ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ловец
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Соблазню тебя нежно
В каждом сердце – дверь
Белая хризантема
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Грани игры. Жизнь как игра
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
Тень Невесты
Содержание  
A
A

Район Блэк-Хорс-лейн располагался неподалеку от доков, и поэтому, несмотря на позднее время, там было весьма оживленно. Мостовая кишела ростовщиками, торговцами и таможенниками, которые обслуживали моряков и бизнесменов.

Дэвид молча смотрел на противоположную стенку кареты. Сесилия, чувствуя его напряжение, понимала, что тревожится он не за себя.

Интересно, зачем ему понадобилось являться к ней сегодня? Только ли для того, чтобы извиниться? Может быть, он хотел сказать ей что-нибудь еще? Скорее всего, не одни угрызения совести были причиной его визита. А вдруг он раскаивается в том, что не смог вчера устоять? Не поднимет ли он ее на смех, узнав, как она боится потерять его?

Впрочем, несмотря на сплетни, которые ходили в свете о Делакорте, Сесилия чувствовала, что жестокость ему несвойственна. Кроме того, мужчина не станет дарить дорогие подарки женщине, с которой намерен расстаться. Другая на ее месте заподозрила бы, что Дэвид соблазнил ее из чистой мести или для того, чтобы выиграть это гнусное пари в «Бруксе», но Сесилия так не думала.

Странно, что теперь она нисколько не сомневалась в его порядочности, а ведь всего несколько дней назад у нее было совсем иное мнение о нем. Как же сильно она ошибалась!

Она вспомнила свои ощущения, которые охватили ее, когда Дэвид наконец перестал ухаживать за ней в свете. Нет, это было не одно лишь облегчение. Она со стыдом признавалась самой себе, что играла с огнем, а когда огонь догорел, превратившись в холодную золу презрения, в душе ее родились обида и злость.

Только сегодня она поняла: лорд Делакорт — не тот человек, с которым можно шутить. Не в силах удержаться, она взглянула на него из-под опущенных ресниц. Какое у него серьезное лицо! Как решительно сдвинуты брови!

Наверное, ей придется дорого заплатить за то, что она так обращалась с ним все эти годы. Он по-прежнему желал ее и мог на время сделать своей любовницей. Но позволит ли ему гордость открыто ухаживать за ней? Едва ли он захочет выйти за рамки тайной любовной связи. Наверное, с ее стороны было глупо питать надежды на нечто большее, но ей так этого хотелось!

Внезапно карета сбавила ход. Дэвид молча указал Сесилии на ближайшее здание. Это и было заведение мамаши Дербин — неплохой особняк с красивым фасадом и плотно зашторенными окнами. Странно, но дом этот, притулившийся на углу, между залитой ярким светом кофейней и табачной лавкой, выглядел совсем не таким пугающим, как представляла себе Сесилия. Человек непосвященный мог принять его за частное жилище, хоть и расположенное в не слишком благопристойном районе.

Дэвид, подняв трость, три раза стукнул в крышу кареты.

— Ну что ж, — заговорил он, наконец, — мы приехали. Только с улицы ничего не видно.

Карета медленно остановилась у тротуара напротив переулка. С другой стороны подъехало очень элегантное ландо и встало перед табачной лавкой.

Экипаж показался Сесилии смутно знакомым, но она не могла вспомнить, где видела его.

Внезапно дверь кофейни распахнулась, и на мостовую упало пятно света. Хорошо одетый мужчина в пальто и шляпе поспешно вышел из ландо и, не спуская лесенки, помог сойти стройной элегантной даме. Лицо ее было прикрыто густой вуалью. Выйдя из экипажа, она весело засмеялась, положив руки на грудь мужчины.

Он махнул рукой, отпуская кучера, и повел даму в заведение мадам Дербин. Сесилия была потрясена. Судя по манерам, эта дама — явно не проститутка. Может быть, она дорогая куртизанка? Но зачем мужчине, тоже на вид джентльмену, понадобилось вести ее в публичный дом?

Сидевший рядом Дэвид брезгливо передернул плечами. Сесилия обернулась к нему.

— Зачем они туда пошли?

Он, казалось, ждал этого вопроса.

— Скорее всего, они любовники, — объяснил он. — И дама наверняка замужем. Среди женщин высшего света есть немало любительниц тайных удовольствий. Они предпочитают, развлекаются там, где их никто не узнает.

Сесилия безмерно удивилась. Она наслушалась рассказов Этты и считала себя хорошо осведомленной, даже искушенной, в большинстве житейских вопросов. Но о подобных вещах Этта никогда ей не говорила. Впрочем, Дэвиду можно верить. Он и сам, несомненно, посещал такие места, доставляя дамам «тайные удовольствия». Эта мысль привела ее в сильное замешательство.

К дому подъехал еще один экипаж, на этот раз наемный. Вышедший из него мужчина, бросив кучеру монету, лениво зашагал к борделю. По его движениям можно было понять, что это еще юноша. Он небрежно, привычным движением толкнул дверь. Дэвид достал из кармана пальто небольшой блокнот и записал номер экипажа.

Настало время действовать. Сесилия хотела, было раздвинуть шторки пошире, но Дэвид быстро перехватил ее руку.

— Черт возьми, Сесилия, ты что, хочешь, чтобы тебя увидели?

Она не ответила.

— Ты знаешь этого человека? Дэвид, вздохнув, закрыл блокнот.

— Сначала мне показалось, что знаю. Но… наверное, я ошибся. — Он посмотрел на нее с усмешкой. — У меня разыгралось воображение. В последнее время оно часто меня подводит.

Эту реплику Сесилия тоже пропустила мимо ушей.

— Дэвид, нам надо туда войти.

— О Боже! — Дэвид подпер рукой голову. — Только этого нам не хватало!

Она придвинулась ближе и умоляюще зашептала:

— Но, Дэвид, ты же бывал в подобных заведениях, правда?

Он взглянул на нее с кривой усмешкой.

— Послушай, — продолжала Сесилия, — у меня густая вуаль. Никто не увидит моего лица. Мы войдем и сделаем вид… что хотим заняться тем же самым, что и все.

Дэвид прыснул со смеху.

— Что я слышу? Неужели мои мечты скоро сбудутся? — прошептал он, подавшись вперед и схватив ее в объятия. — Давай же скорее вернемся на Парк-Кресент!

Сесилия в шутку стукнула Дэвида по макушке ридикюлем, но он продолжал смеяться.

— Я серьезно — прошипела она. — Мы недолго пробудем там — только оглядимся. Может, встретим человека, который что-то знает про убитых девушек.

— Опомнись, Сесилия! — воскликнул он, откинувшись на подушки. — Это тебе не светская вечеринка с чаепитием, где, расхаживая по гостиной, жуют бутерброды и болтают о пустяках.

— Но что же делать? — спросила она, положив ридикюль на колени. — Я умираю от любопытства.

— Ах, вот оно что! — тихо сказал он, ласково приподняв ее подбородок. — Тогда позволь, я отвезу тебя к себе домой, милая. Обещаю сполна удовлетворить твое любопытство. Но только там, а не здесь.

Услышав это, Сесилия почувствовала, как у нее радостно заколотилось сердце. Значит, он все еще хочет ее! Впрочем, сейчас это было не самое важное.

Она медленно подняла глаза и невольно залюбовалась в мерцающем свете каретного фонаря его красивым лицом, карими глазами и по-женски полными губами.

И все же по его тону Сесилия поняла, что он готов уступить. А ей так хотелось попасть в заведение мамаши Дербин!

— По-моему, это будет забавно, — настаивала она, соблазнительно опустив ресницы. — С тобой я буду чувствовать себя спокойнее, чем с Эттой.

Внезапно Дэвид, схватив ее за плечи, резко рванул к себе. Шляпка съехала ей на один глаз.

— Послушай, Сесилия, ты не должна переступать порог этого дома!

Немного опомнившись, он тут же разжал руки и виновато взглянул в ее ошеломленное лицо.

— Но ты же меня не послушаешь, верно? — горько спросил он. — Даже если я буду умолять тебя, бросившись на колени. Если я не пойду с тобой, ты вернешься сюда со своей замухрышкой-горничной.

Наконец решившись, он достал из-под сиденья тяжелый пистолет и сунул его в глубокий карман пальто. Увидев это, Сесилия слегка заволновалась.

— Опусти вуаль, — приказал он, — и не говори ни слова, понятно? Настал твой звездный час. Впрочем, мне тоже хочется посмотреть на того человека, который недавно вошел туда, а если я оставлю тебя здесь одну, ты все равно не усидишь на месте.

Велев кучеру смотреть в оба, Дэвид взял Сесилию за руку и потащил ее к дому. Они вошли в парадную дверь и очутились в узком, тускло освещенном вестибюле. Их встретил широкоплечий низкорослый мужчина, лица которого Сесилия в темноте не разглядела.

46
{"b":"13222","o":1}