ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Анджелина приняла оскорбленный вид.

— Послушай, приятель… я люблю свою работу. Да и платят нам хорошо. За такие деньги можно много чего стерпеть.

Дэвид криво усмехнулся.

— Понятно. Я рад, что тебе твоя профессия нравится, но я вынужден предположить, что трем другим дамам она была не совсем по вкусу. Они убежали из этого дома среди ночи, и мне бы очень хотелось выяснить почему.

— Клиенты их не обижали. Они остались бы здесь, если бы Мэг и Мэри не совали нос в чужие дела.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Сесилия.

Анджелина упрямо уставилась в пол. Сесилия тряхнула банкнотой.

— Смотри, — сказала она, — это больше, чем ты зарабатываешь в месяц. Взамен нам нужны только сведения об этих девушках. Ты расскажешь все, что знаешь, а мы вернемся на первый этаж и доложим миссис Дербин, какое отличное представление ты нам устроила.

Анджелина подняла глаза и посмотрела сначала на Сесилию, потом на Дэвида.

— Это случилось до того, как я сюда пришла, — нехотя начала она. — Но я слышала, что они украдкой ходили в подвал и там ублажали двух французских морячков. А этого делать нельзя.

Сесилия нахмурилась.

— Французских морячков? Анджелина громко фыркнула.

— Старухе Дербин все равно, с кем ты будешь развлекаться — хоть с фонарным столбом, лишь бы ей за это платили. Но в подвал нам спускаться запрещено.

— Почему? — отрывисто спросил Дэвид. Проститутка презрительно взглянула на него.

— Догадайтесь сами. Дом стоит посреди доков. Но я… — Анджелина помотала головой, — я не должна ничего говорить про это.

— А миссис Дербин известно о том, что происходит в подвале? — спросил Дэвид. — Или здесь замешан кто-то еще?

Она опять пожала плечами.

— Каждую неделю сюда приходит мистер Смит и берет с нее арендную плату. Она его боится. Так вот, у него есть ключ от подвала. Это все, что я знаю. Мистер Смит? Дэвид закатил глаза. — Этот мистер Смит — молодой щеголь с черными волосами и карими глазами? Анджелина хохотнула.

— Вовсе нет. Я спала с ним пару раз. Эдакий здоровяк. К тому же не очень приятный. Любит делать это грубо, если вы меня понимаете. Но он уже немолод.

Было ясно, что больше девица ничего не скажет. Сесилия протянула ей деньги.

— Послушай, Анджелина, — сказала она вдруг по-мягчевшим тоном, — если тебе когда-нибудь разонравится твоя работа, ты всегда можешь уйти в другое место.

Девица насмешливо фыркнула.

— В работный дом? Или в католическую миссию? — Она покачала головой. — Ни за что на свете! Я предпочитаю иметь дело с мистерами Смитами.

Дэвид задумчиво взъерошил волосы.

— Вот что, Анджелина, — медленно проговорил он, — сейчас ты пойдешь к себе в комнату или куда-нибудь еще, где можно на время спрятаться. Когда часы на башне святого Георгия пробьют шесть, возвращайся сюда и сделай вид, что этой комнатой пользовались.

— Хорошо, — согласилась та и пошла к двери. Но Дэвид схватил ее за руку. Боже, как же он мог позабыть!

— Где в этой комнате глазки?

— Глазки? — в ужасе вскричала Сесилия. Анджелина насмешливо покосилась на нее и кивнула на шкаф.

— В гардеробе с левой стороны, но сегодня никто не платил за то, чтобы подглядывать.

Проститутка сунула банкноту за корсет и двинулась к двери.

Дэвид быстро подошел к стене и легко обнаружил глазок. Достав из кармана носовой платок, он завязал уголок узлом и заткнул им дырку.

— Дэвид, — растерянно спросила Сесилия, — а з-зачем эти дырки в стене?

Черт возьми, как же она надоела ему своими вопросами! Дэвид нехотя отвернулся от шкафа.

— Дорогая моя, в этом мире полно извращенцев, — мрачно сказал он, — и подобные вещи доставляют им удовольствие. Теперь ты понимаешь, почему я не хотел тебя сюда вести?

Сесилия побледнела. Дэвид подошел к ней и, обняв за плечи, привлек к себе. Она не сопротивлялась. Только сейчас до него дошло, какой ценой ей дался разговор с Анжелиной. Несмотря на то, что это было крайне опасно, она сделала это, поскольку считала нужным, а теперь дрожала в его объятиях.

Не отрывая лица от груди Дэвида, Сесилия прерывисто вздохнула и погладила его по спине. На руках были перчатки, но ни они, ни три слоя одежды не уменьшили удовольствия от этого прикосновения.

— Дэвид, — прошептала она, — пока мы ждем, ты займешься со мной любовью?

— Нет, — быстро ответил он, оглядев дешевую комнату и стену, увешанную плетьми и веревками.

Сесилия поняла, о чем он думает. Он считает ее слишком чистой, слишком невинной. Для него она по-прежнему девственная супруга лорда Уолрафена, а вовсе не та женщина, которая жаждет познать все тайны физического наслаждения. Конечно, сексуальный аппетит Дэвида не так просто удовлетворить, но ей очень хотелось научиться.

Она выдержала его взгляд, усилием воли заставив себя не дрожать.

— Не надо обращаться со мной как с ребенком, Дэвид. Если тебе хватило прошлой ночи, так и скажи. А если нет, то не заставляй меня разыгрывать невинность.

Дэвид издал раздраженный возглас.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Я хочу, чтобы мы были любовниками, — объяснила Сесилия. — Можешь принять это предложение, а можешь рассмеяться мне в лицо. Но если уж согласишься, я потребую, чтобы ты был мне верен до тех пор, пока мы оба не решим разорвать нашу связь. — Вот как? — Лицо Дэвида потемнело, губы скривились в ироничной усмешке. — И где же мы будем встречаться? — резко спросил он, отпустив Сесилию и отвернувшись. — Ты хочешь, чтобы я открыто приезжал на Парк-Кресент и вел себя с тобой как со своей содержанкой?

Его вопрос заставил Сесилию призадуматься. В самом деле, как и где им встречаться? Да, она вдова, но титул обязывает соблюдать приличия. Принимать его у себя дома? Пожалуй, это будет не очень удобно. У Дэвида тоже нельзя: он живет с матерью и сестрой.

Впрочем, ее слуги преданны и неболтливы… Но если Дэвид не предложит ей руку и сердце, она уже вряд ли когда-нибудь выйдет замуж, а значит, навсегда лишится репутации порядочной женщины.

— Да, — кратко сказала Сесилия. Он обернулся.

— Да, ты будешь ездить ко мне домой, — твердо заявила она. — Я не вижу в нашей связи ничего постыдного.

— Потому что ты глупа, — процедил он сквозь зубы и сильно тряхнул ее за плечи.

Сесилия подумала, что уже начинает привыкать к подобным ответам.

— Я хочу, чтобы ты стал моим любовником.

Внезапно Дэвид схватил Сесилию в объятия и повалил на дешевую кровать.

Но дальнейших действий не последовало. Он лежал, приподнявшись на локте, и разглядывал ее лицо, волосы и свою руку, которая обнимала ее талию.

— Неужели ты хочешь стать просто любовницей, Сесилия? — наконец спросил он, и она уловила в его голосе тень разочарования. — Причем любовницей такого распутника, как я? Тебе нужны дети, красивые белокурые малыши. — Он нежно погладил ее живот и бедра. — Твое тело предназначено для того, чтобы вынашивать детей, милая. Ты должна опять выйти замуж.

Сесилия понимала: он имеет в виду не себя, а другого мужчину. Судя по всему, мысли о серьезных отношениях с ней не приходят ему в голову, или он просто-напросто гонит эти мысли подальше. И она к тому же требует верности, а мужчин всегда пугают любые обязательства перед женщиной.

И все же она должна стать для Дэвида той единственной, которой он никогда не изменит!

Но с таким человеком торопиться нельзя. Она подняла руку, откинула прядь волос, упавшую ему на лицо, и, не в силах сдержаться, провела кончиком пальца по его полной губе. Дэвид, закрыв глаза, нежно поцеловал ее палец.

— Поцелуй меня, Дэвид, — прошептала она. — В губы, как прошлой ночью.

— Не здесь, — хрипло прошептал он, прижимаясь губами к ее ладони.

— Нет, здесь, — настаивала она.

Он повиновался, но быстро прервал поцелуй.

— Не надо, Сесилия, — сказал он, открывая глаза. — Только не говори, что я тебя не хочу. Я хочу тебя, и ты это знаешь. Но эта комната… вызывает во мне отвращение. А ты пытаешься уйти от серьезного разговора.

48
{"b":"13222","o":1}