ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Порядок, — подтвердил Сергей Войцеху Казимиро-вичу.

— Ну так вперёд. — Он ещё раз выстрелил по наседавшим на них фигурам. — И ищите поворот. На прямой дистанции они нас вот-вот достанут.

Буквально через пять шагов луч фонаря Шурика наткнулся на покинутого ими автоматчика. Он сидел в той же позе, в какой его и оставили, привалившись к стене. Трость Профессора оказалась хорошим успокаивающим, и сознание к нему до сих пор не вернулось.

Сергей на секунду остановился, чтобы сорвать с головы «призрака» прибор ночного видения. В последний момент он решил прихватить и автомат, но проклятый ремешок за что-то зацепился, и после двух безуспешных рывков Сергей швырнул его обратно на безжизненное тело и бросился догонять Профессора с Шуриком.

— Вот, — задыхаясь, он протянул Войцеху Казимировичу прибор.

— Ага, — обрадованно заметил тот и взял бинокуляры левой рукой с зажатой в ней тростью.

— Поворот! — закричал Шурик.

Действительно, впереди, слева, виднелось ответвление. Беглецы устремились туда, как стайеры у финишной черты. Профессор на бегу прилаживал прибор на голову.

— О! Совсем другое дело, — протянул он, останавливаясь, как только они повернули. И повторил:

— Совсем другое дело.

Профессор повертел головой, привыкая, осторожно выглянул и, не спеша, выпустил четыре пули по преследователям.

— Залегли, — удовлетворённо сообщил он, устремляясь за успевшими забежать вперёд Сергеем с Шуриком. — И в ответ уже не стреляют. Наверное, патроны на исходе.

Внезапно пол под их ногами резко пошёл вниз. Шурик, не удержавшись, поскользнулся, упал на спину и полетел вперёд, широко расставив ноги. Сергея тоже качнуло, но он удержался, засеменив, изо всех сил пытаясь сохранить равновесие.

Ход кончился большим прямоугольным отверстием, верхняя половина которого была забрана железной решёткой из толстых прутьев. Нижние концы прутьев свисали над водой, словно зубы в пасти чудовища, приготовившегося сожрать всех, имевших несчастье попасть сюда.

Сергей с размаху ухватился за решётку, упал-таки на спину и тоже закончил трассу на пятой точке. Следом за ним, аккуратно поднырнув под прутья, вниз спрыгнул Профессор. Шурик уже поднимался, отряхиваясь и поглядывая на Сергея с Войцехом Казимировичем. Пакет и фонарик, несмотря на трюковой спуск, он из рук не выпустил.

— Нижний уровень, — сказал Профессор. Он осмотрелся в поисках выхода. Вид Войцеха Казимировича в приборе ночного видения с пистолетом и тростью в руках был несколько жутковат.

— Не очень удачно, — объяснил он, направляясь к одному из четырех коридоров, что вели отсюда. — Выходов наружу здесь нет, слишком глубоко, только сливные отверстия, но где они, я не знаю. Нужно будет где-нибудь подняться наверх, а там уже найдём колодец.

— Тс-с-с, — сказал Шурик, подняв руку с фонариком. — Слышите?

Сверху, там, откуда они появились, кроме шума воды, начали доноситься разрозненные всплески.

Охотники были уже близко.

БОМЖ. ВТОРОЙ КРУГ АДА

Ход, который выбрал Профессор, оказался не очень удачным. Старый, с какими-то заносами, затруднявшими продвижение. Дно, устланное толстым слоем грязи, связывало ноги и создавало впечатление, будто они бредут в жидкой манной каше.

Но хуже всего был воздух. Здесь царили густые смрадные испарения, едва годные для дыхания. А уж если бежать, вдыхая подобный «озон», то, знаете ли…

Войцех Ка-зимирович через десять минут почувствовал, что начинает задыхаться.

Серёжа с Шуриком сипели рядом, как будто у них вместо лёгких были рваные мехи.

Шурика начало заметно пошатывать на бегу.

— Бросьте пакет, — сказал ему Профессор, экономя дыхание.

Шурик отрицательно помотал головой. Вещи в пакете представляли для него огромную ценность, и он был готов тащить их за собой до тех пор, пока не иссякнут последние силы.

Сергей, который брёл рядом с Войцехом Казимирови-чем, хакнул, споткнувшись обо что-то невидимое под водой, и отбросил со лба намокшие волосы.

Даже зверья здесь было меньше, чем наверху. Остались только крысы, правда, вдвое крупнее обычных, да ещё какие-то бледные мерзкие твари, ползавшие по стенам.

Их продолжали преследовать. Сначала те, видимо, сунулись в другой ход и дали тройке беглецов возможность немного вырваться вперёд. Но затем поняли свой промах и сейчас шли позади упорно, неумолимо, волками, настигающими свою добычу. «Призраки» были здесь хозяевами, а они — чужаками, вторгшимися на их территорию.

Журчание воды изменило свою тональность. Профессор, за которым следовали Сергей и Шурик, вышел к точке пересечения ходов. Тоннель, пролегавший перед ними, был ничем не лучше этого. Такой же узкий, душный и загрязнённый.

— Куда? — тяжело дыша, спросил Сергей. Он старался держаться поближе к Шурику, у которого был фонарь.

Профессор повернул направо. Где они сейчас находятся, он представлял весьма смутно и ориентировался скорее по интуиции, на тот внутренний компас, который подсказывает нужное направление, руководствуясь какими-то неведомыми сигналами.

Вот так они и шли — Войцех Казимирович впереди, Шурик и Серёжа, покряхтывая, за ним. Шли, не останавливаясь и не сбрасывая темп. Спиной Профессор чувствовал тех, позади них. Наверное, то же ощущали и ребята, они приумолкли и, как казалось Войцеху Казимировичу, нервничали. Их гнали по лабиринту, из которого должен был быть выход. И не один. А они метались, не в силах его найти.

Ответвления. Одно, другое, третье… Беглецы продолжали упрямо двигаться вперёд, туда, где, по расчётам Профессора, должен был быть подъем наверх.

Они так и не узнали, правильно ли Войцех Казимирович выбрал направление.

Потому что впереди их ждали. А может, и не ждали, а просто ещё одна группа «призраков» совершала обход своей территории. Они и вылетели на них, как дичь, преследуемая загонщиками.

Их было трое, этих «новеньких». Трое на трое. Это и решило вопрос.

Профессор помчался на прорыв, надеясь на то, что Сергей с Шуриком достаточно верят в него, чтобы ринуться следом. И рычание Сергея за его спиной подтвердило, что он не ошибся в своих ожиданиях.

Дислокация «призраков» оказалась не совсем удачной для них. Им бы следовало сосредоточиться вместе и ударить общими силами. Вместо этого они оказались разбросаны в тоннеле поодиночке, что значительно облегчило беглецам их задачу.

Первый из «призраков» вёл себя довольно странно. Он водил стволом автомата слева направо, как будто поливал пришельцев очередями, но ни одного выстрела не последовало. То ли он забыл снять своё оружие с предохранителя, то ли с перепугу жал не туда. Может быть, он был ещё совсем «зелёным», а может быть, просто перенервничал.

Но, во всяком случае, данный судьбой шанс Профессор использовал на все сто и даже не стал стрелять, а с размаху засадил ему тростью в то место, где грудь переходит в брюхо. «Призрак» оставил автомат в покое, тот повис на плечевом ремне, и, драматически обхватив себя руками, покосился влево. Войцех Казимирович добавил ему по голове, прямо по серебристому шлему. Дерево трости встретило под собой ощутимое препятствие, показавшее, что шлем действительно служит средством защиты. Этого, однако, оказалось достаточно. «Призрак» бочком плюхнулся в редкую жижу под ногами и вяло завозился там, подобно большой бледной мокрице.

Два других стража подземного царства оказались гораздо более опасными. Их действия были более профессиональными, продуманными и эффективными.

Один из них даже не попытался применить автомат, понимая, что в такой тесноте можно положить не только чужих, но и своих, да и вдобавок самому схлопотать рикошетом. Вместо этого он перебросил автомат за спину, освобождая руки, отступил к стене и выхватил нож. На поясе у Него Профессор заметил кобуру с пистолетом, но, видимо, в ближнем бою тот предпочитал пользоваться холодным оружием. Этот человек был уже не из птенцов и хорошо разбирался в своём деле.

44
{"b":"13218","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пассажир своей судьбы
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Крах и восход
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Четыре касты. 2.0
Элиза в сердце лабиринта
Богатый папа, бедный папа
Девичник на Борнео
Бесконечные дни