ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Просто я тревожусь, — хрипло бросил он. — При всей моей нелюбви к леди Уолрафен я теперь в ответе за ее благополучие. Ист-Энд — да и вообще весь Мидлсекс — очень опасный район, почти Афганистан. Там уже произошло одно убийство. Бедную девушку, которая пришла в миссию в надежде найти там приют, жестоко зарезали на Перл-стрит, причем без всякой причины.

Дженет, удивленная услышанным, слегка приподняла бровь.

— Я вижу, ты в курсе всех дел миссии.

— Кто-то же должен быть в курсе, раз твой муженек решил уехать! — Делакорт нахмурился. — После похорон я отправился к главному магистрату города, но этот идиот начал скулить, что не может выделить людей для расследования убийства проститутки. Похоже, он полагает, что если труп обнаружил агент береговой полиции, то там и должны заниматься этим делом!

— Вот как?

— Да. А нам всем, мол, лучше держаться подальше, — бушевал Делакорт, — потому что береговая полиция более компетентна и хватка, чем Боу-стрит! Все же я дал ему понять, что, если он хочет удержаться в своем кресле, пусть возьмет ответственность на себя — или я напущу на него парочку бешеных псов из министерства внутренних дел. Пиль с удовольствием поможет мне, ибо подобная неразбериха и дефицит кадров — это как раз то, против чего он борется.

— Слушай, Дэвид! — воскликнула Дженет, прекрасно понимая, что его угрозы — отнюдь не пустые слова. Он имел огромное влияние, только не часто брал на себя труд пользоваться им. — Может быть, мой муж все-таки совершил не такую уж большую ошибку?

— О Боже, Дженет! — Делакорт выглядел потрясенным. — Что ты имеешь в виду? Дженет улыбнулась:

— Сначала ты рассказываешь мне, как сильно волнуешься за леди Уолрафен — женщину, которая, по твоим же собственным словам, тебе абсолютно безразлична. Теперь ты озабочен судьбой молодой проститутки, с которой даже не был знаком, и распекаешь полицию от лица министра внутренних дел!

Делакорт посмотрел на нее в упор.

— Дженет, за кого ты меня принимаешь? Твой интриган муж хитростью втянул меня в эту работу, но я доведу ее до конца, черт возьми!

Дженет уловила в. его голосе несвойственные ему стальные нотки.

— Ты думаешь, эта девушка погибла не случайно? — спросила она.

Лицо Делакорта было очень серьезным.

— Думаю, да. — Он вдруг понизил голос. — Но наверняка есть люди — очень неприятные люди, — которые не хотят, чтобы рынки живого товара сокращались. Возможно даже, некто пытается бросить тень на работу Коула. Ему самому это не приходило в голову, а, Дженет?

— Не знаю, милый, — отозвалась та беззаботно.

— Ну что ж, значит, придется мне думать за него. — Он вдруг остановился, и устало провел рукой по своему красивому лицу.

— Послушай, — сказала Дженет, пытаясь скрыть внезапно охватившую ее тревогу, — когда сегодня днем ты встречался с Коулом, ты говорил ему все то, что сейчас говоришь мне?

— Конечно.

Дженет машинально подалась вперед и начала расправлять складки на батистовом галстуке Дэвида.

— Я вижу, милый, — сказала она, ловко подтянув узел, — твой лакей халатно относится к своим обязанностям. Я найду тебе нового, а Прингла завтра же отправь в длительный отпуск.

— Нового лакея? — грустно переспросил Делакорт. — Оставь, Дженет! Зачем мне новый лакей? Прингл служит у меня уже двенадцать лет.

— И за это время ни разу не был в отпуске. — Дженет сдвинула брови в шутливом осуждении. — Ты страшный эгоист! Немедленно пошли Прингла в Брайтон… или на озера!

— Но я без него не смогу!

Дженет, не обратив внимания на эту реплику, продолжала:

— Видишь ли, некогда я оказала лорду Рэнно небольшую услугу, и теперь он у меня в долгу. Сейчас Эллиот уехал домой, в Шотландию. Как ты знаешь, он дальний родственник королевы. Но к несчастью, его лакей считает ниже своего достоинства выезжать куда-либо севернее Оксфорд-стрит.

Делакорт мрачно взглянул на сестру.

— Может быть, Прингл и в самом деле заслуживает отпуска. Но я не уверен, что мне нужен другой слуга — тем более такой, который сам решает, куда ему ехать, а куда нет.

— У меня сложилось впечатление, что слуга Эллиота — очень смышленый парень… во всех отношениях, — настаивала Дженет. — Я сейчас же велю ему отправляться на Керзон-стрит. Разумеется, он будет служить тебе только временно.

В зеленых глазах Дэвида вспыхнули веселые искорки.

— Как скажете, мэм!

Дженет, придвинувшись ближе, погладила его по щеке.

— Дэвид?

—Что?

— Доверься мне, дорогой.

Делакорт хотел возмутиться, но, по счастью, ему помешала служанка Дженет, Агнеса. Просунув голову в дверь кабинета, она сообщила, что сундуки уже спущены с чердака и что горничная ждет дальнейших указаний.

Дженет нагнулась, чтобы обуться.

— Послушай, Дэвид, — начала она, — я хочу попросить тебя кое о чем. Пока нас не будет, присматривай за мальчиками, особенно за Робином. — Дженет серьезно взглянула на брата. — Он пристрастился к игре в кости, и мне бы не хотелось, чтобы Коул узнал об этом.

Делакорт, поднявшись, протянул ей руку.

— Да, конечно.

Дженет неуклюже встала.

— А Стюарта надо любой ценой отвадить от кузена Эдмунда! Вчера этот негодяй имел наглость оставить у нас свою визитную карточку!

— Я присмотрю и за ним, — охотно заверил ее Делакорт. Дженет, тяжело опершись на руку брата, пошла вместе с ним к двери.

— Ой, Дэвид, а ты продолжишь обучать моих сыновей фехтованию? Чарли даст тебе ключ от бального зала.

— Да, конечно, — сказал Делакорт уже в третий раз, осторожно выводя сестру в коридор.

Когда они подошли к лестнице, Дженет чмокнула его в щеку.

— А теперь иди к Коулу. У него для тебя целая кипа папок и корреспонденции.

Попрощавшись с братом, Дженет в сопровождении Агнесы поднялась к себе в комнату. Как только за ними закрылась дверь, она обернулась к горничной.

— Агнеса, ты можешь прямо сейчас отнести записку леди Делакорт?

— На Керзон-стрит? — заинтересовалась Агнеса. — Конечно.

Дженет бросилась к письменному столу, стоявшему под окном, и схватила лист писчей бумаги.

«Мы в двух шагах от цели», — думала она, проговаривая вслух то, что писала:

— «Отправь своих слуг в отпуск и при первой возможности приезжай ко мне в Кембриджшир…»

Во время двухчасовой деловой беседы с Коулом Делакорт то и дело мысленно возвращался к разговору с сестрой. Он никогда не слушал ничьих советов, но к словам Дженет всегда относился очень внимательно. Иногда ему казалось, что она наделена даром провидицы, которым обладали многие представители рода Камеронов — в средние века одна супружеская пара даже была сожжена за это на костре.

Но сам виконт не умел предсказывать будущее, иначе немедленно поспешил бы домой. Как нарочно, он тянул время — заехал в клуб, чтобы прочитать «Тайме» и пообедать с приятелями, отчаянно скучая в их компании и тяготясь пустой застольной болтовней, и лишь затем вернулся в свой городской дом на Керзон-стрит, имея намерение, каким бы странным оно ни казалось ему самому, отправить Прингла в Брайтон ближайшей почтовой каретой.

Он направился в голубую гостиную, чтобы выпить чаю в обществе матери, но на полпути увидел Шарлотту, которая везла ее светлость в сторону лестницы.

— Мама! — крикнул он. — Шарлотта! Почему вы не в гостиной?

Шарлотта, резко остановившись, развернула кресло, в котором сидела леди Делакорт.

— Дэвид, милый! — ответили женщины хором. В этот момент на лестнице за спиной у Шарлотты появился лакей, неся на плече тяжелый сундук.

— Мама… — Делакорт удивленно уставился на сундук. — Это что, твой багаж?

— Нет-нет, милый, — проговорила та, подняв голову и глядя на него в лорнет. — Это багаж Прингла.

— Прингла? — Делакорт вытаращил глаза. — Куда это он собрался, черт возьми?

Леди Делакорт заметно смутилась.

— Кажется, в Брайтон. Леди Килдермор прислала записку…

Взгляд Делакорта потемнел.

— Ах, вот оно что!

— Да, — виновато подтвердила мать, — но если ты не хочешь, чтобы он уезжал… Ой, я совсем забыла! У нас теперь появился другой лакей.

22
{"b":"13222","o":1}