ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Какие у него козыри? – спросил Илья.

– Ну, опять же, он тут типа божество. Во-вторых, он может напрячь извилины и начать выстраивать ситуацию, при которой мы сами попросим его об этом. Ты же помнишь – нельзя взять мое мертвое тело. Надо заставить меня согласиться его отдать.

– Кто наши союзники? – с некоторой тоской в голосе спросил Илья.

– Сигизмор. И его сынок.

– И я, – подала голос Зеела.

– Подожди, – я задумчиво повернулся к ней. – А какой нам от тебя в этой ситуации прок?

– Артем… – с нажимом начала Зеела, но увидев мою приподнятую бровь сбавила тон. – Артем, мой отец – один из руководителей Гильдии. И я смогу убедить его очень во многом. Например, в том, что вы готовы стать одними из нас. Что с вами можно вести дела. Что с вашей помощью Гильдия сможет освободиться от проклятья Моргота.

– Это еще что такое? – нахмурился я.

– Вера жителей Пранна во всесилие Гильдии Убийц крепка. Но она была бы еще крепче, если бы мы нашли способ расправляться с теми, кто передает себя в руки Морготу. Сегодня эти люди нам неподвластны. Моргот каким-то чудом всегда идет на один шаг впереди нас и защищает своих слуг.

Я ухмыльнулся.

– Видишь, Илюх, у них тоже – с Дона выдачи нет.

А Зеела продолжала:

– Раньше Гильдия и правители Пранна терпели такую ситуацию, потому что Моргот не увеличивал число своих сторонников. Но не так давно число неподсудных и неотомщенных начало стремительно расти. Именно поэтому Гильдия восприняла убийство Сигизмора как знак большой беды и отрядила меня для вашего уничтожения. Считалось, что за вами стоит Моргот, желающий покуситься на сильных нашего мира.

– Ага, – кивнул я. – А элиты, они всегда замечают происходящее вокруг, когда это касается их самих. До этого события называются «естественным ходом исторического процесса», а после этого – «якобинством», «37-м годом» и прочими страшными словами. Может, ты мне еще подскажешь, как нам решить наши проблемы?

– Подскажу, – кивнула Зеела.

– Да ты что! – Я насмешливо хлопнул себя ладонями по коленям: – Ну и?

– Нам надо отсюда выбраться. Иначе нас здесь прихлопнет либо сам Мрок, либо Ром, либо озверевший сынок Сигизмора. Так?

– Так, – кивнул я. – Первые два варианта весьма вероятны. А еще нас можешь прихлопнуть ты.

Зеела мотнула головой.

– Я точно не буду этого делать. Есть только один способ покинуть подземелье – согласиться на предложение Мрока. Но попробовать обмануть его.

– Очень по-женски. Расслабиться и получить удовольствие, – хмыкнул я. – Как можно обмануть это чудовище?

Зеела хихикнула:

– Ни Мрок, ни Моргот не могут постоянно присутствовать в нашем мире. По крайней мере, пока они не заполучили твою шкуру. А это значит, что остается шанс ускользнуть. К тому же ты уже убедился, что он прямолинеен и не отличается особым умом, так как всегда слепо выполняет приказы своего господина.

– Но ему приказано заполучить меня в распоряжение Моргота! – воскликнул я.

– Нет, – покачала головой Зеела. – Я слушала ваш разговор со стороны. Ему приказано получить с тебя этакий вексель, клятву, которую Моргот потребует оплатить в первый день месяца Луны. До этого времени ты относительно свободен.

Илья за моей спиной тихо подтвердил:

– Она права, Артем. Он сказал именно так.

– Получается, что я должен поставить на кон самого себя, чтобы выиграть пока еще призрачную возможность вернуться домой? – возмутился я.

– Получается, что так, Артем. В противном случае, Ром просто продаст тебя Морготу как раба, и вот тогда разговор будет другим, – еще тише подтвердил мой друг.

Зеела посмотрела мне прямо в глаза и кивнула.

– Хорошо, – осклабился я, – допустим, я выдаю ему этот вексель. И требую от него выдернуть нас из этих чертовых подземелий. А дальше что? Куда мы отправимся?

Зеела оживилась:

– На остров Хосмос. В штаб-квартиру Гильдии Убийц Пранна. Там мой отец. И туда не посмеет проникнуть даже Моргот. Он слишком хорошо помнит, чем едва не кончилось для него первое и единственное столкновение с бойцами Гильдии на их родной земле.

– И ты сдашь нас под белы рученьки своему папаше. Шикарно! Из огня да в полымя.

– Вообще, Артем, такое положение в шахматах называется «цугцванг». Можно делать любой ход любой фигурой – но все они одинаково плохи.

– Илья прав, – согласился я. – Чем это отличается от предложения Моргота. Так остается хоть шанс выжить, а в Гильдии нас просто поставят к стенке, и все дела!

– Ты не прав, – возразила девушка, – если бы вас хотели убить, то мне бы именно так и сказали. Однако нет! Вас хотели взять только живыми! И это говорит о многом. Тем более, что Магистр мудр. А я могу его убедить.

Я задумался. Если выбирать между свиноподобным Мроком и папашей столь симпатичной девульки, то, на первый взгляд, выбор очевиден. Но не глупо ли мне вверять свою жизнь в руки переменчивой женщины без каких-либо гарантий? А каких? Сколько у меня будет времени? Неделя? Справлюсь.

Я улыбнулся и кивнул головой:

– Я согласен. Исключительно из уважения к прекрасным глазам Зеелы. Только сможем ли мы обмануть Мрока?

– Думаю, сможем. – Зеела поднялась и я увидел перед собой прежнюю хладнокровную гильдейскую Убийцу! Куда делась равнодушная ко всему девушка, сидевшая здесь полчаса назад?

За неспешной беседой остаток вечера прошел быстро. И вот Мрок появился вновь.

– Вы готовы ответить мне, смертные, – наполнил комнату его шепот.

– Готовы, – кивнул я, – мы согласны! Но при одном условии.

– Каком? – раздраженно спросил слуга Моргота.

– Полегче, милейший! В обмен на свою душу я попрошу у твоего властелина… ну, или у тебя, помощи в том, чтобы выбраться отсюда. Я засвидетельствую свою клятву лишь вне этих стен, хотя первую часть ее я все равно произнесу.

– И все? Хорошо, – в его голосе прозвучала усмешка. – Тогда будьте готовы уйти сегодня ночью.

– И как это все произойдет? – поинтересовался Илья. – Вы дадите нам парабеллум, и мы будем отстреливаться?

Мрок раздраженно посмотрел на моего товарища. Вот не сложился у них раппорт, и все! Интересно, почему? Призрак чуть пошевелил губами и продолжил:

– Гномы обладают врожденной стойкостью к гипнозу и плохо внушаемы, но к счастью бывают исключения, – объяснил Мрок, – за вами придут и проводят. А уж я позабочусь, чтобы все остальные гномы спали как можно крепче.

– А оружие мое можно вернуть? – поинтересовался я, заработав укоряющий взгляд Зеелы.

– Не наглей! – раздался под ухом ее шепот.

– Посмотрим… – прошептал Мрок, – ждите…

– Из этих мохнатых лап еще никто не уходил! – орал налитый кровью Ром. – Всех на кол посажу!

Охранники стояли перед ним и покорно ожидали своей участи. Крайзер старался не смотреть в сторону Рома, потому что тот под его взглядом мог и вправду дойти до смертоубийства. Их переговоры были прерваны известием о побеге заключенных именно в тот момент, когда Сигизмор-младший впервые смог заговорить о цене вопроса. На душе Крайзера было муторно. Пленники бежали, и это означало, что все поиски надо начинать сначала. Вдобавок он чувствовал, что здесь явно не обошлось без вмешательства Моргота.

А Ром продолжал орать:

– Это вам просто так не пройдет! Врать! Мне! Предавать меня! За все время существования этого замка никто не мог убежать из его подземелий! Это предательство!

Наконец Крайзер не выдержал. У него начинала болеть голова.

– Слушай, ты или кончай с этими придурками, или разбирайся с настоящими предателями. У тебя есть подозреваемые?

– У меня есть виновный! – рявкнул Ром.

– И кто?

– Терестер! Мой ближайший советник! Этот сын вонючей крысы вел двойную игру! Как же я ему доверял! Я кожу с него сдеру!

– Он признался?

– Пока нет, – злорадно ответил Ром. – Но кое-кто видел, как он выводил пленников наверх!

– Не горячись так, – успокоил его молодой маг, – вызови сюда этого Терестера. Сдается мне, что не все так просто, как ты думаешь.

31
{"b":"13216","o":1}