ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Куин снова посмотрел на Серилию, которая была так похожа на свою мать, и у него дрогнуло сердце. Джианпьеро Бергонци получил желаемое. У него родились трое детей от женщины, на которой он имел смелость жениться. Куин подумал: все ли трое так же красивы, как их мать? Неожиданно Серилия дернула Куина за руку.

– Я знаю отсюда дорогу, лорд Уинвуд, – тихо проговорила девочка. – Вы уже можете отпустить меня.

Куин с детьми подходил к краю леса и сквозь поредевшие деревья увидел слабые огни конюшен своего дяди. Он почувствовал, как выскользнула рука Серилии, и вдруг ощутил ком в горле, мешавший ему дышать. Куин невольно схватил девочку за руку.

Ему не хотелось, чтобы она уходила, эта прекрасная частица женщины, которую он когда-то любил. Ему хотелось смотреть на ее лицо и думать о прошлом. О несчастливом прошлом, которое он поклялся забыть. Но казалось, что-то изменилось.

Куин знал, что все изменилось. Вся его жизнь. Прошлое вернулось, чтобы мучить его, а будущее снова казалось безнадежным и пустым.

Боже, Вивиана Алессандри! После стольких лет. И на этот раз Куин совсем не был уверен, что сможет это пережить. На этот раз нелегко было заглушить боль старых ран, которые открылись и кровоточили. Куин так устал от жизни, лишенной надежды и радости. И только в воображении можно увидеть иную жизнь, в которой можно мечтать и даже желать будущего, любви и семьи, которую создает любовь.

– Лорд Уинвуд? – окликнул его тоненький голосок.

Куин в последний раз сжал руку девочки и отпустил ее.

Серилия выскользнула из-под его пальто, и холодный ветер, казалось, проникал в самое сердце Куина. Они смотрели, как в быстро сгущающихся сумерках, шурша подолом тяжелой шерстяной юбки, она идет через лужайку к стоявшему на холме дому дяди. Серилия почти подошла к задней террасе, когда из-за угла показалась чья-то фигура. Женщина в зеленом платье и черной накидке, лица которой Куин не мог разглядеть. Да ему и не надо было видеть его. Гордый разворот ее плеч и линия подбородка выдавали Вивиану.

Она нежно обняла Серилию и повела вверх по ступеням террасы, даже не взглянув в сторону тех, кто стоял у подножия холма.

Куин подождал, пока Вивиана с дочкой подошли к двери. Столб яркого золотистого света от ламп упал на террасу и пропал за закрытой дверью. Холодный ветер донес до холма счастливый детский смех. Куину казалось, что это перед ним только что захлопнули дверь. Вивиана с детьми были в безопасности, и им вместе было хорошо и уютно. Они были счастливы. Они были семьей, а он – посторонним. Ощущение пустоты тяжело навалилось на Куина.

У него вдруг появилось чувство, что он только что совершил ужасную, непоправимую ошибку. Как это могло произойти? Куин заставил себя повернуться к Крису и Лотти и улыбнуться.

– Один остается, – сказал он, – а двое должны уйти.

Глава 9,

в которой графиня приходит на свидание

Вивиана продрогла до костей, пока добралась до старого коттеджа. Всю ночь шел проливной холодный дождь, покрывший ледяной коркой деревья, под тяжестью которой сгибались ветви живой изгороди. Одежда, которую Вивиана привезла с собой из Венеции – самые теплые, какие только у нее были вещи, – совершенно не годилась для зимы в Бакингемшире. Ей так были нужны толстые чулки и платья из добротной шотландской шерсти; следовало бы заказать их у деревенской портнихи, однако Вивиана не успела это сделать. Поскольку ей помешала леди Шарлотта, пригласив к себе. Об этом думала Вивиана, глядя на то, что находилось позади сгнивших ворот. Ветхий домик по-прежнему выглядел необитаемым и заброшенным. С тяжелым предчувствием Вивиана соскользнула с седла и онемевшими от холода ногами прошлась по земле.

Проведя лошадь вокруг домика, она привязала ее в дальнем углу сарая, там, где он еще не обвалился под тяжестью крыши, и осмотрелась. Крыша явно рухнула уже довольно давно. Прежний граф Уинвуд, вероятно, был большим скрягой.

Вивиана вернулась во двор. Ветер задул с новой силой, и она торопливо постучала в дверь. Не получив, как и ожидала, ответа, она приподняла щеколду и толкнула дверь, которая оказалась не заперта. Петли пронзительно заскрипели, и дверь, царапая каменный пол, распахнулась.

Внутри домик хоть и имел заброшенный вид, однако не был лишен некоторой прелести. В нем пахло старым деревом, остывшим очагом и еще чем-то, таким знакомым. Вивиана медленно обошла домик и с любопытством осмотрела его. Временами она останавливалась, чтобы подышать на замерзшие руки и согреть их. Голые, грубо оштукатуренные стены доходили до низкого потолка, который подпирали три широкие, почерневшие от времени балки. Пол был чисто выметен, а в камине уже лежали дрова и растопка. Да, здесь никто не жил, но место не было заброшено.

В коттедже были две комнаты и кухня, которая располагалась в задней половине. Еще имелось шаткое сооружение, которое с большой натяжкой можно было бы назвать лестницей. Она приставлялась к отверстию в потолке между балками. Обстановку передней комнаты составляли старый сундук, сосновый шкаф и пара массивных кресел. Вивиана бросила шляпу на одно из них и заглянула в соседнюю маленькую спальню. В сумраке она разглядела грубо сколоченную кровать, накрытую старым шерстяным покрывалом.

Вивиана перешла в заднюю комнату, которая оказалась почти пустой, если не считать старомодного оцинкованного кухонного бака для воды, древнего валлийского шкафа для посуды, все еще заставленного сине-белой посудой, на которой время оставило свои следы. Корзина, полная яблок, и два ведерка чистой воды стояли около таза. Что выглядело очень странно.

Вдруг раздался скрип отворяемой двери, и Вивиана, обернувшись, увидела Куина. Он вошел, низко пригнувшись под притолокой, и потопал ногами, стряхивая с сапог налипшую грязь. Вивиана кашлянула. Куин поднял взгляд, и его глаза широко раскрылись от удивления.

– Очень холодно, – произнесла с раздражением Вивиана. – У меня не было ни малейшего желания ждать на ветру.

Куин холодно улыбнулся и сбросил какую-то ношу с плеча.

– Я опоздал. Мистер Херндон, мой управляющий, задержал меня. Прошу меня извинить.

Вивиана снова перешла в переднюю комнату.

– Чей это дом? – спросила она.

– До недавнего времени его занимала вдова старого фермера-арендатора, – ответил Куин, снимая тяжелое пальто и перчатки. – Но она переехала к дочери в Хай-Уиком. Херндон не может снова его сдать, пока не приведет в порядок.

– Да, сарай развалился, – сердито заметила Вивиана. Улыбка на лице Куина увяла.

– Мой покойный отец, кажется, не одобрял починки, если не было срочной необходимости, – ответил он. – А этим сараем, насколько я знаю, вдова не пользовалась.

– Я поставила там своего коня. – Вивиана пристально посмотрела на Куина. – Он в безопасности?

– Вполне, – ответил он, становясь на колени перед камином. – Тебе холодно. Давай я разожгу огонь.

– Не утруждай себя, – снова с раздражением ответила Вивиана. – Я не могу здесь оставаться.

Вивиана вдруг рассердилась на саму себя. Что она так разволновалась? Как удается Куину вывести ее из себя?

Куин достал из кармана помятую коробку со спичками и чиркнул одной из них по камню камина. Спичка вспыхнула, и неприятный запах распространился по комнате. Куин поднес огонь к растопке, которая вскоре задымилась и загорелась.

– Новые французские спички не такие вонючие, – заметила Вивиана. – В табачной лавке в Берлингтонском пассаже их продают по полпенса за дюжину.

Куин не ответил, а только пристально посмотрел на разгорающееся пламя.

– Сожалею, Вивиана, что погода такая холодная, – наконец произнес он. – Сожалею, что мой сарай, того и гляди, свалится на твою лошадь, и о том, что Херндон задержал меня. И о том, что мои спички так скверно пахнут. И, признаюсь, я начинаю сожалеть, что вообще пришел сюда.

Вивиана немного отодвинулась назад.

– Si, я веду себя как... как это по-английски? – Она сердито посмотрела на Куина. – Una crudele Strega. Стерва? Ведьма? Я забыла, как это сказать.

30
{"b":"13223","o":1}