ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сергей молчал, не зная что говорить. О чем идёт речь, он совершенно не понимал. Но признаваться в этом не очень-то хотелось.

Они уже добрались до площадки первого этажа. Там было две двери. Одна — выход на улицу, другая — в коридор. Беглецов больше интересовала, конечно, первая. Парень дёрнул за ручку. Тоже заперто. И что хуже, заперто с внешней стороны на засов или висячий замок.

Парень выругался сквозь зубы, отошёл на шаг и с силой ударил ногой чуть выше замка. Дверь устояла. Он ударил ещё раз. Сверху посыпались кусочки штукатурки, проклятая дверь продолжала держаться.

— А чтоб тебе!

— Давай вдвоём, — предложил Сергей.

Они разбежались, насколько было возможно, и попытались протаранить выход в два плеча. Неизвестно, как все здание, но двери здесь делались на совесть. Все, что им удалось, это лишь чуть-чуть расшатать эту заразу.

Может быть, с третьей или четвёртой попытки они вышибли бы её, но тут на втором этаже открылся пожарный выход, и к ним начали спускаться, судя по звукам, несколько человек.

Крутин рванул противоположную дверь. К его удивлению, она открылась. Они с парнем переглянулись и осторожно выглянули из-за неё. Перед ними был безлюдный коридор первого этажа. С правой стороны он заканчивался тупиком, в котором стояли два больших металлических контейнера. Где они и в какой части больницы находятся, Сергей не представлял.

— Ладно, — сказал парень. — Пошли.

Он снова достал пистолет и спрятал его под полой куртки, держа наготове.

Они вышли в коридор и свернули налево. Сергею хотелось двигаться как можно скорее, чтобы оторваться от тех сзади, но его сдерживала мысль, что и впереди их могли поджидать.

То ли мысль оказалась вещей, то ли он просто накаркал. Но, как только Сергей с парнем миновали что-то похожее на вход в столовую (из-за дверей доносились запахи вареной капусты, жареного лука и подгоревшего масла), навстречу им торопливо выскочили двое мужчин в коротких тёмных пальто. От неожиданности все шарахнулись в разные стороны. Парень успел выхватить пистолет первым и дважды выстрелил. Те нырнули за угол.

«Сейчас начнётся», — подумал Крутин, разворачиваясь к столовой. Их уже взяли в клещи. Если у тех достаточно людей, им останется только перекрыть выход со столовки на улицу, — и привет.

— Сюда, — теперь уже Сергей потащил парня за собой.

Те из-за угла открыли пальбу. Парень выстрелил ещё раз и, пригибаясь, бросился за Крутиным.

Со стороны пожарного хода появились ещё три человека. Они сделали наугад пару выстрелов и затаились, но, увидев столь поспешное отступление, бросились следом.

Сергей распахнул дверь в зал столовой. Он был почти пуст. Лишь какая-то женщина в белом халате, собиравшая со столов, смотрела на них широко открытыми глазами. Рот её беззвучно открывался и закрывался, наверное, ей казалось, что она что-то говорит, а поднос с приборами ходуном ходил в распаренных до пурпурного цвета руках.

Времени на объяснения не было. Сзади слышался топот преследователей.

Тяжело дышавшие беглецы понеслись вперёд между столами туда, где был вход на кухню.

В этот момент Сергей освободился от того, что несколько сковывало его движения. Дело в том, что в правой руке у Крутина продолжала болтаться зажатая мёртвой хваткой сетка с апельсинами. Всю дорогу он бежал, размахивая ею, и не обращал на это внимания, поскольку мысли оказались заняты только одним — выбраться. Выбраться отсюда, и побыстрее. Сергей и сейчас продолжал бы бежать, размахивая своим маскировочным подарком, но сеточка не выдержала выпавших ей испытаний и в конце концов разорвалась. Апельсины, гулко ударяясь о кафель пола, посыпались вниз. И тут же сзади раздался такой шлёпок, сопровождавшийся грохотом и гулом, что эхо пошло по всем углам зала. Было впечатление, что потерпел катастрофу товарный поезд. Лишь через секунду до Сергея дошло, что один из апельсинов попал под ногу кому-то из преследователей. Он с трудом подавил желание обернуться и посмотреть на эту картину.

Парень добежал до кухни первым. Прислонившись к стене, он вогнал в рукоятку пистолета новую обойму и крикнул Сергею:

— Двигай к выходу. Я их придержу.

Выглянув из-за угла, он открыл огонь по залу. Оттуда снова послышался грохот. Может, кого-то зацепило, а может, они переворачивали столы, создавая укрытие.

Кухня была пустой. Абсолютно. Повара, видно, покинули её в спешке, как только раздались первые звуки начавшейся заварухи. Дверь на улицу была распахнута, прямо перед ней валялась опрокинутая кастрюля с водой.

К этой двери Крутин и подбежал, на ходу срывая с пальцев остатки сеточки.

Занятый этим делом, он не сразу обратил внимание, куда бежит. Лишь брызнувшая щепками возле его головы дверь привела Сергея в чувство. Два человека с пистолетами в руках, шагах в десяти отсюда, приближались к нему гораздо быстрее, чем ему хотелось бы.

Сергей отпрянул назад и захлопнул дверь. Замок на ней отсутствовал, зато была щеколда, которую он тотчас же накинул. Дверь, кстати, оказалась добротной, обитой железом. Вот уж действительно, что-что, а двери в этой больничке делались на совесть.

Появился парень с пистолетом в руках. Они молча переглянулись. Ему ничего не нужно было объяснять. Все и так ясно. Ловушка захлопнулась.

Парень подмигнул Сергею и опять занял позицию у выхода в зал, сдерживая наседавших оттуда. Сергей же закружил по кухне в поисках какого-нибудь оружия.

Если другого выхода нет, придётся прорываться с боем. Хотя кухонный нож — хиловатый аргумент против пистолетов.

Большую часть кухни занимала огромная электрическая плита, от которой волнами распространялся тёплый воздух. На ней стоял чан, в котором что-то булькало. Слева был укреплён электрокотел для воды, справа… Крутин подошёл поближе. Та-ак, интересная конструкция…

В дверь начали ломиться. Но он-то уже знал, что это не так просто. Ребятам потребуется время.

Значит, что это у нас здесь такое? Вертикально вверх уходила шахта, а внизу располагалась небольшая платформа. Ну, правильно. Конечно же. Должен быть подъёмник, чтобы доставлять наверх пищу для лежачих больных. Вот только работает ли он? У нас не все работает из того, что проектируется. Вот, например, в телецентре, где работал Сергей, было четыре лифта, а действовали всю жизнь только два.

Крутин пошарил глазами вокруг. Справа на стене висел щиток с кнопками. Две чёрные, между ними красная. На одной из чёрных стрелка вверх, на другой — стрелка вниз. Элементарно, дорогой Ва…

Крутин нажал верхнюю кнопку и затаил дыхание. Раздалось гудение, платформа дрогнула и начала подниматься. Ура!!! Он нажал красную кнопку. Платформа остановилась. Сергей нажал нижнюю чёрную. Платформа поползла вниз.

Привлечённый гулом, в кухню заглянул парень:

— Что это было?

Крутин ткнул пальцем в сторону подъёмника, а затем показал наверх. Незачем оповещать всех, что они собираются делать.

Парень просветлел лицом, кивнул и опять вернулся к выходу, безостановочно стреляя по находившимся в зале. Не прекращая огня, он поднял левую руку. Как только парень махнул ею, Сергей нажал кнопку с указателем «вверх» и опрометью побежал к подъёмнику. Парень расстрелял обойму до конца и с разбегу запрыгнул на платформу, когда она уже поднималась.

Те, в зале, залегли. Беглецы же стояли на платформе, едва не подпрыгивая.

Скорость подъёма казалась слишком уж медленной. Смертельно медленной, если будет простительным такой каламбур. Сейчас те ворвутся в кухню, сообразят, что к чему, нажмут красную кнопку, а затем… Затем их аккуратно спустят вниз. И строго спросят: «Чего это вы тут безобразничали?»

Судя по лицу парня, ему в голову тоже пришли подобные мысли. Сжав губы, он выщелкнул пустую обойму, спрятал её в карман и поставил новую.

— Последняя, — сообщил он.

Сергей кивнул. Это уже ничего не меняло. О стрельбе наверняка сообщили.

Сейчас сюда нагонят ребят из «Беркута», а против них с пистолетом не попрёшь.

26
{"b":"13218","o":1}