ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шесть столпов самооценки
Гвардия в огне не горит!
Попрыгунчики на Рублевке
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Шантарам
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Пиковая дама и благородный король
Озил. Автобиография
Содержание  
A
A

— Другой лакей?

— Ну да. Очаровательный малый! Как его… Кэмпбелл? Кендалл? — Ее светлость растерянно развела руками, как бы извиняясь за свою забывчивость. Но Делакорта было не провести. Он знал, что у этой женщины, несмотря на возраст, память острее бритвы.

— В общем, — небрежно вмешалась Шарлотта, — он уже наверху.

Делакорт ощутил легкую панику.

— Как наверху? Что он там делает?

Леди Делакорт изящно повела хрупкими плечами.

— Он пошел в твою гардеробную, милый, — разбирать вещи. Так он сказал.

В этот момент на лестницу вышел Прингл вместе с очередной группой лакеев, спускавших багаж. Казалось, он помолодел лет на десять. Обогнув кресло леди Делакорт, он, остановившись перед Дэвидом, схватил его за руку.

— Спасибо, милорд! — пылко сказал лакей. — Я приеду первого июня.

И с этими словами удалился. Еще два лакея, вопросительно взглянув на хозяйку, замерли у лестницы, держа на весу сундуки.

Лицо старой дамы опять стало виноватым.

— Поставьте все в вестибюле, Хейнс. Моя карета прибудет не раньше чем через час.

Делакорт больше не стал возвращаться к этому вопросу. Итак, обе они уезжают. Видимо, к себе в Дербишир. Но сейчас ему следовало заняться куда более насущным делом: посмотреть, что за человек раскладывает его одежду.

Мистер Джордж Джейкоб Кембл был весьма значительной персоной — джентльменом новой формации, но необычайно консервативных взглядов. Он искренне полагал, что его миссия на этой грешной земле заключается в поддержке и духовном просветлении недалеких людей. По мнению Кембла и к его величайшему сожалению, таких людей было слишком много.

Знай Дэвид, что его ждет наверху, он не стал бы так спешить. Но он ничего не подозревал, поэтому тихо расхаживал по своей спальне, время, от времени украдкой заглядывая в гардеробную.

Делакорт мог поклясться, что не издал ни звука, и, тем не менее, мужчина, что находился в гардеробной, обратился к нему, не поднимая головы и не отрываясь от своего занятия (в этот момент он тщательно пересчитывал галстуки Делакорта).

— Вы звонили, сэр? — мелодично пропел он и только потом поднял свои темно-серые глаза на Делакорта. Это был худощавый мужчина неопределенного возраста, одетый так изысканно, как дай Бог каждому завсегдатаю клуба «Брукс».

— Кто вы такой, черт возьми? — прорычал Делакорт.

— Меня зовут Кембл, — объявил тот, протягивая руку. Делакорт был страшно удивлен и почему-то немного напуган.

— Вот как? — выдавил он.

Кембл отложил в сторону галстуки Делакорта и принялся наводить порядок на полках шкафа.

— Мне нужен свободный вечер в четверг и выходной в воскресенье, — коротко заявил Кембл. — Объяснить зачем?

— Не стоит. — Сдержав улыбку, Делакорт окинул мужчину понимающим взглядом. — Бурная светская жизнь, не так ли?

— Совершенно верно. — Кембл, внезапно перестав рыться в вещах, хмуро ощупал ткань любимой жокейской куртки Делакорта.

— Вам не нравится моя куртка? — небрежно спросил Делакорт, подступая чуть ближе к двери. Кембл перешел к вешалкам с жилетами.

— Ничего, сойдет. Главное — подобрать к ней нейтральный жилет, — рассеянно бросил он. — У вас есть такой?

— Есть, — мягко отозвался Делакорт. — Но я не совсем понимаю, почему вы роетесь в моих вещах.

Кембл метнул на него весьма презрительный взгляд, — За этим меня сюда и прислали, милорд. Стрэт… сэр Рэнно получил записку, в которой сообщалось, что мне надо срочно явиться в этот дом. Делакорт округлил глаза.

— Срочно? Интересно, с чего это леди Килдермор решила, что мне срочно нужна помощь…

Но тут Кембл охнул от ужаса, не дав ему договорить.

— Боже мой! — вскричал он, отдернув руку, точно его ужалила змея.

— В чем дело?

Кембл, схватив один из новых жилетов Делакорта, бесцеремонно сорвал его с вешалки.

— Мне кажется, сэр, причина ее спешки кроется именно в таких manque de gout [4]! — изрек осуждающе он, выразительно тряхнув жилетом.

Но Делакорт, который спал почти на всех уроках французского, понял лишь одно: его оскорбили.

— На что вы намекаете, сэр? — с вызовом спросил он. — Этот жилет — последний крик моды!

— Вполне допускаю. Моды для умалишенных, — буркнул Кембл, брезгливо держа темно-малиновый шелковый жилет двумя пальцами, точно по нему ползали вши.

— Но этот цвет называется «воронья кровь»! — продолжал возмущаться Делакорт. — И мне он нравится! Я ни за что не откажусь от него.

Кембл вернул спорный предмет туалета к остальным и обернулся к своему новому господину.

— Давайте договоримся сразу, милорд, — решительно начал он, надменно взмахнув рукой. — У меня есть определенная репутация, и я намерен ее беречь. Я согласен у вас служить, но вы, в свою очередь, не должны бегать по городу расфуфыренным в пух и прах, точно какой-нибудь мелкий курьер с Боу-стрит. Я не допущу этого!

— Не допустите? — Делакорт шагнул в гардеробную и с вызовом подбоченился. — Послушайте, дражайший…

Кембл метнул на него уничтожающий взгляд.

— Поймите же, наконец, — язвительно продолжил он, — в жизни любого мужчины наступает момент, когда он должен прекратить безудержную гонку за модой.

С определенного возраста следует одеваться в более приглушенных тонах…

— С определенного возраста? К вашему сведению, сэр, я еще не старик!

Неожиданно Кембл подошел ближе и дотронулся кончиком холодного пальца до уголка глаза Дэвида, оттянул кожу к виску и резко отпустил.

— Гусиная лапка, — констатировал он со знанием дела. — Вам тридцать три года, и ни днем меньше.

Дэвид был поражен, если не сказать больше. В словах лакея не было и тени злорадства. Боже правый, ведь ему нет еще и тридцати двух! Его день рождения только через два месяца. А он-то полагал, что выглядит на свой возраст, если не моложе…

Сомнения закрались в его душу. В последнее время он чувствовал себя жутко усталым, потерял вкус к жизни, а временами на него наваливалась непонятная тоска. Неужели такое безрадостное существование наложило отпечаток на его внешность? О Господи, неужели он уже не так красив, как раньше? Еще немного — и он превратится в стареющего, крикливо одетого павлина! И что тогда? Подагра? Розовый фрак?

— Табак? — перебил его мысли Кембл. Делакорт плюхнулся в кресло перед туалетным столиком.

— Нет, спасибо, — пробормотал он. — Впрочем, рюмочка бренди не помеша…

Кембл, неучтиво перебив его, процедил сквозь зубы:

— Вы курите, милорд?

— А… — Делакорт пристыжено поднял глаза. — Да, люблю хорошие сигары.

— Необходимо немедленно бросить, — заявил лакей, презрительно взмахнув рукой. — Курение не для вашего типа кожи. Появятся морщины, зубы испортятся, кожа станет желтого оттенка. Но вы не волнуйтесь! Я приготовлю свою фирменную маску для лица из коньяка и огуречного сока, будете наносить ее на лицо дважды в день в течение двух недель и станете совершенно другим человеком!

— Но я не хочу становиться другим человеком! — взбеленился Делакорт, пытаясь обрести былую уверенность в себе.

Кембл молча пожал плечами.

— Тогда я задам вам тот же вопрос, милорд, который вы задали мне в самом начале: зачем я сюда пришел?

Делакорт удивленно поднял брови. Интересно, сколько понадобится усилий, чтобы сломать Кемблу руку?

— Я понятия не имею, зачем вы сюда пришли!

— Если дело не в кризисе вкуса, значит, здесь что-то похуже. — Лакей прищурился. — Вас шантажируют, милорд?

— О Господи, нет! — ответил Делакорт. Этот субъект начал его забавлять.

Кембл, скрестив руки на груди, постучал мыском ботинка по полу.

— Вам изменяет любовница? Или хотите отомстить человеку, который вас оскорбил? Делакорт резко поднялся с кресла.

— Клянусь Богом, сэр, вы очень странный тип!

— Возможно, — легко согласился Кембл, — но мне кажется, что у вас неприятности. Вероятно, вы и сами пока не знаете, какие, но мы это скоро выясним, будьте уверены!

вернуться

4

Недостаток вкуса (фр.)

23
{"b":"13222","o":1}