ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У Вивианы бешено колотилось сердце.

– Да как ты смеешь?! – воскликнула она. – Ты сделал это намеренно!

Куин бросил остаток яблока и отошел от стены амбара.

– Что я сделал намеренно? – спросил он. – Заставил тебя мчаться как сумасшедшую по узкой сельской дороге? Нет, ты наделяешь меня способностями, которыми я не обладаю, дорогая.

Вивиана соскользнула со своего дамского седла и подхватила поводья рукой.

– Господи, Куин, это даже не смешно. Ты напугал мою лошадь! Я могла разбиться насмерть. Ты этого хотел? И это сделало бы тебя счастливым?

Куин с упреком взглянул на Вивиану:

– Ты вспугнула стаю куропаток. Не носись как бешеная, когда не знаешь местности.

Вивиана почувствовала, что краснеет.

– Ты что, не видела их? – продолжил Куин. – Ты мне не веришь?

– Не знаю, – призналась Вивиана. – А что значит – вспугнуть куропаток?

Куин с опаской посмотрел на ее хлыст.

– Ты испугала несколько птиц в зарослях около дома, – объяснил он. – Они взлетели. Твоя лошадь видела их, Вивиана, даже если ты и не заметила.

Вивиана поняла, что Куин говорит правду. Она сосредоточила внимание на повороте дороги и старалась заставить коня замедлить бег. Проезжая мимо, краем глаза она действительно что-то заметила в стороне, что-то едва различимое.

Куин шагнул к ней и поднял руку. Вивиана инстинктивно отшатнулась:

– Non mi tocchi!

Конь среагировал на жест Куина, вскинул голову, чуть не вырвав поводья из рук Вивианы, и беспокойно забил задними копытами.

– Убери хлыст, Вивиана, – попросил Куин, медленно приближаясь. – Я получил свой урок. Что это? Новая европейская мода?

Вивиана была высокого роста, но Куин – намного выше. Она почувствовала, как он вытащил шляпную булавку и снял шляпу с ее головы. Вивиана смущенно повернулась и увидела, что ее шарф зацепился за булавку и болтался как знамя.

– Это страшное зрелище, Виви, – ты вот с этим, развевающимся позади.

Куин стал аккуратно распутывать шарф. Вивиана заметила слабую улыбку на его губах и ощутила знакомый запах: смесь виски и бергамота. Это был ее любимый аромат, и Вивиана почувствовала, как у нее начали слабеть ноги.

– Вот так, – проговорил Куин. – Булавка вынута. Ты можешь опять надеть шарф и шляпу.

Куин поднял на Вивиану глаза.

– Твои волосы, – произнес он дрогнувшим голосом. – Они... распустились.

– Non importo, – ответила Вивиана и, схватив шляпу, нахлобучила ее себе на голову. – Я причешусь потом. Grazie, лорд Уинвуд. Я должна ехать.

Куин осторожно взял ее за плечо.

– Вивиана, я... – Он замолчал и покачал головой. – Графиня Бергонци, приношу вам свои извинения. Дядя Чес все мне рассказал... о том, почему вы здесь, я хочу сказать. Все это дело его рук. Я был... Я только... я приношу извинения.

Вивиана холодно смерила Куина взглядом:

– Si, милорд, вам следовало бы... мне не следовало там появляться. Это была моя ошибка.

Куин опустил руку и мрачно усмехнулся:

– Я не оставил тебе выбора.

– Ты в сто раз глупее, милорд, если в это веришь, – ответила Вивиана, пристально глядя Куину в лицо.

Он как-то странно посмотрел на нее и тихо спросил:

– Так моя угроза ничего для тебя не значила? Тогда почему, скажи мне, ты была там?

Не выпуская из рук поводьев, Вивиана отступила на шаг и ответила:

– Извращенное любопытство, вероятно.

Куин твердо выдержал ее взгляд, вероятно, ожидая, что она дрогнет. Но Вивиана смело смотрела ему в глаза, делая вид, что не замечает их страдальческого выражения. Да, пусть Куин всю жизнь оплакивает потерю своей хорошенькой невесты. Вивиану это совершенно не интересует. Она не напрасно прожила почти десять пустых лет, она научилась ожесточать свое сердце.

– Ты знаешь, что Эсме бросила меня? – спросил Куин. – Да, можно не сомневаться, что моя сестра все тебе рассказала.

Вивиана подвела коня к полусгнившему столбу, оставшемуся от старых ворот.

– Это не моя забота, Уинвуд. Я в этом не виновата. Но уверена, что твоя мать сможет найти для тебя белокурую английскую мисс голубых кровей.

– Не понимаю, о чем ты говоришь. Мисс Гамильтон – шотландка, а волосы у нее, бесспорно, каштановые.

– Невеста твоей мечты. – Вивиана чуть заметно улыбнулась. – Разве ты не помнишь? Однажды ты рассказал мне, какой она будет.

– Ты не знаешь ничего о моих мечтах, моя дорогая, и никогда не знала, – резко ответил Куин.

Вивиана осторожно ступила на то, что осталось от столба, и самостоятельно села в седло. Лорд Уинвуд не предложил ей помощь и только с грустью посмотрел на нее. Вивиана и не нуждалась в его помощи, она хотела, чтобы он открыто вступил в борьбу с тем, что вызывало его гнев. Она видела бы это, и не просто грусть, но и ярость. Как легко мы узнаем в другом человеке собственные недостатки. О, как ей хотелось накричать на него! Как ей хотелось найти для этого самый незначительный предлог! Но Куин ничего не сказал.

Вивиана слегка пришпорила коня.

– Buona sera, лорд Уинвуд. Я должна ехать.

– Вивиана, подожди!

– Да?

– Сегодня ты завтракала с моей матерью, не так ли? Я надеюсь... я надеюсь, она была добра к тебе?

– Она была вежлива, – ответила Вивиана. – Чрезвычайно вежлива.

– А, думаю, я понял. – Выражение лица Куина чуть смягчилось. – Как долго ты пробудешь здесь?

Вивиана насторожилась.

– Пока Чесли нуждается в моем отце. А что?

Куин пожал плечами и запустил руку в волосы, как он делал это в юности. У Вивианы дрогнуло сердце. Ах, как хорошо она помнила этот жест!

– Нам надлежит соблюдать приличия, Вивиана, – наконец сказал Куин.

– Ты говорил со своей сестрой, – заметила Вивиана. – Прекрасно. Мы будем их соблюдать, если встретимся, что маловероятно, не правда ли?

Куин протянул ей руку:

– Так будем жить в мире, Вивиана. Мы теперь слишком старые, чтобы делать из себя дураков.

Вивиана наклонилась и пожала протянутую руку. Она была теплой и сильной, это чувствовалось даже через перчатку.

– Мир, Уинвуд.

Они разжали руки. Вивиана выпрямилась в седле и начала разворачивать лошадь. Неожиданно она заметила, что каменное строение на самом деле было маленьким домом – коттеджем, как он его называл. Сад совершенно зарос, но место, должно быть, когда-то выглядело очаровательно. К одной стене домика примыкал коровник, и поэтому дом разрушался.

Куин по-прежнему не сводил с Вивианы глаз. Он смотрел на нее так, как будто хотел еще что-то сказать. . – Вивиана, ты... изменилась.

– Прошло почти десять лет, Куинтин, – тихо сказала она. – Время меняет нас.

– Нет, не так. Твой нос, он не совсем такой, как прежде, правда?

Вивиана инстинктивно дотронулась пальцем до маленькой горбинки.

– Ты спрашиваешь об этом? Нет, я упала с лестницы. Сломала его.

– Когда?

Вивиана пожала плечами и нехотя произнесла:

– Два года назад, кажется. Такая нелепость, не правда ли? Но теперь мое лицо приобрело... как это называет твой дядя? Ах да – gravitas. Вы, англичане, цените это, как я узнала. Но что касается меня, я бы предпочла мой прежний нос.

Вивиана развернула коня и пустила его легким галопом обратно по проселочной дороге.

Куин провожал ее взглядом, пока она не скрылась из виду. Затем он вернулся к дому и плечом толкнул дверь. Внутри он плеснул воды в кухонную миску и старательно смыл с рук яблочный сок. Жаль, что нельзя так же легко смыть воспоминания о Вивиане.

Упершись руками в края тазика, он смотрел через маленькое оконце на тускло-зеленые пастбища. Казалось, на Вивиану их встреча не произвела никакого впечатления, как будто никогда и не было тех месяцев, что они прожили вместе. Больше года Куин ухаживал за ней, добивался ее и занимался с ней любовью. Но никогда он не был полностью уверен, что Вивиана принадлежит ему. Теперь у него не оставалось сомнений. Как бы сильно он ни желал обладать ею, он никогда не был даже близок к этому.

Вивиана принадлежала опере, поклонникам и покровителям искусства, которые боготворили ее. Таким людям, каким был его дядя. И многим мужчинам, не столь благородным, как его дядя. Куин пытался предостеречь ее против них, полагая, что она не совсем понимает, как они опасны.

23
{"b":"13223","o":1}