ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Серёжа, а ну дайте автомат, — попросил вдруг Вой-цех Казимирович.

— Патронов нет, — предупредил Крутин, решив, что тот отважился рискнуть, невзирая на рикошет.

Вместо этого Профессор взял автомат и принялся остервенело лупить рукоятью по замку. К удивлению Сергея, после четвёртого удара дужка замка не выдержала, и он вылетел из петель прямо под ноги Войцеху Казимировичу. Профессор рванул решётку на себя, и она распахнулась, издав надрывный скрежет.

Белые фигуры заволновались и пришли в движение, видя, что добыча снова пытается ускользнуть из их рук. Сергей выстрелил по ним из «браунинга», молясь, чтобы хоть в нем не закончились сейчас патроны, пригнулся и бросился следом за Войцехом Казимировичем.

Этот ход был узким и низким. Они бежали, согнувшись, задевая руками за стенки. Сергей все время повторял про себя как заклинание: «Только не зацепиться и не упасть. Только бы не упасть. Иначе гайки». На их счастье, ход оказался коротким. Беглецы благополучно вылетели с Другой стороны, не сговариваясь, бросились влево и прижались к стенке. В ту же секунду тоннель, из которого они выбежали, наполнился треском автоматных очередей.

Профессор оглядел их, вжавшихся в стену, и, указав тростью налево, бросил:

— Быстрее туда!

Шурик опять бежал впереди. Сергей с Профессором следом, держа пистолеты и готовясь выпустить последние пули, когда противник настигнет их. Прошло минут пять сумасшедшей гонки, прежде чем они обратили внимание на то, что за ними никто не гонится. Первым это заметил Войцех Казимирович.

— Стоп! — скомандовал он, внезапно останавливаясь. — А ну-ка…

— Почему… стоп? — свистяще спросил Шурик.

Профессор стоял, насторожённо глядя назад. Сергей с Шуриком сипели и задыхались. Боль в лёгких, казалось Крутину, поселилась в нем навсегда и не кончится до конца жизни. В довершение ко всему на Сергея напал тяжёлый, рвущий гортань кашель, который выворачивал наружу все внутренности. Парадокс — бежать было легче.

— Странно, — донеслось до Сергея сквозь звон в ушах. Рядом с ним встревоженно наклонился Шурик. Его лицо было мокрым от пота, воды или крови, сочившейся из множества мелких порезов. — Странно, — ещё раз повторил Войцех Казимирович. — Никого нет.

Они замерли, прислушиваясь. Сергей забыл про кашель и резь в груди, только сердце продолжало бухать, налегая на уши. Действительно никого не было.

— Чего это они? — спросил он и снова закашлялся.

— Не знаю, — медленно произнёс Войцех Казимирович. — Отстали? Так ведь не должны…

Сергею показалось, что пол под его ногами дрогнул.

— Вы слышите? — тревожно спросил Шурик. Он выставил своё оттопыренное ухо, напряжённо вслушиваясь в звуки, доносившиеся из глубины тоннеля.

Поза Профессора тоже напоминала стойку охотничьей собаки.

— Не нравится мне все это, друзья мои, — медленно сказал он.

Теперь и Крутин явственно различил отдалённый гул. Они с Шуриком невольно переглянулись. Профессор не заметил этого. Закончив что-то чертить своей тростью на воде, он вдруг стремительно обернулся.

— Что… — начал опять Шурик.

— Завод!

Голос Профессора прогремел, отдаваясь эхом от стен тоннеля. Сергей с Шуриком снова переглянулись, ничего не понимая.

— Мы сейчас в районе завода! — снова прокричал им Профессор. — Это выпускают сточные воды! Бегом отсюда, немедленно! Если не выберемся из этого тоннеля, утонем здесь к…

Это он кричал уже на бегу. Причём им в спину. Крутин и Шурик сорвались с места, не дослушав его объяснений, и сейчас неслись по тёмному ходу, гонимые животным страхом и нарастающим гулом. Сергей забыл о том, как умирал минуту назад, как болели его лёгкие и не хватало воздуха. Шурик нёсся рядом с ним, намертво зажав в руках пакет со своим скарбом. Профессор с тростью наперевес двигался замыкающим, подгоняя всех и не давая им расслабляться. Пол под ногами уже не дрожал, а ходил ходуном. Гул перерос в какофонию беспорядочных шумов с грохотом и плеском. И вот хоть ты лопни, но больше всего Сергею сейчас хотелось оглянуться и увидеть, что же творится там, позади них. Как обидно будет, если они не дотянут до него жалкой сотни метров, превратятся в утопленников здесь, под землёй, и наружу вода выбросит лишь их жалкие размокшие трупы.

А затем пришла другая мысль, ещё менее оптимистичная. Что, если выход впереди есть, но и он, как тот, через который они вошли, забран решёткой? Тогда ещё неизвестно, что будет раньше: они утонут или превратятся в мясной фарш под воздействием многотонной массы, что неслась следом за ними.

Сергею показалось, что холодная вода уже льётся за воротник. Невесть откуда взявшаяся сила подтолкнула его вперёд, и он на два корпуса обогнал мчавшегося рядом Шурика, оставив далеко позади хрипящего Войцеха Кази-мировича.

Но тут же почувствовал, что это все, последний всплеск, и сил уже нет, и сейчас его разорвёт изнутри, размечет по стенам густой шрапнелью, и привет, ромашки…

И ещё Сергей заметил, что окружающая обстановка как-то изменилась. Не стало ни темнее, ни светлее, но стены впереди куда-то пропали, и точки, светившиеся перед его глазами, — это, оказывается, звезды…

И ещё он все-таки успел обернуться и увидеть прямо за собой громадную стену с клочьями пены.

Стена ударила Сергея, он вылетел наружу, размахивая руками, прочертил в воздухе аккуратную гиперболу и спиной грохнулся в воду.

ШУРИК. ВСЕ ВИДЫ УДОВОЛЬСТВИЙ

Вот так они бежали-бежали, и вдруг их ход закончился, да так неожиданно, что Шурик даже остановился. И тут ему сзади ка-ак даст! Как будто на него что-то упало. Целая речка. Не он нырнул в речку, а она напрыгнула на него, понимаете? Шурик, честно сказать, перепугался немного, поэтому открыл рот, чтобы закричать, хотя это и стыдно, когда рядом Профессор и Серёжа. Но просто в тот момент он… ну, в общем… Да и нельзя под водой рот открывать, это он тоже знал. Просто так получилось. Случайно. Ну и нахлестался он, конечно.

— Спокойнее, Шура, спокойнее. Вы что, первый раз купаетесь? — услышал он за собой голос Профессора.

Войцех Казимирович держал его правой рукой, а левой осторожно подгребал.

Наверное, это было трудно и неудобно, потому, что в ней у него ещё была палка.

— Вы только не вздумайте утопиться. Разве мы для этого выбирались?

От его ровного голоса Шурик сам тоже успокоился и перестал лупить руками по воде. И прокашлялся в конце концов так, что смог опять нормально дышать. И по сторонам смог осмотреться. Они оказались в каком-то озере или маленькой речке, в темноте было не разобрать, но берега с двух сторон Шурик различил. Над их головами был такой крутой склон, откуда слегка выступала широкая труба, из которой они выбежали. Оттуда сейчас вниз падала вода, только не так сильно, как пару минут назад.

А чуть правее от него чернела голова Серёжи. Он тоже кашлял и отплёвывался — видно, наглотался воды, как и Шурик.

— Все целы? — спросил Профессор, поворачивая голову от Шурика к Серёже, его воротник он уже выпустил. — Ну, тогда давайте к берегу.

Ближе к ним был тот берег, откуда выходила труба, но он был слишком неудобный для того, чтобы выбираться. Поэтому они повернули к тому, что дальше.

И только через некоторое время Шурик заметил, что ему как-то легко плыть.

Руки свободны, и ничего им не мешает. Пакет-то свой, оказывается, он утопил!

Когда летел в воду или когда барахтался там, Шурик не знал. Не заметил, когда выпустил. Шурику так обидно стало, что он даже грести перестал. Хотел нырять, да потом подумал — где ж он его теперь здесь найдёт? Эх, жаль! Такие вещи в нем остались. И фонариков жалко. Все фонарики они там, ещё в канализации, потеряли.

Ничего не осталось. Шурик вздохнул и поплыл дальше за Профессором. Нужно было что-нибудь в карманы положить, тогда бы хоть это осталось. Да ладно, чего уж теперь…

Профессор с Серёжей уже выбрались на берег. Они остановились и стали ждать Шурика. А Профессор протянул ему руку.

47
{"b":"13218","o":1}