ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Видно, эти чувства проявились на лице Сергея, потому что внезапно Роман Александрович резко и уже без прежнего своего напускного расположения спросил:

— Ну так что? Говорить будете?

— Я бы и не против, да только вы все равно ничему не поверите.

— Так. Иван Трофимович, — обратился он к Айболиту, — готовьте дозу.

Иван Трофимович зазвенел ампулами. Из раскрытого чемоданчика он вынул пулемётную ленту одноразовых шприцев и аккуратно оторвал верхний.

— Глупо, — сказал Сергею Роман Александрович. — Глупо и бессмысленно. Вы же знаете действие этих препаратов. Все, что нам нужно, вы все равно выложите, но какой ценой! Вам должны были рассказывать, что ни одна из подобных инъекций не проходит бесследно. Во всех случаях — это вмешательство в мозговую деятельность с непредсказуемым результатом.

От его слов Крутин даже забыл про плечо и почувствовал нарастающую тупую боль в голове. Черт бы побрал этих подонков! Они словно знают, куда нужно бить.

— Так зачем же спешить? — сказал Сергей как можно спокойнее. Ему очень не хотелось показывать мерзавцам, как ему тяжело и плохо. Крутин чувствовал, что ещё успеет превратиться в орущий и дёргающийся кусок мяса, но сейчас он старался держаться по возможности достойно и хотел только того, чтобы ему хватило сил выдержать все как можно дольше.

— Обстоятельства вынуждают, — коротко ответил Роман Александрович.

— Что будем колоть? — осведомился Айболит Трофимович. — В-3?

— Давайте В-5, — распорядился шеф и коснулся узла галстука. — Так надёжнее.

Иван Трофимович осмотрел Сергея с головы до ног оценивающе, щуря левый глаз, хмыкнул и скептически покачал головой.

— Мозги спекутся к чёртовой матери, — произнёс он.

— Делайте, что вам велят, — жёстко оборвал его Роман Александрович, а затем повернулся к Сергею спиной. — Все равно после этого он нам уже не понадобится:

Трофимович пожал плечами.

— Валеру позови, — бросил между тем Роман Александрович человеку-рыбе. Тот вышел из комнаты, что-то негромко сказал тому, кто находился за дверью, и вернулся назад. Судя по звукам, не один.

Роман Александрович вынул из кейса, лежащего на стоде, диктофон, выщелкнул из него кассету, проверил, вставил её назад и установил диктофон возле Сергея на столике, где находились препараты Айболита Трофимовича.

— Привязать надо, — объявил этот эскулап, держа в руке несколько тугих резиновых жгутов. — А то его дёргать будет.

Они делали все это так спокойно и привычно, словно люди, выполняющие надоевшую рутинную работу. Именно эта обыденность, дававшая понять, что перед ними не человек, а с ы р ь е, была особенно страшной. Крутин понимал, что все это делается специально, чтобы сломить психику того, кто попал к ним в руки, но ничего не мог с собой поделать. И ему было страшно. Так страшно и тоскливо, как никогда в жизни.

— В чем же дело? — отозвался Роман Александрович, прилаживая свой диктофон, чтобы его никто не задел. — Валера, помоги.

Сзади появились чьи-то пудовые руки и, невзирая на раненое плечо, Сергея прижали к спинке стула с такой силой, что он действительно захрипел и задёргался.

Трофимович сноровисто охватил ноги Крути на жгутом и начал привязывать их к подставке.

— Ты там поосторожнее с его плечом, — распорядился он невидимому для Сергея Валере, — не налегай так. Сейчас он опять вырубится, и мне снова с ним возиться.

Боль действительно была такой, что Крутин, не в силах сдержаться, запрокинул голову и издал сквозь зубы полустон-полувой.

— Так сразу бы сказали, — пробасил за его спиной дуболом Валера и ослабил хватку. Вместо этого он схватил Сергея за волосы, оттягивая их назад. Перед глазами Крутина появилась его перевёрнутая щекастая харя.

— Допрыгался, гад? — злорадно спросила харя.

Ответить ему Сергей не мог. Во-первых, неудобно говорить, когда твоя голова запрокинута так, что затылок едва не касается позвоночника, а во-вторых, он боялся опять закричать.

Тем временем Трофимович закончил своё дело. Руки Сергея были намертво прихвачены к подлокотникам, а туловище — к спинке стула. Жгут, входивший под правой подмышкой, давил, и плечо болело все сильнее, но это можно было вытерпеть. Худшее было впереди.

Трофимович подошёл к нему со шприцем в руках. Не протирая кожу спиртом, как положено, без излишних церемоний он вогнал иглу Крутину в предплечье и медленно выпустил содержимое. Сергей пошевелился на сиденье, укол был болезненным и даже очень.

Конторский эскулап выдернул иглу, положил шприц на столик и посмотрел на часы.

— Все, можешь отпускать, — сказал он Валере, который продолжал прижимать Крутина к спинке стула, хотя тот был намертво к ней привязан. — Но будь наготове. Возможно, придётся его придерживать.

Странно, действие укола не было неприятным. Наоборот, появилось такое ощущение, будто Сергей хватил стакан водки. Тело приятно расслабилось, боль ушла, все заволокло лёгкой дымкой.

Роман Александрович и человек-рыба подвинули свои стулья ближе к нему.

Айболит снова взглянул на часы, оттянул Сергею веко, блеснул фонариком, после чего повернулся к остальным и сказал:

— Можно начинать.

— Как ваше имя? — вопрос задал человек-рыба.

— Крутин Сергей Владимирович, — ответил Сергей. Говорить было легко и приятно.

— Под каким именем вы работаете сейчас? — это уже от шефа.

— Под именем Крутина Сергея Владимировича.

— Какое ваше настоящее имя? — снова человек-рыба.

— Моё настоящее имя Крутин Сергей Владимирович. Никакого другого имени у меня нет и никогда не было.

— Где вы работаете?

— На телецентре, я телеоператор. Иногда ещё выполняю функции монтажёра.

— Где ещё вы работаете?

— Нигде. Я работаю только там. Адрес: Благовестная, 167, можете проверить.

— С кем вы сотрудничаете?

— По большей части мы работаем сами. Иногда контактируем с соседями:

«ТВ-центром», «Тавром», «ФТВ». Несколько раз поступали заказы от «5-го канала».

Сергей только сейчас обратил внимание на то, что в комнате жарко. Он сидел раздетый до пояса и чувствовал, как волны горячего воздуха накатывают на него.

Интересно, как это они высиживают при такой жаре в своих костюмах?

— Где дискета?

— Не знаю. У меня её не было.

— У кого она?

— У Профессора. У Войцеха Казимировича.

— Где сейчас Профессор?

— Понятия не имею. Он может быть где угодно. Вы не представляете себе, что это за человек. Он пройдёт там, где пройти кажется немыслимым. Это его город.

Вы перед ним беспомощны. Он уйдёт от вас, как вода сквозь пальцы. И чем…

— Как давно вы знаете Профессора?

— Два… нет, уже три дня. Жаль, что мы не встретились с ним раньше. Тогда все могло бы повернуться по-другому.

Боже, ну и жара! Капли пота текут у него по вискам и падают на грудь. Зуд во всем теле ужасный, а кончики пальцев свербят до такой степени, что Сергей беспрестанно потирает их о ладони, но это не помогает.

— Каким образом вы связаны с группой Захарова?

— Я не связан с группой Захарова. А его имени я вообще не слышал до сегодняшнего дня. И, между прочим, этот ваш…

— Каким образом к вам попала дискета?

— О-о-о… Это сумасшедшая история. Когда два дня назад я уходил от вашей «наружки»… Ну, эта, которая по другому делу. Вы понимаете? То, что связано с Сарановым и кавказским грузом.

— Сарановым? Какого Саранова вы имеете в виду?

— Ну, как же. Юрий Константинович Саранов. Ваш верховный главнокомандующий и наш будущий президент, не приведи господь…

— Кто вы? На какую службу вы работаете?

— Я Крутин Сергей Владимирович. Работаю в областном телецентре, компания «Прайм-ТВ». Я телеоператор, и, между прочим, один из лучших. Хотя, если надо, я…

— Странно. Может быть, блок? Иван Трофимович, если ему сейчас дать вторую дозу?

— Тогда кранты. И спросить ничего не успеете, как он уже хвост откинет. Не может быть, чтобы блок. Против «пятёрки» никакой блок не устоит. «Тройка» ломает, а вы говорите…

73
{"b":"13218","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Без опыта замужества
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
#INSTADRUG
Цена вопроса. Том 2
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Успокой меня