ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Прессуйтело. Строй счастье своими руками
Роннская Академия Магии. Кафедра демонологии
Аркада. Эпизод первый. kamataYan
Всё о Манюне (сборник)
Книга Жизни
Невеста Смерти
Смерть Первого Мстителя
Дерево лжи
Сила киски. Как получать от мужчин все, что пожелаешь
Содержание  
A
A

– Брак как брак, – ответила Вивиана. – Мы уживались.

Куин повернулся и окинул ее холодным взглядом:

– Но я думаю, Вивиана, что большинство браков счастливые. Или по крайней мере должны быть. Неужели я единственный человек на свете, кто верит этому? Или я просто... безнадежно наивен?

Вивиана сжала руки.

– Не знаю о большинстве браков. Знаю только, что пыталась сделать все, чтобы он выглядел таким.

– Он, должно быть, любил тебя, – продолжил Куин. – И очень гордился тобой.

Вивиана неопределенно пожала плечами:

– Может быть.

Куин не сводил взгляда с ее лица.

– Иначе зачем человеку с его богатством и положением позволять жене петь для публики? – спросил он. – Потому Куин был не настолько жестоким, чтобы напоминать Вивиане о том, как он вынудил ее дать обещание никогда не продавать кольцо. А Вивиана повела плечом и произнесла еще одну спасительную ложь:

– Не могу вспомнить. Ты хочешь получить его обратно? Если так, то моя шкатулка к твоим услугам, поищи в ней и, если найдешь, – возьми себе.

Куин снова покачал головой:

– Нет, я уверен, что его уже давно у тебя нет, как и всего остального.

Вивиана не хотела обидеть его. Правда, не хотела. Но в то же время она испытывала желание, нет, не желание, а необходимость заставить Куина понять.

– Не сомневаюсь, ты прав, – спокойно произнесла она. – Но ты, Куинтин, считал эти подарки платой своей любовнице за оказанные услуги. Если я воспринимала их именно так, то разве справедливо теперь обвинять меня в этом?

– Это было не так, – возразил Куин. – Я никогда не считал их платой, Виви. Это были подарки от всего сердца. И я не обвиняю тебя.

– Тогда что же ты делаешь? – Вивиана немного смягчила тон.

– Вивиана, если у тебя были кредиторы или карточные долги, почему ты не обратилась ко мне? Я бы оплатил их.

Вивиана отвернулась и обвела взглядом стеклянную оранжерею.

– Я не желала, Куин, чувствовать себя еще более обязанной тебе, – ответила она. – Кроме того, у меня не было долгов. Я не могла позволить себе жить не по средствам.

– Что же тогда? – настаивал Куин. – Почему ты не можешь мне сказать? Что это теперь изменит?

Вивиана поняла, что для него это имело большое значение. Да, после всех этих горьких лет, вероятно, эти простые глупые вещи все еще имели значение.

Сдерживая волнение, Вивиана глубоко вздохнула. Она уже знала, что пожалеет об этом.

– Я посылала деньги папа, – наконец ответила она. – Каждый месяц я посылала то немногое, что могла выделить ему. И какая же жалкая это была сумма. Особенно вначале.

– Но, Виви, не вижу в этом смысла. Разве у него была нужда в деньгах? Твой отец был известным композитором.

– О, si, знаменитым музыкантом! – воскликнула Вивиана. – И, как большинство из них, зависел от капризов своего патрона.

– Бергонци, да? – резко спросил Куин. – Это о нем ты говоришь?

Вивиана коротко кивнула.

– Но он служил у Бергонци много лет, не так ли?

– После того как я уехала из Венеции, они поссорились, – призналась Вивиана. – Папа было сказано, что больше для него не будет заказов от могущественного графа Бергонци, и, конечно, его неудовольствие означало, что никто другой не посмеет дать работу отцу.

– Но потом они помирились.

– Да, потом они помирились.

– Господи Иисусе, в это невозможно поверить.

– Невозможно поверить? – тихо повторила Вивиана. – Во что же именно ты не можешь поверить, Куинтин? Как ты думаешь, почему я вечер за вечером пела, надрывая свое сердце? Почему я боролась и вымаливала любую роль, какую только могла получить? Это делалось ради денег, саго. Чтобы и от меня была какая-то польза.

Куин не мог не заметить горечь в словах Вивианы.

– Я тебе верю, Виви. И если бы ты рассказала мне об этом девять лет назад, я и тогда поверил бы тебе. Я... я бы что-нибудь сделал.

– Ты бы сделал, Куин? – тихо спросила Вивиана. – Сомневаюсь в этом.-Очень сомневаюсь.

Куин ничего не сказал. Вероятно, у Вивианы были основания для сомнений. В молодости его больше всего заботило исполнение его собственных вздорных желаний и самоутверждение. Он любил Вивиану, это правда. Но он был неспособен видеть дальше этого. Возможно, он бы и не увидел или не почувствовал, что это накладывает на него какие-то обязательства.

– Почему они поссорились, Виви? – спросил Куин. – Это было как-то связано с тобой?

Вивиана бросила на него тяжелый быстрый взгляд и не ответила.

– Это произошло из-за тебя, Виви? – более требовательно повторил Куин.

Вивиана усталым жестом провела рукой по волосам и прислонилась к деревянной стене.

– У меня нет желания отвечать тебе, – тихо сказала она. – И откровенно говоря, саго, это не твое дело.

Куин шагнул к ней:

– Я не уверен, что буду верить тебе и дальше. Я начинаю думать, Вивиана, что ты многого недоговариваешь, и я намерен добиться от тебя всей правды.

Вивиана почувствовала, как внутри у нее все похолодело.

– Я не обязана отвечать на твои вопросы, – сказала она и направилась к двери. – Для меня ты ничто. Одно лишь воспоминание.

Куин решительно преградил ей дорогу:

– Мы еще не закончили, Вивиана.

– Убирайся к черту, – отрезала она. Куин сорвал хлыст с ее запястья.

– Ты злоупотребляешь этим выражением, моя дорогая, и на двух языках. Почему бы просто не назвать меня снова свиньей?

Вивиана широко раскрыла глаза и выпалила:

– Ты свинья! Ты подлец!

– О, не разыгрывай передо мной невинность, Вивиана!

В тот день в моем кабинете я понял немного больше, чем ты думаешь. И я понял кое-что еще, моя дорогая. Я понял по твоим губам, что ты не совсем равнодушна к моим поцелуям. Вивиана потянулась за своим хлыстом, намереваясь отнять его, но Куин резко отдернул руку.

– Я понапрасну трачу с тобой время! – заявила Вивиана. – Здесь должна быть другая дверь.

С этими словами она двинулась в теплую душную глубину оранжереи, шагая по покрытому соломой проходу между высокими рядами лилий и астр. Впереди виднелся почти незаметный за пышными пальмами другой выход. Куин догнал Вивиану, схватил за локоть и резко развернул лицом к себе.

Вивиана занесла руку, чтобы ударить его, но он перехватил ее и, рывком притянув Вивиану к себе, припал к ее губам жарким поцелуем. Сопротивление Вивианы прекратилось очень быстро. Она раскрыла губы, и Куин языком обвил ее язык. Вивиана почувствовала, что у нее слабеют ноги. Шляпа упала с головы на солому. От запаха теплой влажной земли, ароматов цветов у обоих кружилась голова.

– Позволь мне, – прошептал Куин. – Позволь мне, Виви.

Вивиана попыталась покачать головой:

– Нет.

Куин просунул руку под ее жакет, жадно ища грудь. Сквозь слои батиста и шелка он приподнял одну грудь на своей теплой ладони. От его прикосновения сосок предательски отвердел, и слабый стон вырвался из груди Вивианы.

Куин провел губами по ее шее, и она вздрогнула.

– Прекрати, Куин. Пожалуйста. Я... я не могу. Не... не принуждай меня.

Куин слегка провел пальцем вокруг ее соска.

– Тебе нравится так, Виви? – шепотом спросил он. – Скажи мне.

– Ты... ты же знаешь. Пожалуйста, не здесь.

– А где?

– Сегодня вечером. – Вивиана пыталась выиграть время и сохранить разум. – Я... я приду к тебе сегодня вечером... куда-нибудь. Куда скажешь.

– Правда? – Куин расстегнул пуговицы ее жакета и стянул его с плеч. – Куда скажу?

– Куда угодно, – жалобно проговорила Вивиана. Ее сопротивление быстро слабело. – Что угодно.

– Что угодно, – повторил Куин. – Мне это нравится, Виви.

Его язык ласкал грудь Вивианы. Широкой ладонью он обхватил ее за ягодицу и стал медленно поглаживать ее. Вивиана крепче прижалась к нему. Взяв в рот сосок, Куин далеко не нежно прикусил его, и это было уже слишком. Вивиана почувствовала, как волна желания поднимается снизу живота вверх. Ее дыхание становилось прерывистым.

Куин оторвал губы от ее груди, но тут же положил на нее руку.

45
{"b":"13223","o":1}