ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кто вы — обычная распутница или скучающая жена? — услышала она вкрадчивый голос. Сесилия отпрянула.

— Сэр, — надменно начала она, оглянувшись, — кажется, мы с вами не знако… — и осеклась. Перед ней стоял юный повеса, которого они с Дэвидом встретили в заведении мамаши Дербин.

Бентам Ратлидж, опустив глаза, провел костяшками пальцев по верхней губе.

— Что, потеряли дар речи? — Он нагло смотрел на нее из-под темных густых бровей. — При встрече со мной с женщинами это бывает часто — даже не знаю, радоваться или огорчаться.

— Советую огорчиться, — огрызнулась Сесилия. — А что касается вашего первого вопроса, то я вдова. Оставьте меня в покое.

К ее удивлению, Ратлидж, почтительно поклонившись, попятился.

— Прошу прощения, мэм, если я вас обидел, — сказал он уже серьезным тоном. — Я хотел немного пофлиртовать, только и всего.

Было видно, что он искренне расстроен и в самом деле хочет уйти. Сесилия спохватилась. Разве можно упускать такую возможность! Она быстро прижала пальцы к виску, как будто запамятовала его имя.

— Извините, мистер?..

Во взгляде Ратлиджа мелькнул огонек надежды.

— Ратлидж. — Он шагнул ближе и сложил перед собой руки на манер церковного певчего. — Скандально известный Бентам Ратлидж к вашим услугам. Можете называть меня просто Авантюристом, — он мило улыбнулся, — как делают все порядочные люди.

Сесилия с трудом сдержала улыбку.

— Простите, мистер Ратлидж, — сказала она чуть мягче, — у меня болит голова, поэтому я не в духе. Меня зовут Сесилия, леди Уолрафен.

Выразительные глаза Ратлиджа округлились.

— Значит… вы дама света, — разочарованно протянул он. — Признаюсь, я надеялся украсть вас у того болвана, с которым вы сюда пришли, и предложить свою защиту.

— Защиту? Мне кажется, сэр, что обычно вы предлагаете женщинам нечто другое.

Ратлидж весело расхохотался. В уголках его карих глаз проступили симпатичные лучики-морщинки.

— Знаете, мне всегда нравились умные женщины с острым язычком. — Он склонил голову набок и внимательно посмотрел на Сесилию. — Как вы думаете, что меня ждет, миледи?

— Скорее всего, мистер Ратлидж, вы попадете в ловушку, расставленную одной из таких умных женщин, и она до конца ваших дней будет своим острым язычком сдирать с вас шкуру.

— Боже правый! — Ратлидж изобразил страдание. — Я весь дрожу при мысли об этом.

Сесилия почувствовала, что краснеет. Ратлидж вдруг испугался.

— О Боже, — проговорил он несчастным голосом, — опять!

— Что опять?

— Я оскорбил еще одну богатую и красивую женщину. Теперь вы ни за что не согласитесь убежать со мной и обеспечить мне достойную жизнь.

Сесилия чуть не прыснула со смеху.

— Вы заслужили отказ, мистер Ратлидж. Такому человеку, как вы, нужны серьезная жена и полдюжины детишек.

Лицо Бентама неожиданно омрачилось.

— А знаете, пожалуй, вы правы. Но, увы, вряд ли найдется женщина, которая согласится выйти за меня замуж.

Сесилия уловила в его тоне искреннюю грусть. Стук игральных костей вдруг сделался каким-то далеким. Она смутно слышала голос де Рохана, объявившего «восемь», смех игроков, возгласы участия. Ратлидж смотрел на нее в упор, глаза его странно блестели. Она понимала, что этот мужчина опасен, что он действует на женщин, как заклинатель на змей, но сердце ее невольно откликалось на его откровенность.

— Не унывайте, мистер Ратлидж, — посоветовала Сесилия. — Воспользуйтесь вашим обаянием, и светские дамы упадут к вашим ногам.

Ратлидж едва заметно улыбнулся. Она явно задела его за живое.

— А вы когда-нибудь мечтали о детях, леди Уолрафен? — спросил он после долгого молчания. Ей показалось, что она не расслышала.

— Простите, что?

— Мечтали ли вы о детях? — смущенно повторил он. — Почти все женщины очень хотят их иметь.

Теперь Ратлидж задел ее за живое. С каким удовольствием она влепила бы ему пощечину!

Но его вопрос не был дерзостью. Откуда ему знать про ее затаенную боль? Странный молодой человек! И кто бы мог подумать, что здесь, в игорном притоне, глупый флирт может перейти в серьезный разговор?

— Да, — тихо ответила она, — я очень хочу детей. А вы, мистер Ратлидж?

Ратлидж цинично хохотнул.

— Моя дорогая леди Уолрафен, — сказал он, лукаво прищурясь, — у меня уже есть дети. Ведь я отпетый негодяй!

Сесилия с удивлением уловила в его тоне холодок отчуждения.

— Простите, мистер Ратлидж, сколько вам лет?

А вот это уже было явной ошибкой. Горечь в глазах Бентама сменилась непочтительностью. Только сейчас Сесилия поняла, как близко друг к другу они стоят, и ощутила жар его тела.

— Мне только что исполнилось двадцать три, — тихо ответил Ратлидж, опустив ресницы и низко нагнув голову. — Поцелуйте меня, миледи! Поздравьте молодого бездельника с днем рождения.

Внезапно Сесилия почувствовала на своем обнаженном плече тиски чьих-то сильных пальцев.

— Сесилия, дорогая, — властно проговорил Дэвид, — позовите вашего кузена. Нам пора домой. Ратлидж мрачно усмехнулся.

— Опять мы с вами встретились, Делакорт, — сухо произнес он. — Удивительно, не правда ли?

— По-моему, наши встречи слишком часты, — в тон ему отозвался Дэвид.

Ратлидж напустил на себя скучающий вид.

— Признаюсь, милорд, — сказал он очень тихо, обводя глазами зал и доставая из кармана сюртука серебряный портсигар, — мне надоело играть в кошки-мышки. Или вам не хватает мужества положить этому конец?

— Не волнуйтесь, Ратлидж, мне вполне хватит мужества положить конец вашему существованию. Встретимся завтра утром на Меловой ферме.

Сесилия охнула, колени ее подогнулись. Дэвид отпустил ее плечо, но тут же обнял за талию и привлек к себе. На них смотрели, по меньшей мере, полдюжины человек, которые наверняка заметили и хозяйский жест Дэвида, и его гневный тон.

Ратлидж покосился на Сесилию.

— Отложим этот разговор, милорд. Но тянуть слишком долго не будем.

Сесилия резко развернулась, заставив Дэвида ее отпустить. Слава Богу, Макс де Рохан наблюдал за ними краем глаза. Он уже подсчитывал свой выигрыш, готовясь уйти.

Ратлидж исчез в толпе посетителей, но Дэвид по-прежнему стоял на месте, и лицо его было темнее тучи. Когда они останутся наедине, ей придется несладко. Но это случится не сегодня. Сегодня Дэвид и де Рохан поедут на Блэк-Хорс-лейн. И если Дэвид уцелеет, то будет драться на дуэли с Бентамом Ратлиджем.

Сесилия не знала, что страшнее. Ей оставалось только молиться, чтобы этой ночью Дэвид вернулся домой целым и невредимым. А что касается Ратлиджа, то она обязана что-то придумать, и поскорее, иначе рано или поздно один из них выбьет другому мозги — и причем ни за что ни про что.

Глава 16

В которой леди Уолрафен составляет план

Всю обратную дорогу на Керзон-стрит Дэвид молчал. Ему хотелось отругать Сесилию за то, что она позволила негодяю Ратлиджу так откровенно флиртовать с ней, но он сидел молча, закусив губу и глядя в темноту. Де Рохану незачем наблюдать еще одну сцену их размолвки.

Но, черт возьми, как она могла? Ведь она слышала его утренний разговор с полицейским и все-таки ринулась навстречу опасности! Впрочем, ее связь с ним многие сочли бы еще более компрометирующей, ибо его репутация была гораздо хуже, чем у Ратлиджа.

Несмотря на ревность, Дэвид понимал, что Сесилия действовала из благих побуждений. Она не была кокеткой, ей просто хотелось вывести Ратлиджа на чистую воду. Но даже если Ратлидж невиновен в убийствах, ей ни в коем случае нельзя было знакомиться с этим человеком. Пожалуй, стоит завтра заехать к ней и доходчиво все объяснить.

Затянувшееся молчание первой прервала Сесилия.

— Ты все-таки поедешь на Блэк-Хорс-лейн? — спросила она дрожащим голосом.

— Да.

Она нервно расправила на коленях плащ из черного бархата.

— Тогда, пожалуйста, на обратном пути заверни в Парк-Кресент и брось камешек в окно моей спальни. Мне надо знать, что все прошло благополучно. Если ты не сделаешь этого до четырех часов, я поеду вас искать.

60
{"b":"13222","o":1}