ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Попутно приятели купили кое-чего поесть, потому как ресторанов, закусочных и гриль-баров у них на сегодня не намечалось, а лёгкий завтрак уже оставил о себе лишь столь же лёгкое воспоминание. Купленные продукты они сгрузили Шурику в сумку, против чего тот не только не возражал, но даже обрадовался, как всегда, когда его сумка чем-то наполнялась.

В общем, через час с четвертью Профессор без приключений вывел-таки ребят к намеченной цели. На подступах к полигону вольготно раскинулась незавершённая стройка. Сперва здесь собирались возвести здание Горплана. Но денег в городском бюджете не хватило, и архитектурно-плановую комиссию разместили в бывшем Доме политпросвещения, а стройку передали Главдорстрою, который вознамерился соорудить на этом месте свою новую контору а-ля европейский модерн. К тому времени здесь имелся обнесённый забором участок и вырытый котлован. Дорожники ретиво взялись за дело и заложили фундамент, после чего деньги у них тоже закончились. Начатое строительство пытались несколько раз реализовать во время торгов недвижимостью, но желающих продолжать начатое не нашлось. Для мелких фирм это было слишком дорого, а для крупных и солидных — слишком далеко от центра. Участок захирел, зарос бурьяном, забор растащило предприимчивое население, и теперь стройка была открыта всем ветрам и желающим.

Как только они добрались сюда, в кармане пальто Войцеха Казимировича затренькал вручённый Мамонтом телефон. Профессор вынул его, включил и поднёс к уху.

— Алло, — услышал он голос Короля. Слышимость была лучше, чем по обычной телефонной связи.

— Слушаю, — ответил Профессор.

— Доброе утро, Войтек.

— Здравствуй, Король.

— Мы договорились о встрече. Этот человек будет ждать тебя там, где ты сказал, в пятнадцать ноль-ноль.

Профессор взглянул на часы. 10.20. Ждать больше четырех с половиной часов.

— Почему так поздно? Они хотят оцепить район?

— Он говорит, что сейчас находится не здесь и раньше добраться не сможет.

Я предупредил его, чтобы приходил один. Он пообещал, но ты на всякий случай проверь. И подстрахуйся, как сможешь.

— Ну, это уж конечно.

— Человека зовут Захаров Николай Николаевич, — Король хмыкнул. — В общем, он так назвался. Выяснить его настоящее имя?

— Зачем? — спросил Войцех Казимирович. — Это значения не имеет.

— Я тоже так думаю. Только потратим время. Но то, что он из Москвы, а не от наших, — это точно, я проверял. Подходит тебе такой человек, Войтек?

— Ещё не знаю. Разговор покажет.

— Ну тогда все. Удачи тебе. — Тебе удачи, Король.

Он отключился. Профессор спрятал трубку. Сергей с Шуриком выжидательно смотрели на него.

— В три часа, — сообщил Войцех Казимирович им. — Будем ждать.

Чтобы укрыться от ветра, они устроились между бетонными блоками, которые остались здесь лишь благодаря тому, что были громадными и тяжёлыми и утащить их у местного населения не было ни сил, ни возможностей.

Сергей достал пачку своего ужасного «Бонда» и закурил.

— Где вы будете с ним встречаться? — спросил он.

— На «Авангарде». Знаете?

— Знаю, а где именно?

— У моста.

— Ага, понятно. Там ещё спортплощадка и павильон рядом. Точно?

— Точно.

— Ну, в общем-то… — Сергей затянулся. — Это вы сами место выбирали?

— Сам. А что, вам оно не нравится?

— Да нет. В общем-то, толково подобрано. И просматривается далеко. И причалы рядом — через тот гадючник удирать легко, если нужно будет. Только вбт вода кругом.

— Ну и что? Воды-то вам чего бояться после вчерашнего купания?

— Нет, я к тому, что река отсекает нам половину путей отхода. Вот смотрите.

Сергей подобрал палочку и, щурясь от сигаретного дыма, попадающего в глаза, стал чертить на земле.

— Видите? Если что, уйти можно только вперёд и в стороны. То есть им понадобится ровно вдвое меньше людей, чтобы окружить нас. Понимаете мою мысль?

— Понимаю, Сереженька, прекрасно понимаю. Но вы посмотрите на эту территорию. А теперь представьте себе, сколько народу потребуется, чтобы оцепить это хотя бы полукругом. Армия. А кроме того… — здесь Профессор заметил, что Шурик начинает невольно проявлять повышенное внимание к содержимому своей сумки, и скомандовал:

— Так, а ну-ка быстро накрыли походный стол! Время нам все равно коротать, поэтому подкрепим свои силы. Так сказать, двух зайцев одной…

Никто не возражал. Шурик моментально извлёк припасы. Сергей вскрыл банки, нарезал колбасу и хлеб. Профессор свинтил крышечку с «мерзавчика», которого они взяли исключительно в профилактических целях, чтобы не схватить воспаление после ночного заплыва.

— Шурик, будете? — спросил Войцех Казимирович, протягивая ему бутылочку. — От простуды. Шурик виновато покачал головой.

— Не, Профессор, спасибо. А простуды и так не будет, я привык. Мне лучше кока-колу.

— Прошу вас, — Войцех Казимирович протянул флакон с зельем Сергею.

Одноразовых стаканчиков им не встретилось, поэтому сейчас приходилось потреблять сей продукт «из горла».

Сергей принял бутылочку, поставил ноготь большого пальца на предполагаемую середину и прикрыл один глаз, как боец перед выстрелом.

— Ваше здоровье, — пожелал он Профессору с Шуриком и по-гусарски, задрав донышко бутылки к небу, отставив при этом оттопыренный локоть, опростал свою дозу. — И-эхх, — выдохнул он, затем передал бутылку Войцеху Казимировичу, мотнул головой и с завидным аппетитом набросился на закуску.

Профессор аккуратно взял бутылочку и поднял её на уровень глаз так, что серый бетонный блок перед ним расплылся и смешался с синью неба. В этот момент он принёс молитвы всем своим богам, чтобы этот кошмар наконец закончился и, главное, чтобы все остались живы, но сказал только:

— За удачу! — и выпил.

С минуту они молча налегали на еду, а затем Сергей вернулся к прерванному разговору:

— Армия… Вы считаете, Войцех Казимирович, для них это проблема?

Профессор не стал поправлять его официально-вежливое обращение. В. конце концов, если Сергею так удобнее, пусть называет его по имени-отчеству.

— Вы же видите, какую деятельность они развернули. Что стоит им оцепить район, где наверняка будет находиться интересующий их человек? Да они не одну, а десять армий бросят на это место.

Войцех Казимирович покачал головой.

— Нет, Серёжа. Они побоятся нас спугнуть. Они не смогут согнать туда много народу, потому что иначе мы заподозрим неладное и не явимся.

— Правильно. Поэтому там никого и не будет, кроме этого Николая Николаевича. А как только… Что с вами? Профессор! Что?! Что такое?!

Лицо Войцеха Казимировича внезапно перекосилось так, что Сергей, прервав свою речь, озабоченно привстал. И даже Шурик замер, раскрыв рот, с бутылкой кока-колы в руке.

А Профессор все смотрел и смотрел в одну точку, не в силах оторвать взгляд. Он только теперь обратил внимание, что именно Шурик использовал в качестве подставки под свою бутылку.

Это была дискета для персонального компьютера.

ПОГРАНИЧНИК. ИСКУССТВО НАЖАТИЯ КЛАВИШ

— Шурик… — с ласковой интонацией мурлыкающего хищника произнёс Профессор, вновь обретая дар речи и тыча перед собой набалдашником трости. — Это что, Шурик?

— Подставка, — гордо произнёс тот и, подняв, продемонстрировал то, что он подкладывал под бутылку с колой.

Сергея как громом поразило! Шурик держал в вытянутой руке дискету, вложенную в красный бумажный конверт квадратной формы.

— Будьте так добры, — Профессор протянул руку, — покажите, пожалуйста.

— Вот, — Шурик охотно подал ему красный квадратик.

Профессор бережно принял его из рук Шурика и аккуратно-аккуратно, за край вытянул дискету из конверта. Затем, держа её в растопыренных пальцах, принялся осматривать, поворачивая во все стороны.

Крутин не утерпел и пододвинулся ближе к Войцеху Казимировичу, внимательно наблюдая за его манипуляциями.

Дискета была абсолютно чёрной. Никаких наклеек, пометок, надписей, ничего.

56
{"b":"13218","o":1}