ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Жертвы были? — спросил он у Мамонта.

— Весь состав лаборатории. Шесть человек. От них почти ничего не осталось, поэтому хоронить будут в закрытых гробах.

— Понятно.

— Причину устанавливают. Может быть, найдут кого-нибудь крайнего, чтобы начальству было кого отыметь, но ходят слухи, что все свалят на самих погибших.

Живым так спокойнее.

— Спасибо, Коля, — искренне сказал Войцех Казимирович. — И за информацию, и за помощь. Вы очень хорошо поработали.

— Делаем все, что можем, Профессор. Раз пошли такие пляски…

— Последняя просьба, Коля. У вас есть оружие?

Мамонт удивлённо посмотрел на него.

— Ну, есть. Но у тебя же был ствол.

— Утонул, — коротко ответил старик.

Мамонт опять оглянулся по сторонам, вынул из кармана пистолет и украдкой протянул его Войцеху Казимировичу. Это был довольно старый «Макаров», из тех, что лет тридцать назад выдавались в качестве табельного оружия, но на вид ухоженный и ещё надёжный.

— Обойма полная, восемь зарядов, — пояснил Мамонт. — Вот только запасных нет.

— Ничего, — успокоил его Профессор. — Будем надеяться, что и этот не пригодится.

— Вы на всякий случай будьте поосторожнее, — предупредил Коля. — В городе все больше патрулей. Кроме милиции, подключили ещё и военных. Как бы вас не замели из-за него.

— Постараемся не попадаться, — сказал Войцех Казимирович. — Тем более что если нас задержат, то ношение оружия будет самой мелкой из наших неприятностей.

Мамонт кивнул и спросил:

— Тогда все?

— Пока все, — ответил Профессор.

— Ну, я пошёл. Жди звонка. Мы постараемся договориться как можно быстрее.

— Спасибо вам, Коля, — ещё раз поблагодарил его Войцех Казимирович. — Королю привет, и передайте, чтобы не сдавался. Мы ещё выпьем с ним хорошего пива со свежими раками у Яна в «Тройке». Скажите ему, что я угощаю.

Обратно Войцех Казимирович шёл тем же путём, обходя кусты и срезая путь по еле заметной тропинке. Все было спокойно, и все же, пройдя несколько шагов, он обернулся. Мамонт свернул к северной стороне сквера, направляясь к стоянке такси, и вскоре смешался с людьми на улице. Профессор вздохнул и зашагал к своим ребятам.

— Серёжа и Шурик сидели на скамейке и разговаривали. Подходя ближе, Войцех Казимирович вдруг различил, что разговаривает, собственно говоря, один Шурик, а Сергей сидит, уставившись в одну точку, и кивает головой, не попадая в такт его словам. Взгляд у Сергея был мёртвый, как будто он видел сейчас перед собой не этот мир, а нечто совсем другое, находившееся по ту сторону. Шурик же сидел вполоборота к нему и по ходу своего рассказа, следуя привычке, осматривал окрестности в поисках пустых бутылок и иных ценных предметов. Поэтому, поглощённый данным занятием, состояния Сергея он не замечал и продолжал свой монолог, изредка жестикулируя правой рукой с зажатой в ней сумкой.

— Серге-ей! Серёжа! — негромко позвал его Профессор, приблизившись к скамейке. Человека в таком состоянии нельзя резко выдёргивать оттуда, где он находится, иначе часть мозга может потеряться где-то по дороге. Контузия, о которой Сергей рассказал этой ночью, не прошла для него бесследно. Да и вообще, кто, кроме редких специалистов, знает, чем грозит человеческому разуму подобная встряска?

«Как только вся эта история закончится, непременно нужно будет убедить его обратиться к психиатру, — подумал Профессор. — Даже заставить, если он заартачится. Вот честное слово, сгребу в охапку и доставлю в клинику силой!»

— А! — Сергей очнулся, посмотрел на Войцеха Кази-мировича, затем на Шурика, потом ещё раз на Войцеха Казимировича, заглядывая ему за спину, не стоит ли там кто.

— Голова не болит?

Сергей сморщился и невольно коснулся рукой виска.

— Немного.

— Закройте глаза и сделайте три глубоких вдоха, — посоветовал ему Профессор.

Шурик прервал свой рассказ и с тревогой посмотрел на Сергея.

— Опять голова, да?

— Все в порядке, — успокоил его Войцех Казимиро-вич. — Сейчас пройдёт. Ну как, двигаться можно?

Сергей поднялся на ноги.

— Порядок.

Выглядел он, по правде говоря, неважно. Лицо его покрыла бледность с лёгкой прозеленью, веки отяжелели, лоб изошёл испариной. Н-да, молодой человек, плачет по вас больница, ей-ей! Горючими слезами.

Ничего этого Профессор не сказал, а, подойдя вплотную, взял их обоих под руки:

— Ну-ка, сделать вид, что вы выводите своего старого дедушку на прогулку.

И не спеша, медленно, но не задерживаясь, уходим отсюда. Нам нужно место менее оживлённое.

Сквер «Юбилейный» нельзя было назвать слишком мно-голю'дным, но улицы, его окружавшие, были не из самых тихих, и в любой момент туда могли заглянуть как милиция, так и любые другие лица из тех, кто сейчас разыскивал их по всему городу.

— Я знаю такое место! — тотчас же заявил Шурик.

— Где? — поинтересовался Войцех Казимирович.

— За локомотивным депо есть пустой подвал. В нем иногда Брумер ночевал, пока не помер. Только там сыро очень и света нет.

— Не подходит, — отверг его предложение Профессор. — Знаю я это место.

Во-первых, вокзальная территория. Будьте уверены, нас там ищут с утроенной энергией. Во-вторых, как вы сами, Шурик, сказали, там темно и сыро. Поэтому предлагаю убить время с большим комфортом.

— Сколько же времени нам нужно убить? И ради чего? — спросил Сергей.

Старик вкратце поведал им о том, что рассказал ему Мамонт о готовящейся встрече, которая может положить край всем их несчастьям, и необходимости схорониться, чтобы их не нашли, пока Король или Коля будут обсуждать все условия предстоящего свидания с тем человеком вплоть до звонка, который должен от них последовать.

Эти новости изрядно подняли дух у ребят, они повеселели в один миг, спины их выпрямились, плечи расправились, глаза заблестели. Больше всех радовался Шурик.

— Ух ты! И тогда все. Правда, Профессор? И наших всех выпустят, да?

Всех-всех-всех. И Клару? А они сейчас в тюрьме или в милиции? Я хочу пойти её встретить, когда их будут выпускать.

Войцех Казимирович по большей части отмалчивался, не желая расстраивать Шурика. Профессору не хотелось говорить о том, что все зависело главным образом от того, поверят им или нет. Удастся ли ему убедить их в том, что эту их проклятую богом дискету они не только не трогали, но и в глаза никогда не видели.

Похоже, Сергея снедали подобные подозрения, потому что он хоть и приободрился немного, но отнюдь не фонтанировал тем весельем и жизнерадостностью, что и Шурик.

— А вы уверены, Во… Профессор, что они так и отпустят нас? Пусть мы и не имеем того, что они ищут, но мы же свидетели. Какой им смысл оставлять свидетелей? Вы видите, что убийства их не останавливают. Нас просто, для страховки, приплюсуют к имеющимся трупам, и все.

— Вы правы, Серёжа, но, по-моему, вы слегка утрируете. Смотрите, пока выходило, что в погоне за этой дискетой столкнулись две силы, и все смерти, произошедшие вокруг, результат их противодействия друг другу. И если одна из сторон охотится за нами чуть ли не в открытую, то вторая пытается уберечь от них. Вспомните человека в больнице.

— А с какой из сторон нам предстоит встретиться?

— Вот этого мы не знаем. Шансов половина на половину. Рискнём.

Сергей замолчал.

— Это близко? — спросил Шурик. — Туда, куда мы идём, это близко?

— Не очень, — ответил Войцех Казимирович. — У военного полигона. Знаете, где это?

— Знаю, — ответил Шурик.

— Вы что, серьёзно? — обеспокоился Сергей. — Там же военные части рядом.

— Правильно, — сказал Профессор. — Вот как раз там сейчас народу меньше всего. Всех солдат повывозили в оцепление.

Дорога заняла у них. больше часа. Профессор с ребятами продвигались дворами, избегая людных улиц. Слишком много патрульных машин ездило сегодня по городу. По дороге им дважды встречались и пешие патрули, свидание с которыми улыбалось Войцеху Казимировичу ещё меньше, поэтому они обходили их по проходам и переулкам.

55
{"b":"13218","o":1}