ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кажется, нас не ждут, — тихо произнёс Профессор.

Войцех Казимирович подтянул ноги и одним ударом вышиб заслонку. Они поочерёдно спрыгнули на пол, покрытый толстым линолеумом, и оглянулись по сторонам. Пистолеты оказались в их руках одновременно.

Комната, как и ожидалось, была пустой, но гораздо больших размеров, чем казалось сверху. Вдоль правой стены находился ряд столов с контрольно-измерительной аппаратурой. На левой стене были две доски, напоминающие обычные школьные, но белого цвета. На одной из них виднелись какие-то расчёты, сделанные синим маркёром, на другой висела разномастная гирлянда листков из самоклеящихся блокнотов с трудночитаемыми надписями.

Центр комнаты занимали рабочие столы, которые сейчас были девственно-чистыми: ни скрепки, ни бумажки, что придавало им несколько мертвенный вид.

Профессор, продолжая насторожённо озираться, выпрямился и опустил руку с пистолетом. Войцех Казимирович напряжённо раздумывал о чем-то. Что-то не давало ему покоя.

Как бы то ни было, но они проникли внутрь и могли двигаться дальше. Если Профессор прав, люди из Конторы должны находиться именно здесь. И их главный, которого Войцех Казимирович окрестил Управляющим, тоже.

Выход из помещения был всего один — стальная дверь в конце комнаты, так что колебаться и выбирать Сергею с Профессором не приходилось. Пути назад не было.

Войцех Казимирович не спеша подошёл к двери. Его рука с зажатой в ней тростью, медленно, словно нехотя, поднялась, и он нажал указательным пальцем на сенсорный выключатель справа. Щелчок. Войцех Казимирович оглянулся на Сергея, словно ища поддержку, затем шумно вздохнул, взялся за рукоять двери и потянул её на себя. Тяжёлая дверь открылась легко, без шума и скрипа.

Они шагнули в проем.

— Ну вот наконец-то. А мы здесь заждались, некоторые вообще стали волноваться. Говорят: «Не придут. Слишком сложно, это не их уровень. Они на такое не решатся…» Чуть ли не убеждать пришлось, знаете ли. Зато вот — результат налицо.

Внешность человека, говорившего это, была бы симпатичной, если бы не излишняя жёсткость. Чувствовалось, что убеждать он умеет на все сто и часто этим занимается. Мужчина спокойно выкладывал одну фразу за другой, почти без выражения и интонации. Тёмные застывшие глаза смотрели на Сергея и Войцеха Казимировича, как два пистолетных ствола. Возраст его был почти неопределяем, от сорока до пятидесяти пяти, темно-каштановые волосы лишь слегка тронуты сединой.

На говорившем был неброский, но явно дорогой темно-серый костюм, светлая рубашка и строгий галстук. Во время своего монолога мужчина поднял левую руку и слегка коснулся его, словно проверяя, тщательно ли завязан узел и не нарушилась ли симметрия.

Позади него стояли двое с пистолетами на изготовку. Одного из них Сергей уже видел — человек-рыба с лысым черепом, тот выдавал себя за врача, когда он, сто пятьдесят миллионов лет назад, приходил во Вторую больницу. И сейчас, подобно рыбе, лысый был так же холоден и невозмутим. Впрочем, и стоявший рядом с ним блондин лет тридцати болтливостью не отличался. Говорил только мужчина в элегантном костюме, в котором и голос, и манера держаться выдавали того, кто привык главенствовать над окружающими.

И Крутин, и Профессор замерли на месте, поражённые как видом этих людей, оказавшихся за дверью, так и обыденностью тона, которым к ним обращались. Они оказались в соседней комнате, довольно узкой и почти без мебели, с двумя выходами, расположенными друг напротив друга, перед лицом этой невероятной троицы.

Не успел говоривший закончить свой монолог, как двери с обеих сторон отъехали в стороны, и оттуда появились люди в бронежилетах, с автоматами в руках.

Все сразу встало на свои места. Крутина, как током, пронзило понимание того, почему все оказалось так просто. Почему не оправдались опасения Войцеха Казимиро-вича и они не встретили никого по дороге к объекту. И почему здесь на входе никого не было и им так легко дали войти внутрь. Это была мышеловка.

Эти, конечно же, нашли своих людей у железной дороги. Обнаружили отсутствие бумажников и ключ-карты. После чего рассчитали, что Сергей с Профессором не упустят возможности им воспользоваться. И вместо того чтобы гоняться за ними по всему городу, устроили засаду здесь, спокойно ожидая их появления. Все просто. До боли в зубах..

Эти мысли промелькнули в голове у Сергея за считаные секунды. Но ещё раньше они проскочили в голове Профессора. То, что произошло дальше, скорее напоминало магию или цирковой иллюзион, сценический трюк, но уж точно не то, что может происходить в действительности.

Профессор превратился в демона. Неизвестно как, Сергей стоял боком к старику и видел все это краем-глаза, но ему показалось, что Профессор, взмахнув чёрными крыльями, взмыл в воздух и опустился на холодные бетонные плиты пола уже преображённым, неся с собой смерть и разрушение. Может быть, Сергею все это померещилось, чего там греха таить. Возможно, развевающаяся грива седых волос и полы длинного чёрного пальто создали такое впечатление. Может быть. Даже, наверное, так. Но несколько человек с автоматами в руках вдруг оказались на полу. А один из них, взятый левой рукой Профессора с зажатой в ней палкой в немыслимый захват, уже закрывал его своим телом, выгибаясь в спине, а бронежилет топорщился на его выгнутой груди так, что казалось, того и гляди лопнет. И правая рука его с автоматом уже не слушалась хозяина, а плавно двигалась туда, куда направлял её Профессор. А Крутин все ещё стоял с бездействующим пистолетом в руках и не мог собраться с мыслями. И тут прозвучала очередь, выпущенная Профессором, и все погрузилось во тьму.

Вот этого устроившие засаду, наверное, не учли. Что там успел разглядеть Профессор за эти доли секунды, распределительный щиток или коробку, Сергей так и не узнал, но очко в их пользу старик отыграл сразу.

— Назад, — различил Крутин его голос в том шуме и грохоте, которые окружили их.

И тотчас замедленная съёмка закончилась и началась убыстрённая. Сергей бросился назад в комнату, из которой они вышли. Несколько серых фигур кинулись наперерез, но не успели. Звонко щёлкнули одиночные выстрелы, пули с визгом отрикошетили от пола. Нападавшие целились в ноги, видимо, перед этим всех строго проинструктировали, что тех, кто появится, нужно брать только живыми. Ни Крутин, ни Профессор не отстреливались, стоило задержаться хоть на мгновение — и пиши пропало, они окажутся у них в руках. Поэтому оставалось только бежать и молиться всем святым, чтобы в этой темноте пули их не нашли.

Сергею показалось, что он пересёк комнату в два больших прыжка. Прямо перед ним мелькнула тень Профессора. Тот сам, без посторонней помощи подпрыгнул и исчез в вентиляционной шахте. Несомненно, что в этом состоянии Крутину тоже удалось бы повторить такое, но здесь его везение закончилось.

Пуля ударила Сергея в спину у правого плеча. Видно, кто-то там сзади слишком высоко взял прицел. А может, это был рикошет, во всяком случае, роли это уже не играло. Крутин сбился с бега, ещё попытался подпрыгнуть и уцепиться за край шахты левой рукой, в отчаянной и безнадёжной попытке вырваться отсюда, надеясь на чудо, которое опять позволит обмануть судьбу, но сзади на него уже навалились двое, сбив на пол и тяжело дыша в затылок. Тогда Сергей попытался сделать последнее, что было в его силах, — откатился с ними к стене, мешая остальным добраться до отверстия шахты, чтобы Профессор смог уйти как можно дальше, но тут кто-то заломил ему правую руку и рванул её вверх. Сергей закричал от боли и потерял сознание.

Крутин не знал, сколько времени находился в отключке, но, когда он пришёл в себя, кругом горел свет и комната была совсем другой.

Седой мужчина лет шестидесяти, с мягкими чертами лица, похожий на доктора Айболита, отвёл ватку, смоченную в нашатыре, от его лица.

— Вот так, — сказал он и положил тампон на столик рядом с собой. Затем приподнял Сергею веко и направил в зрачок тонкий пучок света.

71
{"b":"13218","o":1}