ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– У вас был сломан нос, мисс. Это случилось после того, как мы в последний раз видели друг друга? – спросила вдруг Люси, пристально глядя в лицо Вивианы. – И к тому же скверный перелом, если не ошибаюсь.

Вивиана инстинктивно дотронулась до носа.

– Да, я сломала его, – призналась она. – Выглядит безобразно, правда?

– О нет, мисс! – возразила Люси. – Я думаю, он придает вам...

– Не говори этого! – Вивиана подняла руку. – Прошу тебя!

– Не говорить чего, мисс?

– Что это придает мне характер, – добавила Вивиана. – Per amor di Dio! Я сейчас накричу на тебя, если ты скажешь это.

– Ну ладно. – Люси улыбнулась. – Я не скажу.

– Но ты так думаешь.

Женщины вдруг рассмеялись. Вивиана почувствовала, как нервное напряжение спало. Она сделала последний глоток вина и поморщилась:

– Что это было, Люси? Просто отвратительно.

Люси только усмехнулась и налила вина еще Вивиане в кружку.

– Я говорила вам, это вино тети Эффи из одуванчиков.

– Одуванчики? Как, эти... мелкие цветочки? И никаких фруктов?

Люси покачала головой и пояснила:

– Только цветочные головки с водой, дрожжами и сахаром. И еще апельсиновый и лимонный сок.

Вивиана сочла это ужасающим, но в то же время удивительно смешным. Она понюхала вино и отодвинула кружку в сторону.

– Нет, больше не могу. Люси снова улыбнулась:

– По крайней мере ваш нос все еще чувствует, мисс. Ничего серьезнее не случилось?

– Нет, – тихо ответила Вивиана. – Не случилось.

Но это было неправдой. Случившееся принесло ей страдания.

Люси по-прежнему пристально смотрела Вивиане в лицо.

– Что же случилось с вашим носом, мисс? Это был несчастный случай?

Вероятно, Вивиана выпила немного больше этого странного одуванчикового вина, чем следовало бы. А ей так надоело притворяться, что это был счастливый брак.

– Это зависит от того, что ты считаешь несчастным случаем, – ответила она.

По выражению лица Люси Вивиана поняла, что сказала лишнее. Она не желала и не заслуживала чьего-либо сочувствия. Даже Люси.

– Это был ваш муж, мисс? – осторожно спросила Люси. – Джианпьеро? Если он, то я рада слышать, что он умер.

Вивиана ничего не ответила, а только пододвинула стул ближе к столу.

– Люси, я хочу кое-что рассказать тебе о моем муже. И после этого не желаю когда-либо еще снова говорить об этом.

– Как пожелаете, мисс, – ответила Люси. – Я не из тех, кто лезет не в свое дело, надеюсь, вы это знаете.

Но Вивиана была не права, оставляя это дело на долгие годы без объяснений. Люси была хорошей и достойной доверия служанкой... другом. Если бы она была болтлива, то она давным-давно рассказала бы все, что знала.

– Джианпьеро был патроном моего отца, Люси, – начала Вивиана. – Ты знаешь, что это значит?

Люси согласно кивнула.

– Он деньгами поддерживал осуществление творческих планов моего отца, – продолжала Вивиана. – Он имел огромное влияние в Венеции, как и во всей Европе. В мире оперы Джианпьеро решал, кому есть, а кому голодать. Ты понимаешь?

– Это как управляющий или дворецкий? – спросила Люси. – Он мог нанять или выгнать?

– Что-то в этом роде. Мы жили на вилле на краю его имения. Со временем Джианпьеро начал оказывать мне особое внимание. Он... он дал понять, что желает сделать меня своей любовницей. Я была в ужасе, как и мой отец. Это создало трещину в отношениях Джианпьеро и отца.

– О, похоже, он был тухлым яйцом, мисс, – сердито заметила Люси.

– Тухлым яйцом? – переспросила Вивиана.

– Это такое выражение, мисс, – пояснила Люси. – Он был отвратительным типом.

– Отвратительным, да. Он мог быть таким. И в то же время он, если бы захотел, мог бы очаровывать даже птиц, и они слетались бы к нему. Но мой отец оберегал меня. Когда Джианпьеро начал требовать, чтобы я ответила на его... его чувства, отец отослал меня и попросил лорда Чесли помочь мне найти место в английской опере.

Люси снова кивнула.

– И вот тогда вы и пришли ко мне, – сказала она. – Я всегда знала, мисс, что вы чем-то угнетены.

– Да, Джианпьеро страшно рассердился. Как только он узнал, что я уехала, он попытался разорить отца, но папа проявил упорство. Наконец, спустя много месяцев, они вроде бы помирились. Джианпьеро предложил брак. Папа предоставил право решать мне.

– Да, и это, кажется, было наилучшим выходом. Не так ли, мисс?

– Это позволило моему отцу вернуться к любимой работе, – ответила Вивиана. – Я вернулась домой и сказала Джианпьеро, что жду ребенка. Я думала, что так или иначе, сказав правду, я покончу с этим.

– Но сказали ли вы ему о лорде Уинвуде, мисс?

– Я лишь сказала, что это был богатый англичанин, – тихо проговорила Вивиана. – Джианпьеро пришел в ярость, однако все же женился на мне. А теперь он мертв, поэтому я не вижу смысла жить прошлым. Или я не права?

– Все же мне жаль ваших детей, мисс, – заметила Люси. – Мои малышки так любят своего отца.

– Мои дочери редко видели Джианпьеро, – равнодушным тоном проговорила Вивиана. – Он не любил детей.

– Но он заботился о ребенке, которого вы носили. Он выполнял условия сделки, по крайней мере таким образом.

Вивиана заколебалась.

– В конце – да. Люси приподняла бровь:

– Что вы имеете в виду, мисс, сказав «в конце»?

Вивиана сглотнула и оглядела чистенькую кладовку, мысленно удивляясь тому, что произнесла вслух. Но Люси была единственным человеком, который знал правду, а Вивиана могла бы сойти с ума, если бы продолжала держать все это в себе.

– Как только мы произнесли наши свадебные обеты, Люси, он отослал меня на виллу на юге Франции. И там он мне сказал, что, если родится мальчик, он откажется от него и оставит на воспитание монахиням.

– О, мисс! Нет.

Вивиана продолжала смотреть в глубину кухни.

– Он держал меня там все время до рождения ребенка, – шепотом проговорила она. – Потому что ему была невыносима мысль о том, что сын другого человека наследует его богатство и титул. Видишь ли, я не подумала об этом. Я была так наивна. Я не из знатной семьи. У нас для защиты нет династии. И поэтому, Люси, я провела последние семь месяцев беременности на коленях, моля Бога о дочери. Мне повезло. Бог оказался очень добр.

Некоторое время Люси молча смотрела в свою кружку с вином.

– Да, добр, – сказала наконец она. – Бессмысленная человеческая злоба не перестает удивлять меня, мисс. Мне очень вас жаль. Искренне жаль.

– Не надо жалеть, – ответила Вивиана. – Случилось так, как ты часто говорила, Люси. Сам стелешь себе постель, сам в ней и спи.

Люси улыбнулась:

– Что-то в этом роде, мисс.

За окнами послышался топот копыт и скрип колес.

– Это, должно быть, первая карета выехала из конюшен, мисс, – пояснила Люси. – Леди Шарлотты, по-видимому. Вам лучше подняться наверх, а то они вас скоро хватятся.

Женщины стояли, в нерешительности глядя друг на друга.

– О, Люси! – наконец сказала Вивиана. – Я превратила в руины свою жизнь? А теперь еще свалила ее тяжесть на тебя, и даже не знаю зачем.

Люси слегка коснулась руки Вивианы.

– Это не руины, мисс. Вам тяжело пришлось, вот и все. Иногда такова участь женщины, и...

Стук в дверь не дал им договорить. Доктор Гулд просунул в комнату голову:

– А, вы все еще здесь, графиня Бергонци! Я наложил три шва на палец Бекки, и все будет хорошо. А сейчас я слышу, наше присутствие требуется в гостиной. Его сиятельство собирается сделать какое-то важное объявление.

Вивиана изобразила на лице улыбку и поспешила к доктору.

– Важное объявление? – весело переспросила она. – Как интересно! Что это может быть?

Глава 12,

в которой графиня Бергонци снова солгала

На следующий день Вивиана отправилась на верховую прогулку. Она шла по коридору к задней двери дома, раздраженно похлопывая по бедру хлыстом. Она провела утро, напрасно ожидая, когда пробьется сквозь облака солнце, которое так и не появилось, и гостя, который так и не приехал. И тогда она решила покататься верхом; пронестись быстрым, отчаянным галопом, невзирая на серое, унылое небо и выпавший снег.

42
{"b":"13223","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Все, способные дышать дыхание
Забери меня с собой
Живи как кот
Сиятельный
Ручной Привод
Песнь заполярного огурца. О литературе, любви, будущем
Бизнес-импровизация. Тактики, методы, стратегии
Микротренды, меняющие мир прямо сейчас