ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сесилия бросила письмо на стол. Бедняга Харри! Он слишком поспешно женился. Этот брак был несчастлив, но Сесилия не испытывала сочувствия к своей невестке. Войдя в их семью, Джулия немедленно выставила ее из Холли-Хилла, тем самым, вынудив пойти под венец с первым встречным, и при этом имела наглость уверять, что Сесилия, расторгнув помолвку со скандально известным Делакортом, уже не могла рассчитывать на хорошего жениха. Конечно, после неожиданного предложения Уолрафена Джулия пожалела о своих неосторожных словах, но их с Сесилией отношения были безвозвратно испорчены.

Ну да ладно, пусть живут, как хотят. В конце концов, это их дело. Озабоченная своими неурядицами, Сесилия опять начала расхаживать по дому. Громкий стук в парадную дверь застал ее на пороге гостиной. Дворецкий, бесшумно выскользнув из комнаты, впустил нежданного гостя.

Сесилия с удивлением увидела полицейского инспектора, мистера де Рохана. Войдя, он стянул с головы шляпу, обернулся и отдал резкую команду кому-то оставшемуся на крыльце. В ту же секунду огромный черный пес — вероятно, мастиф — плюхнулся возле порога, положив голову на лапы и устало вздыхая.

Де Рохан был одет почти так же, как в прошлый раз. Сесилия заметила, как дворецкий украдкой изучает необычного посетителя.

Крайне заинтригованная, Сесилия шагнула вперед.

— Спасибо, Шоу, вы можете идти. Я сама провожу мистера де Рохана.

Понимающе кивнув, тот бесшумно удалился. Сесилия пристально взглянула на гостя.

— У меня такое ощущение, сэр, — сказала она, — что вы принесли плохие вести. Может быть, пройдете в гостиную?

— Нет, спасибо. — Было видно, что де Рохан немного растерян. — Простите, что побеспокоил, но сегодня вечером я опять заезжал в миссию, чтобы продолжить беседу с Мэг Макнамара и Китти ОТэвин, но мисс Макнамара, похоже, пропала.

— Как пропала? — воскликнула Сесилия. — Днем Мэг ходила навещать мать. Может, она просто задержалась?

Де Рохан покачал головой.

— Ее мать работает в уайтчепелской пивной, но Мэг уже месяц там не видели. — Он вздохнул. — Поверьте, леди Уолрафен, обычно береговая полиция не занимается поисками пропавших проституток. Вам, пожалуй, не стоит волноваться, но миссис Куинс не находит себе места. Она надеется, что вы знаете, куда Мэг могла пойти.

Ощутив безотчетный страх, Сесилия в упор посмотрела на де Рохана.

— К сожалению, я ничем не могу вам помочь, сэр. Да, я была последней, кто видел Мэг. Но что все-таки случилось? Мне кажется, инспектор,, вы сильно обеспокоены.

— Вы проницательны, миледи, — ответил тот с холодной улыбкой. — Видите ли, когда я расспрашивал Мэг о Мэри ОТэвин, мне показалось, что она чего-то недоговаривает.

— Недоговаривает?

— За внешней заносчивостью Мэг Макнамара можно было явно угадать, что она боится, хотя она почти ничего нам не рассказала.

По вестибюлю прошелся сквозняк, и Сесилию пробрала дрожь. Глаза де Рохана были непроницаемыми, лицо — мрачным.

— Что вы намерены предпринять, мистер де Рохан? — решительно спросила она. — И что делать мне? Пожалуйста, подскажите.

Де Рохан, покачав головой, пошел к выходу.

— Ничего, — тихо отозвался он. — В данный момент никто ничего не сможет сделать. Но если Мэг вернется, сразу же дайте мне знать.

— Да, конечно, — согласилась Сесилия.

Де Рохан, открыв дверь, шагнул в ночь, и в тот же момент огромный черный зверь, зловещим клубком свернувшийся у порога, поднялся на лапы.

— Какой чудесный пес! — заметила Сесилия. — Вы правильно сделали, что позвали его в дом.

Как будто поняв ее слова, мастиф энергично завилял хвостом. Де Рохан удивленно посмотрел на Сесилию, потом улыбнулся.

— Вы очень любезны. — Он щелкнул пальцами и тихо скомандовал: — Люцифер, рядом!

Глава 4

В которой лорд Делакорт ведет себя поистине героически

— О! — простонала Дженет. — Дэвид! Сильнее, сильнее! Вот так, хорошо. Ага, здесь. О, как приятно!

Делакорт резко отпустил затянутую в чулок ногу сестры.

— Черт возьми, Джонни, ты совсем меня не слушаешь.

Дженет, слегка приподняв голову с груды пуховых подушек, взглянула на брата поверх огромного живота.

— Я слушаю! — произнесла она заискивающе. — Ну же, растирай мне ногу, Дэвид! Во время массажа я слышу лучше.

Делакорт выпрямился в кресле, которое лакей Дженет по ее распоряжению поставил в изножье шезлонга.

— У тебя есть муж, Дженет, — проворчал он, — пусть он и массирует тебе ногу. В конце концов это из-за него ты растянула связки.

Дженет, вытянув губки трубочкой, опять откинулась на подушки.

Делакорт взъерошил волосы.

— Повторяю, Дженет, на мой взгляд, Сесилии отнюдь не подобает работать в миссии. — Он подался вперед, задумчиво жестикулируя. — Ну, посуди сама: дама ее положения каждый день разгуливает по грязным портовым трущобам среди разного сброда! Коул, наверное, спятил!

Дженет, не отвечая, протянула ему другую ногу. Делакорт издал многострадальный вздох и положил ее себе на колено.

— И больную лодыжку тоже потри, пожалуйста, — не унималась она, тихонько тыча в него мыском. Делакорт резко отпрянул.

— Перестань, Дженет, я этого не люблю!

— Тогда массируй! — тоном, не терпящим возражений, приказала та.

— Ладно! Пусть войдут твои слуги и увидят тебя в такой фривольной позе.

— Родив пятерых детей, я, пожалуй, потеряла стеснительность, — заявила Дженет. — А теперь давай вернемся к разговору о миссии. Неужели, милый братик, тебя совсем не огорчает, что Коул навязал тебе свою работу? Я ожидала, прежде всего, услышать из твоих уст упреки в его адрес. — Она вопросительно изогнула темные брови. — Ведь ты страшно сердит, не так ли?

Делакорт какое-то время непонимающе смотрел на сестру, потом выражение его лица изменилось.

— Да, конечно, — раздраженно согласился он. — Не представляю, что на него нашло! Вообще-то я всегда знал, что твой муж — большой чудак… но, черт возьми, неужели он забыл, какой ад устроила мне эта рыжая бестия?

Дженет постаралась изобразить сочувствие.

— Ты прав, дорогой. У Коула, должно быть, совсем память отшибло.

Делакорт, оторвав взгляд от лица сестры, продолжил массаж, умело, растирая изгиб ее ступни.

— И это еще не самое страшное, — тихо пробормотал он. — Ты не поверишь, Джонни, какими неслыханными оскорблениями осыпала меня эта дикая кошка!

— Мой бедный мальчик! — Дженет приглушенно хмыкнула. — Может, попросить Коула, чтобы он освободил тебя от уплаты карточного долга?

Делакорт поднял голову.

— Ни в коем случае! Это будет не по-джентельменски.

— Даже если я попытаюсь замолвить за тебя словечко? — спросила она, склонив голову набок и внимательно глядя на брата.

— На это я тем более не соглашусь! — отрезал Дэвид. Внезапно его зеленые глаза сузились, и он вновь принялся делать массаж. — Знаешь, Дженет, мне все-таки кажется, что Коул придумал все это, чтобы отомстить Сесилии. Трудно вообразить человека, менее пригодного для подобной работы, но ни за какие блага мира я не признаюсь в этом леди Маркем-Сэндс! Или Лоример. Как там ее фамилия, черт возьми?

— Ее фамилия — Лоример, — вкрадчивым голоском подсказала Дженет. — Как ты помнишь, она была замужем за лордом Уолрафеном.

Делакорт вдруг начал столь энергично растирать ей лодыжку, что Дженет, охнув, отдернула ногу.

Дэвид залился краской.

— Прости, — пробормотал он смущенно, как будто его поймали на чем-то постыдном.

Дженет с некоторым усилием села и нагнулась к брату.

— Послушай, Дэвид, может, расскажешь, что тебя тревожит? Мне кажется, здесь кроется нечто большее, нежели обида на оскорбление, нанесенное бывшей любовницей…

— Она никогда не была моей любовницей, Дженет, — перебил ее Дэвид. — И довольно ясно дала мне понять, что я недостоин, касаться ее даже пальцем.

— И это тебя нисколько не беспокоит? — лукаво спросила Дженет, но, видя, что брат не собирается отвечать, сделала это за него. — Разумеется, нет. Но что же тогда тебя беспокоит? Ты же сам говорил на прошлой неделе, что у нас с тобой нет секретов друг от друга.

21
{"b":"13222","o":1}