ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А мне не спалось. Я развел огонь в камине, налил себе еще стакан вина и собирался сесть и немного посмотреть на языки пламени. Вдруг во входную дверь тихо постучали.

– Кого это несет? – пробурчал я недовольно и поплелся открывать. Увидев гостя, я испытал шок… Передо мной стояла Зеела.

На ней было надето длинное синее бархатное платье с глубоким вырезом. Сначала я даже не узнал ее. Столь отличалась стоявшая передо мной красавица от той Зеелы, которую я помнил.

– Что смотришь? Не узнаешь? – она, похоже, была довольна произведенным эффектом. – Впустишь меня? Или будем стоять здесь?

– Конечно! – поспешно произнес я и сдвинулся в сторону, пропуская гостью.

Зеела грациозно проплыла к камину.

– Где твой напарник? – спросила она, оглядевшись вокруг.

– Спит. Он крепко выпил и очень устал. – Я, кажется, начинал понимать, что мне сейчас предстоит, и совсем не собирался противостоять ходу событий.

– Отлично. Значит, никто нам не помешает.

– Зеела! – выдохнул я, делая шаг вперед.

– Аюшки!?

Точность родного языка восхитительна. Я бы не взялся перевести, объяснить иноземцу всю многослойную полноту этого произнесенного в полутьме короткого слова.

Я встал на колени перед огнем и, жадно обхватив Зеелу руками, прижался лицом к ее коленям. Руки запорхали у меня над головой и словно предложили мне пикантную игру. Интуитивно угадывая ее изменчивые правила, я стал тихонько касаться губами обтянутых бархатом коленей, плеч, лодыжек, запястий. Поцелуи становились все продолжительнее и жарче, и вот уже ее руки накрыли горячими ладонями мои плечи, пробежали по шее и затылку. Тонкие пальцы окунулись в волосы.

Я выпрямился. Зеела, закрыв глаза, искала мои губы, полноправно завладевала ими и вновь отстранялась, уже распаленная, разметанная, страстная.

Правила изменились. Теперь я будоражил самые чувствительные точки, постоянно и хаотично их сменяя, раскачивая качели возбуждения. На секунду я замирал, отодвигался и смотрел, как Зеела принимает мои ласки, как ярко она их переживает. Наконец девушка почувствовала острую необходимость прекратить эту сладостную муку, добиться освобождающей разрядки. Сразу же. Немедленно.

Выскользнув из моих рук, она принялась лихорадочно сдирать через голову узкое, прикипевшее к разгоряченному телу платье, подгоняя меня, благодарно принимая мою помощь.

Под платьем, я это уже знал, почувствовал руками и губами, ничего не было надето. Но увидеть это, убедиться – особо острое удовольствие.

Это было мое тело, обнаженное для меня и меня зовущее и ждущее.

Моя одежда капитулировала перед четырехруким чуть рассогласованным, истовым натиском. Каждую победу Зеела отмечала поцелуями. Общим вздохом и синхронным движением мы качнулись на встречу друг другу. Тела наши сейчас были наделены особой мгновенной ответностью, которая предсказывала все, что произойдет в следующий миг. Наши губы беспрестанно то сливались в жаре благодарных и страстных поцелуев, то расставались, чтобы дать возможность родиться вдоху, стону, крику.

Нарастающий ритм снял приглушающий эффект алкоголя, и острое неудержимое наслаждение стало разрастаться, обещая скорое извержение.

Зеела впивалась ногтями в мышцы моей спины, кусала меня за плечо и громко, задыхаясь, шептала: «Еще! Еще, милый, еще!» Потом слова ушли, и остался только голос, только рвущееся дыхание и долгий звук, едва ли способный передать обрушившееся счастье.

Глава 18

НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ

Она ушла среди ночи, а может быть, и под утро. Искал ли я в ее объятиях забытья или утешения за все свои неприятности в этом странном мире? Нет. Она бы почувствовала слабину, да и сам я, оставшись один, ощущал бы не огромный прилив сил, а безумную слабость и ненависть к самому себе. Нет, сейчас меня разрывало между обострившимся желанием поскорее вернуться домой и стремлением повторить эту ночь.

До утра оставалась еще пара часов. Тишина в замке была запредельной и оттого предвещала опасность. Я попробовал заснуть, но ощущение тревоги нарастало. В какой-то момент я более не мог выносить этого предчувствия и разбудил Илью. Он попытался что-то спросить, но промолчал, увидев мой палец, приложенный к губам. Примерно минуту мы напряженно вслушивались.

И вдруг ночь взорвалась топотом десятков ног. Мы стремительно оделись и проверили оружие. Кто-то постучал в дверь. Уйдя в неприметные углы комнаты и спрятавшись в тень мебели, мы напряженно молчали. За дверью раздался голос Зеелы:

– Артем, это я. У нас незваные гости.

Я впустил девушку и спросил:

– Кто?

– Отец и сын Сигизморы.

Я переспросил:

– Сигизмунд тоже здесь?

– Да, – ответила Зеела и незаметно погладила меня по руке.

Вот это резко меняло ситуацию. Я не очень представлял себе, как старичок сюда попал, но было очевидно, что усилий ему это стоило немалых. И предпринимать их ради еще одного шанса попить со мной пиво с раками он не стал бы. Зачем он прибыл? Попытаться договориться о чем-то с Убийцами? Сплести очередной сложный комплот, чтобы и Мрока съесть и… Ну, этой роскоши я ему не позволю. Здесь, на Хосмосе, я впервые почувствовал себя не пешкой в большой игре, а самостоятельным игроком, и привилегию эту я теперь никому не отдам. Впрочем, кое-что еще оставалось неясным:

– Магистр говорил, что посторонние попасть на остров не могут.

– Я тоже так думала, – сбивчиво ответила Зеела, – но Сигизмор – маг, а для них ничего абсолютно невозможного нет. Пока известно лишь, что он проник на остров с помощью трилета, с двумя спутниками. Они зачаровали патруль и сняли их облики. Они направляются сюда. Магистр приказал срочно телепортировать вас в безопасное место. А минут через десять сюда прибудет отряд наших магов, которые преподадут Сигизмору хороший урок!

– Ты в этом уверена? – вдруг зазвучал в комнате знакомый мне голос. – И кто? Не ты ли?

В оставленную Зеелой полуоткрытую дверь вошли трое гостей. Возглавлял их Сигизмор, державший в руках изящный посох с красным рубином на верхушке. Из-под длинного одеяния проглядывали дешевые китайские кеды. Увидев мой взгляд, Сигизмунд хмыкнул:

– Привет, Артем! Пришлось собираться в спешке, прямо из дома. Так что я еще и в тренировочных штанах. Впрочем, тут, я смотрю, все одеты не по протоколу.

Лиц, его сопровождающих, я не знал, но один из них формой ястребиного носа и посадкой головы походил на Сигизмунда.

– Мой сын Крайзер, – продолжил маг все в той же манере провинциального участкового, которого срочный вызов оторвал от теплого бока жены и тарелочки аппетитного борща. – Прошу любить и жаловать. А теперь по делу. Послушай, красотка, а ты, случаем, не переоцениваешь свои силы? Портал ты не вызовешь – я заблокировал все перемещения. Так что предлагаю просто отдать мне Артема. Другие мне не нужны.

Тут Зеела произнесла фразу, после которой я не смог удержаться от улыбки:

– Шиш тебе с маслом, а не Артема, Сигизмор. Он под защитой Гильдии и вчера объявил себя ее союзником.

– Да ты что? – приподнял брови Сигизмор. – Но я имею на него куда больше прав. Он – мой кровник.

Сынок Сигизмора прекратил бесплодные попытки казаться старше, чем он есть, и выпалил:

– Он убил моего отца! Сигизморы не оставляют преступлений неотмщенными!

Зеела пожала плечами.

– Ты на нашей земле, Сигизмор. Так что давай не будем углубляться в философские дебри. Артема тебе никто не отдаст.

Пока эта милая перебранка продолжалась, я оглядывался по сторонам. За дверью послышались шаги, и в комнату торопливо вошли еще два незнакомца. Сигизмор повернулся к ним. Один из гостей, дюжий лысый мужчина лет сорока пяти, начал:

– Хватит, Сигизмор! Я – пристав права и порядка Териа. Ты…

Закончить он не сумел. Сигизмор и Крайзер вскинули правые руки. Я инстинктивно догадался, что сейчас произойдет. Схватив в охапку Зеелу и толкнув в спину Илью, я буквально нырнул под стол с мраморной столешницей.

35
{"b":"13216","o":1}