Пошел вон, костолом! И ты хотел со мной о чем-то договориться? Нервы лечи!

Мрок вдруг осознал, какую ошибку он только что совершил и снова перешел на свистящий шепот.

– Я не буду требовать немедленного ответа. Через несколько часов я появлюсь вновь. Подумайте. Это ваш единственный выход.

Темная фигура медленно растаяла. В комнате наступила тишина, которую нарушил Илья.

– Ты как себя чувствуешь? – поинтересовался он у меня.

– Местами, – пробурчал я, растирая ушибы.

– И что ты думаешь обо всем этом?

– Давай порассуждаем. Во-первых, надо понять, почему для Моргота так важно заполучить именно меня, а не тебя, к примеру. Если он собрался осеменять тут какую-нибудь эльфиню под разговоры о царях царей, то ты для этой роли подойдешь даже лучше.

– Спасибо за комплимент.

Зеела фыркнула, желая изобразить извечное женское «фу, пошляк». Я повернулся к ней.

– Вот что, кошечка. Можешь считать, что самим фактом того, что ты присутствовала при нашей беседе с Мроком, ты подписала себе смертный приговор. Так что теперь мы повязаны, и тебе предстоит научиться терпеть каши дурные манеры и перестать портить воздух своими комментариями.

Зеела даже вздрогнула, а я поставил в новой ситуации последнюю точку.

– Глядя на тебя, я иногда думаю, что вся эта ваша Гильдия – либо институт благородных девиц, либо пионерлагерь для мистически настроенных подростков. Если наши разговоры тебе не нравятся, можешь сразу нажаловаться на нас гномам. Мы тут с особым пиететом к дамам не относимся. Скажу молчать – и будешь молчать. Скажу убить – будешь убивать, Ясно?

Зеела привстала со стула. Я еще раз с нажимом спросил:

– Ясно? Сидеть, я сказал!

Девушка некоторое время поколебалась, но женское начало взяло в ней верх, и она подчинилась. Я смотрел на ее лицо не без внутреннего удовлетворения. Что-то подсказывало мне, что с этой минуты наши отношения должны резко перемениться. Я снова повернулся к Илье.

– Так я продолжу. Сдача моего тела напрокат Морготу никак не входит в мои планы пребывания в этом заповеднике. Я не верю Темному Богу, это раз. Он может натворить в моем обличье что-то такое, после чего мне точно нельзя будет вернуться в Пранн ни на секунду. Это два. И ему может настолько понравиться новое обиталище, что он просто откажется его освобождать. Это три.

30
{"b":"13216","o":1}