ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Их фигуры уже почти растворились в ночной темноте. Сергей быстрым шагом обогнул склад по той же дороге, по которой пришёл сюда с Войцехом Казимировичем, и, оказавшись на неосвещённом пространстве, рванул наискось, через рельсы к ближайшему товарняку. Теперь он двигался почти параллельно с оперативниками и стариком, скрытый от них длинной тушей состава. «Интересно, — подумал Крутин, — а не ходит ли здесь какой-нибудь бдительный вохровец с трехлинейкой?» Объяснения с охраной были ему сейчас не в жилу, тем более одними объяснениями здесь не отделаешься.

Но то ли эти вагоны стояли порожняком, то ли охрана находилась в другом месте, в общем, «Стой! Стреляю!» никто не кричал. Уже хорошо. А вот его диспозиция Сергею не понравилась. Куда те ведут старика, он понял довольно быстро. Сейчас с правой стороны будет подъездная дорожка, которая сворачивает к соседней улице. Скорее всего, где-то там у них машина. Значит, что? Значит, надо успеть туда раньше. А как, если они изначально ближе к ней, а Крутин, соответственно, дальше? В обход? Получается так. Но как это сделать, чтобы его не увидели?

Состав закончился. Сергей притормозил. Троица, за которой он следовал, подошла к переезду. Так и есть, конторские поворачивают направо. Но к переезду ведут две дороги, расходящиеся. Та, по которой они пошли, и та, что идёт к привокзальному рынку. Как только они свернули налево, Сергей что было сил побежал направо к базару.

Ноги его отозвались протестующей болью. Сергей бежал, внутренне подгоняя себя, а они стонали и вопили о том, что уже достаточно набегались за сегодняшний день и им нужен отдых. Левая даже пригрозила ему судорогой, но Крутин бежал и бежал, не обращая на неё внимания. Ему нужно было успеть.

Он успел. Сергей миновал кафе, примостившееся в углу базарчика, пробежал по короткому переулку и остановился за хлебным киоском, слыша приближавшиеся слева шаги трех человек. Дышал он резко и со всхлипами, как будто все это время не бежал, а сидел под водой. Пот заливал глаза, руки и ноги дрожали. Сергей согнулся пополам, упёршись ладонями в колени. Три секунды на передышку. Все. Он выпрямился, отбросил со лба мокрые волосы и достал из кармана «браунинг». Все?

Нет. Предохранитель. Вот теперь все.

Крутин выскочил из-за угла, когда они поравнялись с киоском, и наставил на них пистолет.

— Стоять!

Голос из-за сорвавшегося дыхания был писклявый и, как показалось Сергею, совсем неубедительный. Дрожь не унялась, и мушка пистолета ходила ходуном, когда он переводил её с одной фигуры на другую.

Все замерли. Войцех Казимирович смотрел на Сергея так, будто видел впервые и знать его не знает. Те двое, нужно отдать им должное, среагировали хорошо. Ни капли растерянности, никаких суетливых движений, чуть напряглись, и только.

Разве что глаза забегали, оценивая обстановку: сколько нападающих, что в руках, оружие или пугач, позиция, где укрыться, пути отхода.

— Шаг в сторону и руки вверх! — скомандовал Сергей. Его противники стояли вплотную друг к другу, в любой момент один из них мог использовать старика как щит.

— Послушай, парень… — начал тот, что находился слева.

— Шаг в сторону и руки вверх!!! — Крутин подпустил в голос ноту истерики.

Это у него сейчас хорошо получилось.

Те двое медленно отступили и ещё медленнее подняли руки. Но невысоко, так… скорее выставили их перед собой.

— Выше! — приказал Сергей. Дыхание стало приходить в норму, соответственно и голос зазвучал увереннее. Они нехотя подняли руки.

— Слышь, парень, — заговорил опять тот, что был слева, — тебе что, бабки нужны? Так мы тебе отдадим и пойдём спокойно своей дорогой. В самом деле, чего нам из-за этого нервничать? У нас сегодня такой праздник… У товарища день рождения. Веришь, сейчас бы только домой добраться, и все.

Он добавил в голос лёгкой невнятности и слегка покачнулся, демонстрируя опьянение.

— Давай по-хорошему? Бери, че тебе надо, и мы пошли, а?

— Ключ, — сказал Сергей.

— Что? — переспросил мужчина.

— Ключ от наручников.

— Ах это… Сейчас-сейчас, — он не выказал ни капли удивления, как будто то, что один из них возвращается со дня рождения в наручниках, это в порядке вещей.

Сергей кивнул Войцеху Казимировичу, делая знак подойти. Тот двинулся вперёд, гордо подняв голову, так что грива волос рассыпалась по чёрному драпу воротника.

Конторские начали действовать так, будто сотни раз обыгрывали эту сцену.

Как только старик шагнул к Сергею, левый рванул его на себя, одновременно выхватывая из-за пазухи оружие. В ту же секунду другой нырнул вниз и в сторону — туда, куда не доставал свет уличного фонаря. В его руках тоже оказался пистолет. Крутин с ним выстрелили почти одновременно. И оба промазали. Одна пуля ушла куда-то в темноту, а другая гулко ударила о железо киоска. Сергей, пригнувшись, бросился под его защиту, откуда и огляделся, стараясь не слишком высовываться.

На левом фланге все было в порядке. Войцеха Казимировича нигде не было видно, а конторский стоял, согнувшись и держась руками за живот. Наверное, поляк опять использовал свою палку. Как, интересно, ему это удалось со скованными руками? Конторский, пытаясь разогнуться, медленно отступал назад. В правой руке у него тускло отсвечивала сталь пистолета.

Долго наслаждаться этим зрелищем Сергею не пришлось. Его выставленная голова привлекла внимание противной стороны, и они засадили по киоску из двух стволов. Крутин поспешно убрался и выпустил наугад по пуле в каждую сторону.

Сзади него тяжело завозился Войцех Казимирович и с абсолютной серьёзностью в голосе сказал:

— Бросьте их, Сергей, честное слово. Давайте уйдём отсюда.

У Крутина тоже не было желания оставаться здесь. Место хотя и глухое, но не в лесу же. Вот-вот на их пальбу подоспеют силы охраны порядка. И если в горячке не положат его со стариком прямо на месте, потом за них с удовольствием это сделают другие.

Сергей с Войцехом Казимировичем начали отходить под прикрытием ларька, которому сегодня так неожиданно досталось. Но те, видно, предугадали их намерения и атаковали сразу же, без промедления. Две фигуры выросли слева и справа, стреляя вслепую, но довольно точно. Одна из пуль свистнула у Сергея возле самого уха, вторая обожгла кожу на голове.

Он открыл ответную пальбу, смутно пытаясь различить в темноте движущиеся фигуры. Их огонь моментально смолк, они затаились. Сергей и Войцех Казимирович припустили вверх по переулку, которым Крутин добирался сюда. Конторские, видя их отступление, перестали прятаться и выскочили следом. Опять загремели выстрелы. Сергей на бегу, не глядя, отвёл руку назад и принялся давить на спусковой крючок. Спрячьтесь, гады! Дайте удрать.

Но «браунинг», падло, сделал всего два выстрела, после чего сухо клацнул, показывая, что закончились патроны.

Однако пуля как была дурой, так ею и осталась. Стреляя прицельно, обычно мажешь, а стреляя наугад… Мажешь тоже. Но только не в этот раз. После последнего выстрела сзади раздался полувскрик-полувздох и послышался шум падающего тела. Которому из них не повезло, Сергей интересоваться не стал.

Вместо этого они с поляком наддали ходу. Стрелять по ним перестали, по крайней мере на какое-то время. На всех парах беглецы завернули за угол и выскочили на территорию рынка. Сергей автоматически двинулся вправо, туда, откуда прибежал, рассчитывая, что им легче будет затеряться, когда они доберутся до железной дороги.

— Не туда! — бросил ему Войцех Казимирович, поворачивая налево. Свою трость он держал перед собой, по горизонтали, скованными руками, отчего был похож на всадника, скачущего на лошади, вернее, на то, каким его изображают дети. Если бы он ещё двигался вприпрыжку — сходство было бы идеальным.

Сергей не стал спорить с завхозом и доверился ему. В конце концов, он здесь был коренным жителем. Главное — побыстрее убраться. В любую секунду из переулка выскочит уцелевший преследователь. А им даже отстреливаться нечем.

20
{"b":"13218","o":1}