ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И сейчас он откроет дверь… В кромешной тьме Дэвид нащупал холодную рукоятку пистолета. С каким удовольствием он размозжил бы Граймсу башку! Но этот негодяй не заслуживал такой легкой смерти.

Однако дверь не открылась. Граймс еще раз ударил мамашу Дербин и задвинул деревянный засов. Теперь они заперты, и путей к спасению нет — если только Кембл из храбрости или по глупости сюда не вернется. Дэвид услышал шаги на лестнице.

— Боже правый! — шумно выдохнул де Рохан в темноте. — Вы только что отняли у меня десять лет жизни, Делакорт.

Дэвид вытащил руку из кармана и осторожно отодвинул металлическую щеколду. Впрочем, теперь это не имело смысла: дверь была заперта с внешней стороны.

— Кембл что-нибудь придумает, — сказал Дэвид, стараясь придать своему голосу побольше уверенности.

Тут, как по заказу, засов заскрипел, и дверь бесшумно отворилась.

— Быстрее! — прошептал Кембл. — Выходите, пока они не вернулись!

Дэвид почувствовал на своем плече руку камердинера.

— Как вам удалось снова пробраться в подвал? — спросил он, подталкивая де Рохана к двери.

— А я из него и не уходил, — ответил Кембл, пропуская полицейского вперед. — Я спрятался в шкафу. Ну, как вам понравилось это трогательное свидание?

Дэвид, протянув Кемблу фонарь, пошел следом за ним по лестнице. За несколько секунд они выбрались из подвала, и Кембл аккуратно запер дверь. Мамаша Дербин никогда не узнает, что они здесь были.

Пока они шагали темными извилистыми переулками, Дэвид объяснил, кто этот мужчина с хриплым голосом.

— Мистер Граймс прав: за ним действительно наблюдает полиция, — усмехнулся инспектор. — Только по другой причине.

— Да, — согласился Дэвид. — Я попросил установить за ним слежку после того, как он избил Дот Кинг. Этот тип мне сразу не понравился.

Когда они подошли к карете, де Рохан сказал:

— Мы должны доказать, что Граймс и загадочный мистер Смит — одно и то же лицо. Я не сомневаюсь в ваших словах, Делакорт, однако для суда этого мало.

Нам надо найти корабль, о котором он говорил, и побывать на нем. Но Граймс, безусловно, на кого-то работает, и мне бы хотелось подсечь более крупную рыбу.

В тусклом свете фонаря Дэвид внимательно смотрел на полицейского.

— Ну что ж, придется побеспокоить мамашу Дербин, — согласился он. — Я немного посплю, а утром встретимся на Блэк-Хорс-лейн. Скажем, в десять часов в кофейне. Оттуда виден вход в бордель.

Де Рохан замялся.

— Вы по-прежнему хотите участвовать в расследовании, милорд? — отрывисто спросил он.

— Да, хочу, — тихо ответил Дэвид.

Глава 17

Сломя голову — в Хэмпстед

Сесилия обладала множеством самых разных достоинств, но, к сожалению, для окружающих, терпение и благоразумие не входили в их число. На другой день она села на лошадь и поскакала в Хэмпстед, прихватив с собой недовольного Джеда и не слушая леденящие душу предостережения Этты.

Чем дальше от Большого Лондона уводила ее дорога, тем больше она убеждалась в правильности своего решения. Как и просила Сесилия, Дэвид разбудил ее рано утром. Выглянув в окно, она увидела его стоящим на тротуаре в круге света от фонаря. Судя по его хмурому лицу, он что-то обнаружил — от него прямо-таки исходили волны мрачной решимости.

Теперь он с еще большим рвением будет гоняться за преступником, и посещать злачные места в поисках Бентама Ратлиджа. Сесилия боялась, что, преследуя этого юношу, Дэвид наткнется на настоящую опасность. И виновата, будет она. С тех пор как Дэвид переступил порог миссии «Дочери Назарета», она только и делала, что высмеивала его благородное рвение, полагая, что он не способен страдать за ближнего. Теперь он хочет доказать, что она была не права.

Надо срочно что-то предпринимать. Сесилия не спала всю ночь, снова и снова вспоминая свой странный разговор с Ратлиджем. Его слова, лицо и ненароком вырывающиеся истинные чувства не давали ей покоя. Она все больше укреплялась в мнении, что он не тот человек, которого они ищут. Наверняка причиной дуэли послужило то обстоятельство, что Дэвид и Ратлидж были враждебно настроены друг против друга. В разговоре с инспектором Дэвид сравнил себя с Ратлиджем, причем в пользу последнего. Может быть, его неприязнь имеет личные корни?

Как смягчить их отношения? Как заставить Дэвида отказаться от этого никому не нужного поединка? Сесилия не сомневалась, что Ратлидж невиновен, но, скорее всего что-то знает об убийцах Мэг и Мэри.

Она подъехала к Риджент-парк. Отсюда открывался живописный вид на деревню Хэмпстед, но сейчас ей было не до красот пейзажа. Остановив Зефира перед церковью, она осмотрела аккуратный ряд домов и коттеджей, тянувшийся по краю пустоши.

— И что теперь, миледи? — спросил Джед. — Не можем же мы стучаться во все двери до тех пор, пока не найдем этого парня.

Сесилия поскакала вперед.

— Поедем к главной улице, — уверенно сказала она, — расспросим торговцев.

Но все оказалось не так просто. Ни один хозяин магазина никогда не слышал о мистере Ратлидже. Странно, что такой скандалист жил в деревенской глуши. Если молодой человек и впрямь был отпетым распутником, как полагал Дэвид, то сельские жители держали бы своих жен и дочерей под замком. Тем не менее, тихие улочки Хэмпстеда были полны женщин всех возрастов, с Ратлиджем незнакомых.

* * *

В кофейне на Блэк-Хорс-лейн утренний шум сменился тихим гулом голосов и звяканьем чайных ложечек о фарфор. Пахло крепким кофе и жареным хлебом. Владельцы магазинов, клерки и моряки один за другим выходили на улицу, чтобы заняться повседневными делами.

Мимо столика Дэвида прошел мужчина в коричневом пальто, из его кармана торчала потрепанная газета. Но Дэвид, не замечая посетителей кофейни, рассеянно смотрел в грязное окно на низкое крыльцо перед входом в заведение мамаши Дербин.

— Вы думаете о ней? — участливо спросил де Рохан, сидевший напротив.

Дэвид медленно оторвал взгляд от окна и обернулся к полицейскому.

— О мамаше Дербин? — удивленно спросил он. Инспектор покачал головой.

— Я имею в виду леди Уолрафен. Дэвид криво усмехнулся.

— Да, я думаю о ней, — тихо признался он, глядя в пустую кофейную чашку.

Де Рохан деликатно кашлянул.

— Я вас понимаю, — сказал он без всякого намека на зависть. — Она замечательная женщина.

Дэвид со скрипом отодвинул свой стул от стола.

— Давайте оставим в покое мою несчастливую личную жизнь, — сказал он, бросив на стол две монеты. — Пойдемте лучше поговорим с хозяйкой борделя — все равно отсюда ничего не видно.

За пару минут они перешли оживленную улицу и проскользнули мимо тучного швейцара. Миссис Дербин сразу узнала их обоих. Взгляд, которым она удостоила полицейского, был полон страха и вызова одновременно. На Дэвида она косилась с плохо скрываемым подозрением.

Сегодня на мадам было дешевое дневное платье из сиреневого ситца, туго обтягивающее ее полные руки и бюст. Сидя за чайным столиком, испещренным следами от чашек и царапинами, Дэвид внимательно разглядывал ее.

— Я ничем не могу, вам помочь, инспектор, — повторила она в третий раз. Безусловно, это ее голос они слышали ночью в подвале!

Полицейский глухо заворчал, как Люцифер, которого он на этот раз оставил на улице.

Мамаша Дербин улыбнулась и кокетливо повела плечами.

— Я уже говорила, что арендую в этом доме три этажа и ничего не знаю про подвалы и чердаки. Понятия не имею, где можно найти мистера Смита.

— Я найду его, миссис Дербин, не сомневайтесь, — очень тихо сказал де Рохан.

По ее лицу пробежала тень испуга.

— Конечно. Если вы захотите следить за входом в мое заведение, я вряд ли сумею вам помешать. Рано или поздно он здесь объявится.

Сказав это, мамаша Дербин победно взглянула на инспектора. Было ясно, что разговор закончен. Она ловко миновала все ловушки, понимая, что у них нет доказательств. Дэвид видел, как разочарован де Рохан. К сожалению, из законных методов они могли лишь установить постоянную слежку за борделем. Но даже это не гарантировало быстрого результата, особенно если так называемый товар придет не сюда, а в Ковент-Гарден. Граймс напрасно тревожился: у полиции не хватит людей, чтобы следить сразу за двумя местами. Кроме, того, Ковент-Гардена не входил в компетенцию речной полиции.

63
{"b":"13222","o":1}