ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Погоди, — придержал его Леопольд и обратился к Сане:

— Гуровенко, а ты ничего не напутал?

Садла смутился, как девушка перед первым разом, и даже покраснел.

— По-моему, нет, Лев Ипполитович. Транспорт ночью прибыл, два грузовика с сопровождающим. Они должны были ещё на рассвете двинуться дальше, но здесь их пропуска недействительны, новые им должен выписать полковник Березин, а его ещё вчера отправили в Вознесенск. Вы же знаете.

Мы знали. Заместитель командующего полковник Березин, царь и бог нашего района, два дня тому срочно убыл в окружной госпиталь в Вознесенск на операцию.

Высокая должность аукнулась полковнику прободной язвой. Пришлось делать резекцию желудка со всеми вытекающими отсюда последствиями. Кого пришлют на его место, до сих пор было неизвестно, а пока его обязанности выполнял подполковник Троян, не выказывавший особой радости по поводу нежданно свалившейся на него ответственности, поэтому вечно хмурый и раздражительный. Место Березина ему не светило, зато нагоняй от командования за упущения, которых просто не могло не оказаться, был обеспечен.

— Нет, ну надо же! — не мог успокоиться Илья. — У меня зарплата — курам на смех, даже на курево не хватает, а мы гуманитарную помощь раздаём.

— Реже кури, — посоветовал ему шеф. — Вы знаете, из этого может кое-что получиться. Молодец, Гуровенко.

Саша поплыл от удовольствия.

— По крайней мере, попробуем, — продолжал Леопольд. — Где сейчас их старший? У штаба? Значит, я сейчас в штаб. Женя, Сергей, готовьте аппаратуру.

Маклай и Верник собирают вещи. Саша, машину на старт.

Через полчаса сновавшие туда и сюда телевизионщики ещё не успели закончить приготовления, как появился запыхавшийся Леопольд и, раздосадованный их темпами, принялся гонять всех, как шелудивых котов.

— Быстрее, быстрее. Не ползайте улитками, а шевелите ногами! — покрикивал он. — Еле успели. Ещё чуть-чуть, и они бы укатили без нас. И ещё не хотели нас брать, представляете? Этот их сопровождающий — такой кадр, я вам скажу. Как услышал, что мы хотим ехать с ними, его чуть кондратий не хватил. Сам под два метра, весь громадный вроде майора Жлубина у артиллеристов. Я думал — он из меня на месте манную кашу сделает. Ну, да я насел на Трояна, пригрозил, что полезем опять на передовую, поскольку сюжет нужен — во! Так он этому нашему стал ногой на горло, сказал — либо с нами, либо вообще они никуда не тронутся.

Так что, считайте, нам крупно повезло.

Правда, когда группа через пятнадцать минут подкатила на выданном ей во временное пользование «рафике» к санчасти, где стояли грузовики с гуманитаркой, оказалось, что насчёт везения Леопольд несколько погорячился. Поскольку ни машин, ни самого груза они не обнаружили. Опрошенные на месте свидетели в лице двух санитарок показали, что грузовики спешно отбыли в неизвестном направлении минут двадцать назад.

— Ах, мать т-т-твою! — вскричал обычно сдержанный Леопольд, залетая обратно в микроавтобус. — Саня, а ну давай за ними!

«Рафик» рявкнул и взял с места, как гончая за лисой. Если Сашка при телевизионщиках был шофёром по роду занятий, то гонщиком, уж точно, по призванию.

— Давай, Гуровенко, давай, родной, — подстёгивал его нервно крутившийся на сиденье шеф. — Жми на газ. Низом пойдём — так короче. Нет, ну не сволочи, а?

Договорились ведь.

— Может, он вас не понял, Ипполитович? — спросил Илья.

— Да понял он все прекрасно. Специально ведь сделал так, чтобы нас не брать.

— Непонятно что-то, — сказал Сергей, прижимая к себе кожаный чехол с камерой. — Обычно к таким акциям прессу и телевидение привлекают как только могут, а здесь, наоборот, бегут, как от зачумлённых. Это же такое паблисити, да ещё и совершенно бесплатно. Не понимаю я…

— Не хотят ребята рекламы, — сказал Женька. Он сидел на заднем сиденье рядом с сумками, куда поместилась вся съёмочная аппаратура. — Скромные попались ребята.

— А может, у них там не гуманитарка? — спросил Илья. — Вдруг они контрабанду прут?

— Ну да, — сказал Леопольд. — Через зону военных действий, через все посты и кордоны. Они что, идиоты? Могли бы поспокойнее дорогу выбрать.

— А я вообще удивляюсь, как федералы могли пропустить груз с гуманитарной помощью для чеченцев, — отозвался Маклай.

— Свободно, — ответил ему Женька. — Они уже не раз заявляли, что воюют не с мирным населением, а с бандформированиями. Так что вполне могли пропустить гуманитарку для селян, чтобы забить баки общественному мнению.

— Ага! — вскричал вдруг Леопольд и хлопнул по «торпеде» так, что бедный «рафик» очередной раз подпрыгнул. — Попались, голубчики. Ир-роды! Жми, Сашик, сейчас мы их сделаем!

Они достали сбежавшие грузовики уже у северо-западного КПП, как раз в момент проверки документов. Мужик, сопровождавший груз, действительно был агромад-ного размера и, как показалось Сергею, габаритами даже превосходил местного богатыря майора Жлубина. Досада от появления телевизионщиков явственно читалась на его лице. Судя по всему, они нужны были ему, как шило в печени. Но отвертеться от Леопольда с его хваткой не удавалось и более скользким личностям. Шеф быстро ввёл в курс дела старшего по КПП, молодого летеху, пригрозил ему личным распоряжением подполковника, тот внял доводам, в свою очередь нажал на сопровождающего, и в конце концов детина, у которого оказалась символическая фамилия Неверный, нехотя приказал группе следовать за ними и ни в коем случае не отставать. Задерживаться из-за них, объяснил он, никто не станет. В глубине души этот Неверный, должно быть, надеялся, что у телевизионщиков по дороге заглохнет мотор или хотя бы спустит колесо.

Вот с таким уговором они и тронулись в путь: грузовики впереди, съёмочная группа за ними. Шанса оторваться от себя Саша Гуровенко им не дал, хотя дорога заняла около двух часов. Встречный транспорт попадался редко, и лишь трижды небольшой караван останавливали, чтобы проверить документы.

К концу второго часа все начали проявлять признаки нетерпения и громко выражать своё недовольство.

— Да что же это такое! — вскрикнул Коля Маклай, в третий или четвёртый раз ударившись головой о стенку, когда «РАФ» поймал особенно глубокую выбоину. — Куда это их несёт?

— Неужели нельзя было поближе аул найти? — поддержал его Женька. — Вон сколько их мы уже проехали.

— Действительно странно, — подтвердил главный. — Что им, не все равно?

Разгрузили бы в ближайшем селении, и готово. А так тащатся куда-то, сами себе жизнь усложняют. Может быть, они из тех, кто любит преодолевать трудности, а?

Как думаете, парни?

— Да не похоже, — процедил Женька.

— Слушайте, а может, ну их к чёртовой матери? — неожиданно предложил Илья.

— Повернём назад? Все зашевелились в недоумении.

— Ты чего это? — толкнул его локтем в бок Маклай, удивлённо поблёскивая глазами из-под своей чёрной шевелюры.

— Да не знаю. Как-то… муторно мне.

Все загалдели, заспорили, но Илью никто не поддержал. Сергею тоже было не по себе, но он промолчал. Тогда Крутйн ещё не научился доверять своим ощущениям и не знал о существовании маленького гномика.

Но рано или поздно любая дорога подходит к концу. И грузовики, ехавшие впереди, все-таки остановились на краю крошечного аула, самого захудалого и безлюдного изо всех, что они миновали.

Вместо ликующего местного населения их встречали «уазик» и довольно потрёпанный «Лендкрузер» с хмурыми бородатыми мужчинами, явными представителями того, что называют «незаконными вооружёнными формированиями». Правда, автоматов у них не было, по крайней мере, на виду, да и другим оружием они не размахивали, что немного успокаивало.

— Вести себя тихо, — негромко сказал Леопольд, выходя из машины. — Без моей команды ничего не снимать.

Было заметно, что его тоже проняло и, как Илью, начали одолевать сомнения.

Неверный и шофёры вылезли из кабин грузовиков. Из кузовов на землю спрыгнули четверо ребят в форме войск федеральной армии. К их компании подошли Леопольд и двое мужчин из «Лендкрузера». Мужчины держались напряжённо и то и дело поглядывали в сторону «рафика». Разговора ребята не слышали и только видели, как к ним обратился Неверный, затем начал говорить Леопольд. Горцы сначала внимательно слушали, видно, пытаясь разобраться в том, что здесь происходит, а затем вдруг пришли в необычайное возбуждение. Они принялись наперебой говорить, время от времени что-то выкрикивая и сопровождая свои слова оживлённой жестикуляцией. Ряд продемонстрированных жестов имели ярко выраженную половую направленность и перевода не требовали. Неверный явно оправдывался, разводя руками.

50
{"b":"13218","o":1}