ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О темных лордах и магии крови
Лесовик. В гостях у спящих
Щегол
Тайная история
Sapiens. Краткая история человечества
1793. История одного убийства
Царский витязь. Том 2
AC/DC: братья Янг
Девушка, которая лгала
Содержание  
A
A

— Медикаменты, одежда, продукты, — ответил Леопольд. — Ты это к чему, Женя?

— А вы обратили внимание на то, что часть ящиков они переносили вдвоём, а другие им приходилось брать вчетвером? И несли они их с видимым усилием.

Как только Женька это сказал, Сергей вдруг сообразил, что действительно так и было. Он и сам видел это собственными глазами во время съёмки, но не придал значения.

Какое-то время Леопольд сидел, глядя молча перед собой на идущий впереди грузовик. Затем он обернулся к остальным:

— Ты хочешь сказать, в ящиках было что-то ещё?

Женька пожал плечами.

— Вполне может быть, — сказал Илья. — Все это определённо имеет тухлый запашок. Я сразу говорил…

— Стоп-стоп-стоп, ребята, — остановил его Леопольд. — Ваши фантазии сейчас занесут вас…

— Подождите, Лев Ипполитович, — в свою очередь перебил его Женька. — А почему бы и нет? Как вы думаете, здесь этот груз кто-нибудь проверял? Вряд ли.

Троян сейчас настолько задёрган, что ему и поссать некогда.

— Но они же не могли знать, что как раз сейчас Березина не будет и вместо него окажется Троян.

— Вот-вот. А что, если Березин их человек и они нацеливались на него?

Кстати, если так, черта лысого мы бы получили разрешение сопровождать их. Может быть, этим и объясняется столь явная раздражительность Неверного, а?

— Складно, — подтвердил Илья.

— Довольно убедительно получается, — подал голос крутивший баранку Саня.

Леопольд вздохнул и пустился в объяснения:

— Ох, мальчики. Вы же не хуже меня знаете, какие убедительные версии можно выстроить на пустом месте. — Он говорил чётко и неторопливо, будто всю жизнь проработал в интернате для слабоумных. — Но если нет фактов, а факты — это база, фундамент, если хотите, так вот, без этого фундамента все ваши построения, все эти замки рухнут от малейшего соприкосновения с действительностью. И погребут под собой своих безрассудных, увлекающихся создателей. Уяснили?

— Ну, а кто же мешает поднакопать фактов? — спросил Женька.

— А вот это уже другой разговор. Конечно, стоит поинтересоваться этим «Содействием» и людьми, которые за ним стоят. Я тоже чувствую, что в этом пруду рыба есть. Но делать это мы будем уже дома. В непосредственной близости от самого «Содействия». Кое-какую информацию о них мы имеем. Так что будет от чего отталкиваться.

— Не знаю, кому как, — сказал Саша Гуровенко. — Но мне кажется, что если заводиться, то уж лучше с ними, чем с теми чичами, которые встречали груз.

Видали, какие у них лица? Я вообще удивляюсь, как нас в расход не вывели.

— Да, — сказал Женька, — что бы ни говорил Неверный, но на официальных лиц они мало похожи.

— Зато на боевой отряд — это да, — подтвердил Илья.

— У них и рация военная есть, — встрял в разговор Коля Маклай. — Я видел, когда ходил отливать, как один из них в неё разговаривал.

— Небось хвастался своим, сколько они груза получили, — сказал Илья.

— Ага, — добавил Женька, — или предупредил кого-то о непредвиденном появлении съёмочной группы.

— Тьфу ты, — сплюнул Леопольд. — Да хватит вам уже об этом. Дома будем разбираться, в конце-то концов. Он сладко потянулся, забросив руки вверх, и зевнул.

— Вы лучше подумайте — завтра домой. Красота! Даже и не верится, что уже все. Главное — материал есть, под самую завязку. И-и-эхх! Отдыхать будем!

— Да, кстати, пацаны, насчёт отдыха, — оживился Женька. — Я же там у тыловиков…

Далёкий свист оборвал его на полуслове. Все замерли, пытаясь разобрать этот звук, донёсшийся к ним через шум двигателя. Чем сильнее он становился, тем болезненнее сжимались у ребят сердца. Среди них не было кадровых военных, но они пробыли здесь достаточно долго, чтобы узнать, что означал этот свист.

Оцепенение длилось пару секунд, которые показались Сергею чрезвычайно долгими, тянувшимися подобно нескончаемому резиновому жгуту. Затем жгут лопнул, и секунды понеслись, как сухой песок из треснувшего мешка.

Первая мина разорвалась вблизи головной машины, в кабине которой рядом с шофёром сидел Неверный. Грузовик пошёл как-то боком и заглох через несколько метров, съехав с дороги. Водитель второй машины решил идти напролом и, вместо того чтобы остановиться, рванул вперёд на полном газу. Он протаранил себе путь, задев по ходу борт своего незадачливого напарника, через который на землю спрыгивали ополоумевшие солдаты, и понёсся дальше, скрипя рессорами на дорожных ухабах. Но ещё через мгновение вторая мина легла точно в центре его кузова, и грузовик приподняло над дорогой, а затем швырнуло вниз. Его тотчас окутало чёрным густым дымом, и весь этот клуб, сквозь который проступали проблески пламени, продолжал катить по дороге, являя собой ужасающую картину разверзшегося ада.

Прямо перед их машиной один солдатик из первого грузовика стоял, прижимая обе руки к животу, а по его форме угрожающе быстро расползалось тёмное пятно.

Он сделал шажок, затем другой, а потом неуверенно стал переходить дорогу перед «рафиком», глядя вперёд широко распахнутыми глазами. Губы его безостановочно шевелились, но что он говорил, разобрать в этом грохоте было невозможно. Может быть, сейчас он видел бога, а может… По крайней мере, он уже был не здесь.

Посередине дороги солдатик забыл, что ему нужно поддерживать живот, и опустил руки. Изнутри его сразу же вывалились сероватые кишки с налипшими на них ошмётками формы и повисли у него между ног, качаясь в такт ходу.

— Стой! — страшно закричал Леопольд, хотя Гуровенко ещё за мгновение до этого ударил по тормозам. — Вон из машины!

Его крик вывел Крутина из состояния транса, в котором он находился.

Непослушной рукой Сергей нащупал ручку на двери, рванул её на себя, толкнул дверь, вывалился наружу и поковылял прочь. Управлять ногами ему удавалось с трудом, будто он находился в чужом непослушном теле, налитом свинцовой тяжестью.

Отбежав на какое-то расстояние, Крутин остановился, чтобы оглянуться и посмотреть, что с ребятами. Но тут непереносимый до боли в костях свист ворвался в его уши, заполнил все тело, Сергея подняло вверх и швырнуло куда-то вперёд, в темноту.

Среда

БОМЖ. НОВЫЕ ЛЮДИ, НОВЫЕ ВСТРЕЧИ…

Шурик наклонился над чайником и высыпал в закипевшую воду три одноразовых пакетика кофе. Сами пакетики он аккуратно разгладил и спрятал в карман своей синей ветровки.

Войцех Казимирович помешал ложкой ароматно пахнущее варево и снял чайник с огня.

— Прошу к столу! — крикнул он в сторону речки, где умывался Сергей.

Солнце уже поднималось, просвечивая сквозь верхушки деревьев, распушившихся нежной зеленью. Несмотря на столь ранний час, его лучи уже несли с собой лёгкое обволакивающее тепло, и было очень приятно сидеть сейчас на молодой травке и подставлять им лицо, чувствуя, как ангелы касаются его своими пальцами.

— Где моя большая чашка? — голосом сказочного медведя проревел Сергей. Он застегнул рубашку, накинул сверху куртку и поёжился. Их одежда слегка просохла, но все ещё была влажной и отдавала сыростью.

Пока Профессор снимал кофе с огня, Сергей вскрыл три банки с сардинами в масле, а Шурик нарезал батон. Приятели налегли на еду с отменным аппетитом, поскольку прошло уже без малого шестнадцать часов с момента их обеда в «Королевской охоте». С завтраком они управились минуты за три, после чего вытерли свои банки остатками хлеба и принялись за кофе.

— Сахара что, нет? — спросил Сергей.

— Сахара не было, — ответил Шурик. Именно он бегал за провизией к ближайшему «нон-стопу». — А Профессор сказал далеко не ходить и покупать, что будет.

К кофе он прихватил кремовый рулет, залитый шоколадом, потратив на него почти все деньги, которые дал ему Войцех Казимирович. Но упрекнуть Шурика в этом язык у Профессора не повернулся, тем более что рулет оказался очень вкусным.

Сергей поставил опорожнённую соусницу перед собой.

— Ну, на пару часов заряда хватит, — сказал он, достал из новой пачки «бондину» и с наслаждением затянулся.

52
{"b":"13218","o":1}