ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Шурик! Шурик, к вам гости!

Возле старика появилась невысокая щуплая фигура.

— Дело в том, что нам негде переночевать. Не будет ли у вас места ещё для двух человек?

— Конечно. Конечно, Профессор. Заходите. У меня можно переночевать.

Заходите…

— А зверь?

Рычание не стихало.

— Нет, Ника хорошая. Она все понимает. Ника, это друзья, слышишь? Они пришли в гости. Они хорошие. И ты хорошая. Гавкать нельзя. Это друзья.

Рычание смолкло.

Войцех Казимирович обернулся к Сергею:

— Идите за мной, Серёжа. Вот здесь и будет наш сегодняшний ночлег.

Крутин вздохнул и полез через кусты. Вот в бомжатни-ке ночевать ему ещё не приходилось. Там, наверное, грязь и вонища, но это все же лучше, чем лежать мёртвым в канализационном проходе.

За кустами в песчаном грунте находилось углубление. Трудно было сказать, появилось оно в результате естественных причин или его отрыл кто-нибудь из бездомных. Темнота внутри была абсолютной, хоть глаз выколи. Сергей сразу стал натыкаться на какие-то предметы и, чтобы не упасть, схватился за Войцеха Казимировича.

— Осторожнее, Серёжа, — сказал старик. — Стойте на месте. Сейчас мы зажжём свет. У вас есть свет, Шурик?

— Зажигаю, — донёсся из темноты голос невидимого Шурика.

Что-то прикоснулось к ногам Сергея. Крутин еле удержался от того, чтобы не подпрыгнуть. Его начали тщательно обнюхивать, изредка пофыркивая.

— Ни-ика, Ника, — заискивающе сказал Сергей, чувствуя, как зашевелились волосы на затылке. — Хорошая…

Снизу фыркнули ещё раз и проворчали что-то невнятное. Крутин засомневался, достаточно ли была выдрессирована эта зверюга, чтобы слушаться своего хозяина.

Не посчитает ли она его захватчиком и не вцепится ли, куда ей будет поудобнее?

Инстинктивно Сергей сложил руки по-гитлеровски, крест-накрест, чуть ниже живота, прикрыв самое уязвимое место.

Шурик чиркнул спичкой и зажёг какое-то подобие светильника — фитиль из скатанной материи, опущенной в чашку с маслянистой жидкостью. Горела эта фиговина еле-еле, однако достаточно, чтобы осмотреться.

Они находились внутри то ли большой норы, то ли крохотной пещеры. Места в ней было маловато для танцев, но их троих она вмещала. В целом Сергей должен был отметить, что это жилище произвело на него впечатление.

Честно говоря, берлогу бомжа он представлял себе несколько по-иному. Это же скорее походило на жилище Робинзона Крузо начала двадцать первого века. Пол был устлан высушенной травой. Стены обложены картоном от упаковочных ящиков.

Одна из них была обклеена вырезками из журналов. Фотографии подобрались самые разнообразные: портреты топ-моделей, рекламные проспекты, компьютерная анимация и многое другое. На противоположной стене висела гирлянда из компакт-дисков, отбрасывавших блики в мерцающем свете ночника. На третьей стене, у которой находилась, судя по всему, постель обитателя этого жилища, возвышалось громадное бра с отколотым краем, но сохранившее следы былого величия.

По правую руку от Сергея стоял старый комод из тёмного дерева с множеством ящиков. Как он попал сюда, представлялось, по меньшей мере, загадочным. По прикидкам Крутина, он был крупнее входного проёма. На поверхности комода хозяин выставил всякие безделушки, поражавшие многообразием, как и картинки на стенах.

Здесь соседствовали: картонная упаковка от «Киндерсюр-приза» со всякой мелочью, гипсовая статуэтка девушки без правой руки, школьный микроскоп, не совсем в полном комплекте, плюшевый заяц и много других вещей, «.крайне необходимых» в хозяйстве.

В общем, все было довольно чисто, аккуратно и без запахов, к которым Сергей готовился. Сам хозяин оказался невысоким рыжим веснушчатым парнем, очень молодым, лет семнадцати, с удивительно симпатичным, располагающим лицом. Сейчас по этому лицу расползалась такая широкая и довольная улыбка, как будто ему только что преподнесли какой-то очень приятный сюрприз.

Под ногами раздался ещё один чих. Грозный страж оказался всего-навсего маленькой востроносой собачкой неопределённо-бурого цвета. Сергей облегчённо выдохнул.

— Садитесь сюда, — сказал за его плечом Шурик и пододвинул какие-то ящики, накрытые темно-зеленой материей.

— Спасибо, — поблагодарил старик, величаво усаживаясь, словно ему предложили занять королевский трон. — Шурик, разрешите вам представить моего нового знакомого, Сергея, оказавшего мне неоценимую услугу. Сергей, это — Шурик, в высшей степени достойный и порядочный молодой человек.

При этих словах улыбка на лице Шурика стала ещё шире, хотя, казалось, дальше уже некуда. Он нервно задвигал руками, не зная, куда их деть, и, не найдя ничего лучшего, поклонился.

— Очень приятно, — сказал Сергей и протянул ему руку. Шурик схватил её в обе ладони и бешено затряс.

— Очень… очень приятно, — запинаясь, произнёс он.

— А теперь, когда мы покончили с церемониями, — сказал Войцех Казимирович, — поговорим о деле.

— Да-да-да-да, — зачастил Шурик. Улыбка не сошла с его лица, но теперь оно выражало сосредоточенное внимание.

Крутин сел на предложенный ящик. Шурик повернулся лицом к ним и, поскольку сесть ему было не на что, опустился на корточки, обхватив колени руками.

— О, Профессор, а что это у вас… — только теперь он заметил наручники на запястьях у старика.

— Это — часть нашей проблемы, Шурик. Не найдётся ли у вас куска проволоки, какой-нибудь спицы или, на худой конец, гвоздя.

Шурик вскочил и при тусклом свете коптилки осмотрел убранство своего жилища.

— Сейчас-сейчас, — пробормотал он, озираясь по сторонам. — Сейчас-сейчас, Профессор.

Он стал по очереди открывать ящики комода, роясь в их содержимом.

Предметы, извлечённые оттуда, поражали своим разнообразием и необычностью. Все вместе они навевали мысли о читанных в детстве книгах, лавках старьёвщиков, Плюшкине и прочем. Но самое большое впечатление на Сергея произвела шашка с термическим зарядом, небрежно брошенная Шуриком на груду остальных предметов.

Крутин осторожно взял её в руки. Шашка была не учебной и заряженной.

— Ничего себе, — произнёс Войцех Казимирович, приподымаясь со своего места. — Это он, наверное, в войсковой части стянул.

— Валялась, — обиженно сказал Шурик. — Никому не нужна была, я и взял.

— Шурик, — спросил Сергей, — а что это такое?

— Штука, — коротко ответил он, продолжая рыться в ящике.

Крутин хмыкнул:

— Это бомба! Причём настоящая.

Шурик резко развернулся к нему.

— Да? — загорелся он. — А как взрывать?

— Вот так, — показал Сергей, не дотрагиваясь до шашки. — С ума можно сойти, держать у себя такое. Я пойду её выброшу.

— Нет! Не-ет, — взмолился Шурик. — Не надо. Лучше мы её взорвём.

Крутин с сомнением посмотрел на поляка.

— Ладно, — сказал старик. — Завтра вместе взорвём. Пусть лежит, все равно за ночь с ней ничего не случится.

— А такое? — наконец спросил Шурик, поворачиваясь к нам со старой деревянной моделью какого-то корабля.

Сам макет был сделан из дерева, но мачтами служили воткнутые в корпус стальные спицы.

Сергей с Шуриком принялись за дело. Вытянуть спицы у них не получилось, поэтому пришлось просто отломать их у основания.

— Так, теперь, Серёжа, возьмите одну, а другую дайте мне. Вставьте свою в отверстие.

Крутин осторожно просунул тонкую спицу в замок на левом браслете.

— Наклоните немного. Вот так. Теперь подайте чуть вперёд, она должна упереться.

Сергей постарался в точности выполнить указания Войцеха Казимировича.

— Достаточно, — сказал старик.

Правой рукой он ввёл свою спицу в отверстие замка и начал медленно её поворачивать. Замок щёлкнул, браслет распался.

Шурик заворожённо следил за их действиями.

— Ух ты! — прокомментировал он.

— Все, — сказал поляк. — Теперь следующий. Такую же процедуру они повторили со вторым браслетом.

— Ф-фу, — вырвалось у Войцеха Казимировича, когда он наконец освободился от своих сомнительных украшений. — Можно выбрасывать.

22
{"b":"13218","o":1}