ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Илья хихикнул. Вся ситуация начинала напоминать ему провинциальный разговорчик двух мещан у забора. Еще более укрепил это впечатление пафосный ответ Брэгга, произнося который он воздел вверх палец:

– Мы решили помешать Морготу!

– Помешать? В чем?

– Не валяй дурака, Сигизмор. Ты прекрасно знаешь, что происходит за этими стенами.

– Я-то знаю. А вы? Что знаете вы? Кто-нибудь из вас ощущает поблизости присутствие Мрока?

Брэгг слегка смутился:

– Нет.

Сигизмор тоном докладчика на научном диспуте продолжил:

– Вот в этом-то и дело. Я не чувствую ни ауры Моргота, ни ауры Мрока. Вы не находите, господа, что нас с вами одурачили?

– Нет! Вас не одурачили! – Дверь дома распахнулась, и на пороге появился абсолютно голый Артем. Глаза его горели красным светом, а выражение лица мало напоминало человеческое. Илье показалось, что его друг в несколько раз увеличился в размерах.

– Свершилось! – провозгласил Моргот устами Артема, – и вы, жалкие твари, не смогли ничем помешать. А теперь уже поздно! Взять их!

Защитники Алтаря бросились на магов и вдруг застыли в причудливых позах, повинуясь одновременному движению Брэгга, Сигизмора и еще десятка магов. Держа перед собой руку, Брэгг твердо и уверенно сказал:

– Не торопись. Во-первых, мы можем уничтожить носительницу твоего семени, Моргот. А во-вторых, лично мне сейчас более всего хочется уничтожить тебя самого, дабы ты не оскорблял наш взор своим похабным видом.

– Ха! Ты боишься этого?

Илья содрогнулся от отвращения, увидев, как тот, кто был когда-то его верным товарищем, покачал из стороны в сторону свой увеличившийся до ослиных размеров и напряженный член.

– Я ничего не боюсь, – ответил Брэгг. – То, что я вижу, не более чем мерзко. И ты, Моргот, и твой подручный Мрок уже давно перешли всякие границы, установленные для вас Высшим Советом магов. Когда-то мы скрепя сердце примирились с просьбой Сигизмора не уничтожать вас. А теперь…

– А теперь я, Мрок, единственный и неповторимый, плевать на вас хотел!

Услышанное настолько поразило всех присутствующих магов, что они на секунду ослабили удерживающее заклинание, и стражи Черного Алтаря продвинулись еще на несколько шагов вперед.

– Что ты сказал? – переспросил, справившись с собой Сигизмор.

– Жалкий смертный! – расхохотался Мрок-Артем и направился к магу. Тот невольно попятился. – Ты думал, что Темная Сущность того землянина, которую ты двести лет назад вытащил сюда и нарек Морготом, сможет справиться со мной? Ты думал, я буду с ним бороться? Твой Джек-потрошитель не протянул здесь и недели!

– Но как же… – растерянно бормотал маг.

– А вот так! Все эти годы я потешался над Пранном, над вами, ничтожные дурачки, наблюдая, как вы верите и приумножаете легенду о Темном Боге Морготе. Как же вам мало надо, чтобы поверить! А теперь все! Пока вы слушали меня, носительница моего воплощения уже пришла в себя и сейчас готовится исчезнуть. Когда за ней захлопнется дверь Смертной Реальности, никто из вас не сможет ее найти до той самой минуты, пока я не вернусь в этот мир в человеческом воплощении.

– Но у нас еще есть время! – твердо сказал Брэгг.

– На что? – повернулся к нему тот, кто с каждой минутой все меньше походил на Артема, превращаясь в его отражение в кривом зеркале. – Ты хочешь меня убить? Ну так попробуй!

В следующий момент Брэгг взмахнул рукой, и маги выстрелили в чудовище из жезлов. Над головами магов появилось красное зарево, которое устремилось к Мроку, постепенно превращаясь в огромную огненную волну, сжигавшую все на своем пути. Под удар попало трое служителей Темного Бога, моментально обращенных в прах. Но главная цель так и не пострадала. Вокруг Мрока выросла завеса темного плотного дыма, и огненный шквал словно увяз и растворился в ней. Вокруг на несколько секунд стало темно, как ночью. Когда темнота рассеялась, обескураженным магам предстал живой и невредимый Мрок-Артем, меланхолично почесывавший щеку.

На его лице играла презрительная улыбка. Он вскинул вверх правую руку и прокричал длинное заклинание. И Черный Алтарь превратился в ад. Илья сам не понял, как избежал смерти. Наверно ему просто повезло. На атакующих обрушились молнии, раскалывая огненными зигзагами серое небо. Почти все магическое воинство приняло на себя удар и с протяжными стонами испарилось.

Лишь Брэгг, Сигизмор, и еще трое опытных магов пока держались, каким-то чудом отклоняя в стороны бомбардировавшие их молнии. Миновали они и Илью, но он не обольщался на свой счет. Он понимал, что никуда на этой ровной, совершенно открытой и отполированной поверхности Алтаря ему не деться.

И казалось, что печальная развязка уже близка, но на Артема-Мрока внезапно обрушился град стрел. Он успел их сжечь, но и маги воспользовались мимолетной передышкой и сменили диспозицию. Илья повернулся в сторону нежданной помощи. С боевым кличем из-за ближайшего кургана неслись остатки войска Гильдии Убийц. Было видно, что два сражения подряд более чем располовинили боевые порядки небольшой армии, но победы укрепили боевой дух выживших.

Илья пытался разглядеть Зеелу, но не смог. Плотной толпой Убийцы неслись к Мроку. Тот вскинул вверх руку, и в тот же момент в самой гуще наступающего войска возник мощный смерч, который начал быстро расти и расшвыривать бойцов по сторонам. Но войну на два фронта трудно выигрывать даже богам. Маги нанесли по занятому сражением с гильдейцами противнику почти смертельный удар. Ошеломленный Илья вдруг увидел как огонь, накрывший огненными брызгами взрывов Артема-Мрока, быстро растаял, и тот вновь предстал перед ними во всей своей ужасной красе. Кожа его пошла пузырями, местами мышцы были прожжены до черноты, но Темный Бог словно не чувствовал боли. Его ответный удар был по-настоящему страшен.

Над Черным Алтарем словно пронеслась ударная волна атомного взрыва. Илья упал на землю и вжался в нее всем телом. Шквальный ветер едва не выбил ему барабанные перепонки, но он смог удержаться на месте. А вот всем, кто стоял, не повезло. Когда Илья поднял голову и смог сквозь пелену, застилавшую глаза, разглядеть, что происходит вокруг, он тихо ахнул. У магов уцелели Брэгг и Сигизмор, причем вид у обоих был такой, словно их драли бешеные собаки. У Убийц в живых осталось не более полудюжины совершенно измочаленных бойцов, причем у всех, включая Зеелу и Стахха, из ушей и носа текла кровь. Остальные тела превратились в кровавые кляксы на прилегающих скалах.

– Ну, что? Есть еще желание сражаться?

Ехидный голос Мрока прокатился по Черному Алтарю. Илья ощупал зачехленную винтовку. Похоже, в мешке сейчас болталось не верное оружие, а набор искореженных запчастей. Ствол, насколько его удавалось прощупать, был однозначно погнут. Но Илье страстно не хотелось умирать. Его мозг лихорадочно искал ответ – чем, чем можно уязвить Мрока, продолжавшего ломать и корежить под себя тело Артема. И он нашел выход. В кармашке чехла был один патрон от ракетницы. Сейчас Илья даже не мог вспомнить, зачем он его туда положил, но именно этот небольшой цилиндрик в легкой гильзе мог изменить судьбу двух миров. Его капсюль, и это Илья знал с детства, мог сдетонировать от простого удара камнем. Единственной сложностью было правильно направить его. Времени изобретать уже не было. Моля всех богов, чтобы первый и единственный выстрел был точным, и внутренне понимая, сколь призрачна эта надежда, Илья нацелил заостренную головку патрона – и ударил. Нестерпимая боль обожгла ему пальцы. Он потерял сознание.

Он уже не видел, как пуля сшибла с ног Мрока, как маги добили извивающуюся тварь, как на камнях распростерлось, а потом истаяло в воздухе израненное тело Артема, как в голос рыдала Зеела. Не довелось ему увидеть и того, как Сигизмор на секунду тоже истаял в воздухе, а потом вдруг выскочил уже из-за загородки. На его лице блуждала сумасшедшая улыбка счастья, а в руках он нес отрезанную голову несчастной девушки, избранной когда-то Мроком для вынашивания своего воплощения.

50
{"b":"13216","o":1}