ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сергей поднялся на третий этаж. Здесь тоже было довольно оживлённо.

Больные и посетители прохаживались по коридорам. Среди них иногда белыми кометами проносились платья медсестёр и нянечек. Нужная Крутану палата оказалась в западном крыле, где было малость поспокойнее. В поисках её он миновал забитый до отказа больными зал отдыха, где работал телевизор, и что-то вроде комнаты ожидания со скамеечками для посетителей. Сейчас там сидели: женщина средних лет с двумя огромными пакетами, мужик в расстёгнутой куртке с огромным, как на восьмом месяце беременности, животом и парень примерно одного с Сергеем возраста с цветами и коробкой конфет. Крутин задержал взгляд на мужчине, подумав, не Мамонт ли это, про которого ему говорил Войцех Казимирович. Но потом решил, что нет. Мамонт, по описанию старика, был несколько моложе и скорее плотный, чем жирный. Поэтому Сергей спокойно оставил пузана за кормой и пошёл дальше по коридору.

Ну вот вроде бы и все. Номер триста двадцать один. Крутин оглянулся.

Ничего подозрительного. Тишь да гладь. Все далеко и заняты своими делами.

Сергей толкнул дверь. Первое, что ему бросилось в глаза, — койка пуста. Та-ак, уже неприятно. В палате никого не было. За исключением врача, переставлявшего штатив для капельницы под стенку, рядом с коричневым полированным шкафом.

Услышав звук открывшейся двери, тот оглянулся. Лицо врача было очень неприятным, застывшим и ничего не выражающим. Как у рыбы какой-то. И глаза противные: бесцветные и холодные. А голова — почти полностью лысая, чего не могла скрыть даже белая шапочка.

— Вам кого? — равнодушно осведомился врач, оставляя штатив в покое.

— А где… — Сергей запнулся, — …пациент, который тут лежал?

— А вы ему кто, родственник?

— Нет, — осторожно ответил Крутин. — Знакомый.

— А-а, — протянул врач и недовольно добавил:

— Дверь закройте. Сквозит.

Сергей зашёл в палату и закрыл за собой дверь. Врач повернулся к нему лицом и уставился своим мутным, немигающим взглядом. «Странно, — подумал Крутин, — откуда сквозняк? Окно закрыто».

— Значит, знакомый? — переспросил врач, опуская правую руку в карман халата. — И Профессора тоже знаете?

О-ой, бли-ин-н! Да что ж это он так лопухнулся-то? Черт, загипнотизировал его этот гад, что ли? Закройте дверь, закройте дверь… А он, чмо, попёрся, как кролик к удаву. И вот теперь стоит здесь, под стенкой, мудак мудаком, с сеточкой, полной апельсинов, в трясущейся руке, и некуда ему отсюда деться, хоть ты тресни! Разве что бросить в него апельсинами от бессильной злости.

— Какого профессора? — как можно невинней спросил Сергей. Если уж тонуть, так хоть не сразу, а барахтаясь.

— Да бросьте вы, — устало посоветовал тот, кто выдавал себя за врача. — Не надо.

В этот момент дверь за спиной Сергея открылась, и кто-то дёрнул его за рукав:

— Слышь, Петька, он не здесь. Мы перепутали.

— А? — Крутин оглянулся. В палату заглядывал парень, который только что сидел в ожидалке с букетом и коробкой конфет.

— Не та палата, говорю.

— Как не та? — Сергей двумя руками схватился за спущенную ему спасительную верёвочку. — В регистратуре же сказали…

— В регистратуре сказали триста двенадцатая, а это — двадцать первая.

— Тьфу ты.

— Пошли, — парень тянул Сергея за рукав.

Тот, в белом халате, заколебался. На секундочку буквально, но им этого хватило. Они уже выскочили в коридор и быстрым шагом удалялись от злосчастной палаты. Парень положил Крутину руку на плечо и наклонился, как будто рассказывая что-то захватывающее.

— На лестницу и вниз, — тихо сказал он.

— Эй, молодые люди, — раздалось позади. — Ну-ка, задержитесь на минуту.

Парень, не сбавляя хода, повернулся к догонявшему их рыбочеловеку и развёл руками в стороны:

— Да он и не в этом отделении даже.

Никто из троих ещё не бежал. Все они двигались в быстром темпе, на пределе допустимого. Уже аллегро, но ещё не престо. Люди смотрели на происходящее, но без особого интереса. Спешат себе и спешат. Может, кому-то плохо. Вот и торопятся родственники с врачом. Больница. Всякое случается.

Они уже были у дверей, ведущих на лестницу. Первым не выдержал и переломил темп лысый.

— Стоять! — громко закричал он, привлекая к ним всеобщее внимание.

Одновременно с этим он выхватил-таки пистолет из кармана своего халата.

Парень повернулся к Сергею спиной, закрывая своим телом и вместе с тем выталкивая на лестницу. Свой пистолет он достал из-за пояса и открыл огонь первым. Народ взвыл и шарахнулся в разные стороны.

— Давай-давай, быстрее вниз! — скомандовал парень, продолжая теснить Крутина к ступенькам. Они с шумом и топотом понеслись по лестнице, уже не заботясь о конспирации.

— Куда ты? Сюда, — успел остановить Сергея на площадке второго этажа парень. Тот уже набрал скорость и собирался мчаться до самого низа без остановок. Правильно, если лысый не один, его коллеги могут ждать их там, на первом этаже.

Крутин с парнем закрыли за собой дверь и снова оказались в больничном коридоре. Здесь безмятежно, парами и поодиночке, прохаживались больные, не догадываясь о переполохе, случившемся наверху. Все они почему-то были женского пола. «Черт, мы, наверное, в гинекологии», — подумал Сергей.

— Сюда, — опять сказал ему парень, устремляясь по коридору.

Они лавировали среди пациенток и медсестёр, ловя на себе любопытные взгляды. Кто-то спрашивал их о чем-то строгим голосом, кто-то кричал вслед, но они не останавливались и ни на что не обращали внимания.

Коридор превратился в большой холл. Справа находились кабины лифтов. Прямо — выход на центральную лестницу. Они двинулись было туда, но парень увидел кого-то и дал задний ход.

— Твою мать! — сквозь зубы прошипел он.

Сергей развернулся на сто восемьдесят градусов. Только бы парень не потянул его в лифт. Но тот и сам, видно, не питал к ним доверия. Они миновали кабинки и скопившиеся к ним очереди и снова оказались в коридоре.

Взгляд парня метался туда-сюда, он лихорадочно соображал, что им делать.

Особых вариантов у обоих, впрочем, и не было. Путь назад отрезан, справа по коридору, откуда они пришли, сейчас тоже кто-нибудь вот-вот появится, поэтому оба без лишних разговоров повернули налево.

Где-то сзади снова послышались возмущённые крики. Кто-то спешил, расталкивая людей. Беглецы наддали ходу, не переставая озираться по сторонам.

— Вот, — парень схватил Сергея за плечо, указывая на дверь. Рядом с ней висела заляпанная известью табличка, на которой человек выбегал из объятого пламенем помещения.

Парень дёрнул за ручку. Хрен вам. Заперто. Крутин собрался мотать дальше, но парень остановил его:

— Подожди.

Из кармана он достал какую-то металлическую фиговину, по виду совсем непохожую на отмычки, которые показывают в кино, и вставил её в замок.

Щёлкнуло, дверь открылась.

Они оказались на пожарной лестнице, которой не пользовались со дня постройки больницы. Сюда складывали всевозможный хлам и строительные отходы.

Куда только смотрит пожарная инспекция?

Вниз пришлось не бежать и даже не идти, а карабкаться, перелезая через горы мусора. Хорошо, что спускаться пришлось всего на один этаж.

— Кто вы? — прохрипел наконец Сергей в спину парня вопрос, который следовало задать раньше, если бы не эта игра в перегонки.

— А вы не догадываетесь? — сказал тот, перелезая через грубо сколоченный деревянный ящик.

— Нет, — покривил душой Крутин. Кое-какие догадки у него, конечно, были, но зачем гадать, если есть у кого спросить.

— Вы нам звонили. Ведь это вы нам звонили?

— …Да, — секунда у Сергея ушла на то, чтобы решить, что отвечать.

Звонил, конечно, старик. Следовательно, это те люди, которые связаны с раненым, появившимся-вчера утром на станции.

— Одного не могу понять. Зачем она вам? — спросил парень.

— Кто? — не понял Крутин.

— Не валяйте дурака. Если бы вы её не брали, ничего этого, — парень махнул рукой назад, — не было бы. Уже все давным-давно бы закончилось.

25
{"b":"13218","o":1}