ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бессмертники
Ведьма по наследству
Десант князя Рюрика
Станешь моим сегодня
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Новая Королева
Королевская кровь. Огненный путь
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Содержание  
A
A

— Еще одна комната, — тихо сказал де Рохан. — Давайте посмотрим.

Пригнувшись, они по очереди спустились и вошли в помещение с еще более низким потолком и аккуратно выложенным каменными плитами полом. Напротив одной, стены стояли четыре деревянные койки с соломенными матрасами. На низком столике, в глиняной миске, залитой расплавленным салом, торчал свечной огарок. Рядом валялись осколки разбитой чашки.

— Кажется, мы под табачной лавкой, — прошептан де Рохан.

Дэвид ходил по комнате, освещая углы фонарем. С внутренней стороны дощатой двери тоже была приделана щеколда. Скорее всего, именно это место предназначаюсь для тайных свиданий.

Вдруг под каблуком его сапога что-то хрустнуло. Он отступил назад, нагнулся и поднял с пола маленькую деревянную рейку с врезанным в нее медным стержнем.

— Взгляните, де Рохан, — прошептал он в темноте. — Что это, как вы думаете?

Полицейский и Кембл подошли ближе. Кембл провел указательным пальцем по стержню, потом поднял глаза на инспектора.

— Искусная резьба — азиатская или индийская работа, — сказал он.

Де Рохан взял рейку и тщательно ее осмотрел.

— Манговое дерево, — мрачно изрек он.

Дэвид заметил под одной из коек маленький матросский сундучок и указал на него остальным.

Де Рохан, встав на колени, вытащил сундучок из-под кровати. В нем оказались ворох тряпья, медный кубок, несколько сальных свечей и маленький нож с четырьмя лезвиями, изогнутыми в форме длинного когтя.

Полицейский осторожно взял в руки странный инструмент.

— Что за дьявольское орудие? — спросил Дэвид, держа фонарь над открытым сундуком.

— Это ланцет для сбора сока опийного мака, — отозвался де Рохан. — Видимо, кто-то хранит его как сувенир.

— Контрабанда опиума, — кратко изрек Кембл. Дэвид переводил взгляд с одного на другого.

— Но опиум не запрещен, — сказал он. — Значит, кто-то ввозит опиум для незаконных целей? Де Рохан, кивнув, добавил:

— И причем в обход таможни.

— Думаю, нам нужно навестить «Королеву Кашмира», — заметил Дэвид.

Де Рохан покачал головой, продолжая разглядывать затейливый ланцет.

— Этот нож похож на индийский, — задумчиво проговорил он. — Но опиум обычно ввозят из Турции или Египта.

— Вы имеете в виду законный ввоз, — вмешался Кембл. — А если кто-то имеет постоянный доступ к торговому судну, которое ходит в Индию…

Дэвид встал на колени и достал из сундучка медный кубок.

— Какая разница, откуда эти вещи? — спросил он рассеянно, изучая рисунок на кубке. — Вряд ли в подвале борделя будет храниться законно ввезенный товар.

Согласно кивнув, де Рохан сунул деревянную рейку в карман пальто.

— Вы правы, — сказал он.

В этот момент Дэвид ковырнул пальцем дно медного кубка, покрытое темной смолой.

— Что у вас там, Делакорт?

Держа кубок на ладони, Дэвид протянул Кемблу свободную руку.

— Послушайте, старина, дайте мне одну из своих серебряных отмычек.

Недоуменно сдвинув брови, камердинер быстро достал из сумки две отмычки.

Дэвид взял одну, соскреб кончиком немного смолы и, встав на колени, поднес отмычку к фонарному пламени. Нагнувшись, Кембл и де Рохан наблюдали за его действиями. Дэвид наклонял отмычку в разные стороны. Очень скоро комок смолы побелел и размягчился, подобно свечному воску, потом начал надуваться пузырем и зашипел.

Дэвид тут же поднес его к носу и осторожно вдохнул.

— Ага! — воскликнул он, отпрянув назад. — Это опиум!

Лицо Кембла потемнело от негодования.

— Вы бывали в опиумных притонах, милорд? Дэвид смахнул каплю опиума, упавшую на его сапог.

— Бывал пару раз, — смущенно признался он, глядя в пол. — Вы, конечно, считаете меня конченым человеком?

— Я предпочел бы услышать другой ответ, — прорычал де Рохан.

Дэвид, невесело засмеявшись, встал с пола.

— Я искал там пропавших друзей, — объяснил он. — К сожалению, люди иногда удаляются в подобные места, и никто не знает, когда они вновь объявятся дома.

— Ваши друзья — дураки, милорд, — отрезал де Рохан.

— Любители опиума и дураки не редкость в высшем свете.

— Ваш легкомысленный высший свет создает черный рынок сбыта для подобного гнусного товара. Дэвид вернул Кемблу отмычку.

— Я знаю, — тихо сказал он, — и не горжусь этим.

— Лучше бы эти люди покупали опиум у жадных до денег лекарей, — проворчал полицейский. — Тогда бы они оставались в Уэст-Энде и умирали в собственных постелях, а не заражали своими гнусными привычками мой район.

Кембл скучающе посмотрел на потолок.

— Пока вы тут спорите, я схожу в ту комнату, — сказал он, направляясь к двери. — Кажется, я обронил отмычку.

Но только он занес ногу через порог, как наверху заскрипели дверные петли.

— Проклятие! — прошипел де Рохан. — Кто-то спускается по лестнице. Уходите, Кембл!

Тот мгновенно исчез в темноте. Де Рохан проворно закрыл дверь на маленькую металлическую щеколду.

Дэвид поставил фонарь и прижался к стене рядом с косяком. С другой стороны проема до него доносилось тихое дыхание де Рохана. Больше спрятаться было негде. Оставалось только надеяться, что Кембл сумеет убежать, а тот, кто сейчас спускается в подвал, не догадается заглянуть в эту комнату.

Сердце Дэвида бешено колотилось. Топот ног по деревянным ступенькам позволял заключить, что в подвал вошел не один человек. Вдруг из-за дощатой двери отчетливо донесся женский голос. Дэвид сразу узнал, кому он принадлежит, — это была хозяйка борделя, мамаша Дербин.

— Уф! Ненавижу этот проклятый подвал! — сказала она. — Кроме того, сегодня не понедельник, и у меня нет денег за аренду. Не понимаю, зачем мы сюда пришли. Разве нельзя было поговорить наверху?

— Сейчас поймешь! — прорычал хриплый мужской голос.

Раздался звук хлесткой пощечины. Чья-то голова ударилась о дверь.

— Ты получишь еще, если не запретишь своим шлюшкам ходить сюда, — продолжал голос. — Из-за тебя мне придется сражаться с этим сукиным сыном де Роханом. Он и его ищейки крутятся по всему Уэппингу и задают слишком много вопросов.

Но мамаша Дербин не сдавалась.

— Послушайте, — холодно сказала она, — я не могу следить за девочками весь день напролет! Мне надо заниматься делами, я уже вам говорила. — Было слышно, как она поднялась с пола и прижалась к двери.

— Держи своих крошек наверху, — прохрипел мужчина, — или перебирайся в другое место! Боссу нужен этот подвал. А теперь слушай внимательно. Из Константинополя прибыл корабль, он стоит на якоре в Блэкуолл-Рич.

Дэвид лихорадочно рылся в памяти. Где же он слышал этот голос?

— В моем расписании нет никакого корабля! — горячо возразила хозяйка борделя.

— К черту расписание! Он должен был прийти через «Ковент-Гарден», но возникли проблемы. Кто-то — наверное, этот негодяй де Рохан — приставил констеблей с Боу-стрит следить за моим магазином. Если они будут и на берегу, груз придет по реке сюда.

— И пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы купленные вами моряки не были полными придурками! — сердито потребовала мамаша Дербин.

Мужчина тихо усмехнулся.

— Ты права, у французов мозги в штанах. На этот раз я нанял китайцев. Может быть, они и выкурят немного товара, зато не притащат сюда шлюх.

— Хорошо, — сказала мамаша Дербин после минутного молчания. — Когда они разгружаются?

— Если понадобится, я тебе сообщу, — холодно бросил он. — Хотя босс собирается лично заняться этим делом.

— Босс? — удивилась она. — Но почему?

— Потому что у нас на хвосте полиция. Но тебя это не касается. Ступай наверх, глупая корова, и приведи мне ту худенькую черненькую шлюшку, на которую я положил глаз.

Мамаша Дербин оттолкнулась от двери, доски тихо заскрипели.

— Черт возьми! — вдруг выругался мужчина. — Кто-то ушел и не закрыл кладовку!

«Глупая корова»…

Дэвид, наконец, вспомнил, где слышал этот голос. «Ковент-Гарден», Боу-стрит. Граймс! Человек, который избил и, возможно, изнасиловал Дот Кинг в Гудвинс-Корте.

62
{"b":"13222","o":1}