ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Какой план? – улыбка исчезла с лица Мрока.

– Я все знаю! Ты хочешь вновь устроить пришествие своего повелителя! И для этого тебе нужен этот чужак по имени Артем…

– Откуда ты это взял? – перебил его Мрок.

– Так, значит, Моргот не рассказывает о тайне своего появления в Пранне даже самым близким помощникам? – невольно рассмеялся Сигизмор. – Что ж, буду иметь в виду.

Выпад Сигизмора словно уравнял собеседников между собой. Мрок задумался:

– Что ж, если ты все знаешь, то попробую объяснить. Этот ваш Артем нам более не нужен. Он мертв, и я сделал из него кристалл. Теперь осталось лишь найти донора!

– Но это невозможно! – Сигизмунд воздел перед собой руки. Попытка скопировать суть человека в кристалл всегда заканчивалась обычно взрывом и гибелью пересаживаемой матрицы. После целой серии таинственных смертей Верховные Маги даже подписали специальное соглашение, запрещающее кому-либо в Пранне заниматься подобными исследованиями. Но все равно находились те, кого запрет не останавливал. Слишком велико было искушение создать бессмертную копию самого себя, способную прожить столько же, сколько живут горы и скалы, и неуязвимую для всех существующих заклинаний магического мира.

– Я должен тебе верить? – произнес маг в раздумье. – Тебе, посланнику бога, который почитает законом обман?

– Решай сам, – улыбнулся Мрок, – я тебя не принуждаю. Только вот времени у тебя все меньше и меньше.

– Ладно! – Сигизмор понимал, что делает сейчас нечто такое, за что ему еще придется тяжело расплачиваться, но сейчас это было ему безразлично. – Я согласен!

– Отлично! – Мрок не скрывал своего удовлетворения. – Мы с Морготом всегда делали ставку на то, что ты мыслишь головой, а не задницей. Отойди в сторону. Я начинаю атаку на Вечный Замок. И то, что ты увидишь, способно тебя погубить. Вы, люди, не приспособлены для прикосновения подобных энергий!

Мрок поднял руки к голубому небу и начал шептать слова на языке, незнакомом Сигизмору. Маг догадался, что это и был язык богов, о котором ходило столько легенд. Только вот после стольких лет на Земле в словах Мрока ему почудилось нечто знакомое. Но времени вдумываться и вспоминать у него уже не было.

На голубом безоблачном небе прямо над Мроком появились темные облака. Ветер стал резким и колючим. Сигизмору показалось, что он не на острове вечного лета Хосмосе, а где-нибудь в Северных предгорьях Ардага.

Тучи вращались над головой Мрока, словно он превратился в живой «глаз бури». Белесый подбой облаков вдруг приобрел чернильно-сизый цвет и сверху к посланцу Моргота потянулись черные жгуты смерча, пронизавшие его тело. Мрок стал меняться. Исчезло тело полуэльфа, и на его месте возник бесформенный силуэт, покачивавшийся на ветру.

Беззубый рот Мрока открылся и издал омерзительный рев. Над головой слуги Моргота начал клубиться черный дым. Сигизмор вдруг почувствовал, что ему страшно. Страх нарастал и оборвался, оставив во рту металлический привкус только после того, как из утратившего всякое сходство с человеком силуэта Мрока вырвались похожие на кишки длинные черные полосы. Вырвались и помчались к Вечному Замку.

Сигизмор понимал, что вряд ли когда-нибудь за свою будущую жизнь увидит что-то подобное. Это были лишь изначальные заклинания! Дымные полосы обвивались вокруг Замка и словно душили его могучие стены в своих объятиях. Когда почти весь Замок был обмотан ими как бинтами, Мрок что-то зашептал про себя и выкрикнул странную короткую фразу. И потом… Вечный Замок взорвался. Он словно раскололся пополам и в следующий момент утонул во вспышке ослепительного голубого света!

– Так просто… – прошептал Сигизмор. – Ярче тысячи солнц…

Маг невольно ужаснулся мощи Моргота. И подумал, что приход на Пранн подобного существа в человеческом облике означал фактический конец доброго старого мира и начало новой зловещей империи.

Если уж выбирать, то надо выбирать победителей. И после столь наглядной демонстрации силы Темного Бога в его победе Сигизмор не сомневался!

– Вот видишь, – раздался из воздуха грохочущий голос, – ты удовлетворен местью. Твой враг мертв! Разве тебя что-то еще держит на Хосмосе?

Маг молча отправился к трилету и залез на сиденье перед тем, на котором сидел его сын. Через несколько минут, вернувшись в обличье рыжего эльфа, в кресло пилота запрыгнул Мрок.

– Вперед, союзник! – громко рассмеялся он, и летун начал подниматься в воздух.

Полет прошел на удивление спокойно. Воздушный флот Гильдии, похоже, был парализован столь вероломным нападением. Сам Мрок, видимо, не пылал желанием разговаривать. Когда они приземлились на берегу, откуда был виден раскинувшийся вдоль моря Собор, он выскочил из «трилета» первым. Когда из летательного аппарата выбрался Сигизмор, подручный Моргота уже успел вынуть из кресла Крайзера и положить на песок рядом с собой.

– И что теперь? – поинтересовался маг.

– Теперь? – искренне удивился посланец Моргота. – Твоя историческая миссия на Пранне окончена. Я зря потратил столько времени, уговаривая тебя полететь со мной. Твои чары нам не понадобились. Совсем. Так что пошел отсюда! Бегом!

– Как это? – ошеломленно переспросил Сигизмор. – Мы же договорились…

– Договорились… – расхохотался Мрок, – ладно, смотри!

Он взмахнул рукой и что-то прошептал. У Сигизмора округлились глаза. Облик его сына начал меняться, и вскоре рядом с Мроком лежал Артем.

Маг почувствовал, как его охватывает сумасшедший гнев. Теперь стало понятно, что настоящий Крайзер сгорел в пещере. А он… Он повелся на ложь Мрока как мальчишка!

– Наш договор, конечно, в силе, – заметил Мрок не без злорадства, – если ты мне сейчас быстренько организуешь тело своего сыночка. А что? Ты же можешь. Вернись на остров. Я подожду.

Он уставился на мага ехидным взглядом, который тот не смог вынести. Сейчас ему уже не важно кто перед ним – обычный маг или посланец бога.

Он вскинул вверх руки и выкрикнул заклинание. В Мрока ударил сноп раскаленных искр, превратив трилет в гору оплавленного железа, из которой жалкими обрубками торчали обугленные фрагменты крыльев. Но, к удивлению мага, Мрока этот огонь совсем не задел. Зловещий противник растворился в воздухе и материализовался за спиной Сигизмора.

Маг почувствовал толчок в спину и покатился кубарем вниз по склону холма. Но он все-таки был Сигизмундом Сигизмором, одним из Верховных магов, и поэтому уже в падении извернулся и метнул в Мрока голубую молнию. На этот раз атака оказалась удачней. Прежде чем враг увернулся из-под удара, голубой огонь молнии обжег ему плечо.

Воздух прорезал громкий рев, и маг еле успел закрыться от лавины бушующего огня, обрушившегося на него. Мрок взмыл в воздух, и в его руках появился длинный посох. В следующую секунду в сторону мага полетели огненные шары, длинными очередями слетавшие с вершины жезла Власти.

Сигизмор вертелся на земле как уж, каким-то чудом в последний момент ускользая от огненных шаров и раскаленных брызг плавящегося камня. Маг понимал, что соперник явно сильнее, и начал задумываться о бегстве. Дальнейшая 'бравада была бессмысленной. Во время своих метаний он заметил неподалеку небольшую скалу. Только один шанс… Дождавшись секундного перерыва между залпами Мрока, он прошептал еще с детства знакомое заклинание.

Скалу вырвало из земли, и она со свистом обрушилась на Мрока. Если бы на месте посланца Моргота был человек, то схватка была бы окончена. В общем-то, для тела, в которое вселился Мрок все так и обстояло. Сигизмор рассчитывал лишь на одно – боль превращения должна была на время ослепить его противника. И не просчитался. К тому моменту, когда из кровавого месива, когда-то бывшего телом пилота поднялась призрачная фигура, мага на берегу уже не было. Он успел сбежать.

Глава 21

ПО ТУ СТОРОНУ ЗЕРКАЛА

Илья был в состоянии, близком к помешательству.

И началось все с того, что его посадили на корабль. Он с детства страдал устойчивой водобоязнью. А Великий Магистр Гильдии Убийц не нашел ничего лучше, чем отправить их с Зеелой в море на судне… Да на каком судне! На двухмачтовом корыте с обшарпанными бортами, покрытыми облупившейся от времени краской. Ситуацию не спасала даже огромная фляга с вином, которую по приказу дочери Магистра затащили в его каюту. Когда Илья наконец посчитал себя готовым к путешествию, содержимое в сосуде убыло больше чем на половину. Только тогда он поднялся на палубу и огляделся по сторонам. Корабль, покачиваясь, медленно плыл к выходу из бухты. Проход между скалами был настолько тесным, что Илье показалось, что стоит только протянуть руку, как коснешься бурого влажного камня скал.

40
{"b":"13216","o":1}