ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Леди Уинвуд величественно восседала, закутанная во что-то похожее на тяжелое шерстяное одеяло. Ее голову венчала шляпа, украшенная лентами, более подходящая для званого вечера.

Николо и Фелис, собираясь на прогулку, поссорились из-за пары красных варежек, а Серилия долго натягивала на себя пальто. Наконец все трое оделись, и Вивиана, взяв шерстяной шарф, последовала за детьми.

– Вы уверены, миледи, что не хотите, чтобы я поехала? – спросила мисс Хевнер.

Вивиана покачала головой:

– Нет необходимости нам обеим замерзнуть до смерти. Кроме того, я хочу побыть с детьми. Почему бы вам не насладиться несколькими часами одиночества?

Мисс Хевнер довольно улыбнулась.

У дома дети носились вокруг фургонов, стараясь выбрать, с кем и с какой стороны им сесть. Старшие мальчики сидели, свесив ноги, на открытом конце фургона. Серилия с завистью посмотрела на них, а затем протиснулась между ними и устроилась рядом с Лотти, сидевшей в передней части фургона.

– Не желаете присоединиться ко мне, графиня Бергонци? – позвала Вивиану со своей двуколки леди Уинвуд.

Было невозможно вежливо отказаться. Элис уже сидела с мистером Херндоном, управлявшим первым фургоном.

– С удовольствием, – ответила Вивиана, подходя к дверце, которая уже была опущена.

Леди Уинвуд протянула ей руку, помогая сесть. Кучер щелкнул вожжами, и все тронулись вперед.

– Какой приятный сюрприз увидеть вас здесь, мадам, – проговорила Вивиана. – Должно быть, это очень важная деревенская традиция.

– О! – презрительно фыркнула леди Уинвуд. – Я никогда не езжу. Но в этом году моя дочь лишила меня выбора.

Легкий ветерок, набирая силу, приподнимал поля шляпы леди Уинвуд. Вивиана туже затянула шарф, стараясь уберечься от холода.

– Вы... вы здесь ради соблюдения приличий?

– О Господи, конечно, нет! – ответила леди Уинвуд, придерживая рукой шляпу. – Не такая уж я приверженка приличий. Я здесь для того, чтобы показать свое одобрение этого брака. Не хочу, чтобы кто-то думал, будто в нашей семье есть разногласия. Не доставлю никому такого удовольствия.

Вивиана постаралась улыбнуться:

– Уверена, вы поступаете правильно.

Леди Уинвуд свысока посмотрела на Вивиану и усмехнулась:

– Я всегда поступаю правильно. Хочу я этого или нет.

Вдруг, словно вызванный ее ледяными словами, закружился снег. В фургоне, в котором ехали дети, раздались радостные крики.

– Мама! Мама! – тоненьким голоском прокричала Фе-лис. – Neve umida! Снег! Настоящий снег!

Снег был действительно настоящим – тяжелым и мокрым. На дороге он превращался в жидкую грязь, налипал на ветки деревьев и кустарников. Через какое-то время показался домик Уотсонов, и Вивиана увидела, как Люси мечется по двору, сдергивая с кустов и заборов замерзшее белье. При виде повозок она радостно замахала.

Вскоре все подъехали к большому лесу. Мистер Херндон замедлил ход фургона и резко повернул на холм. Ехать пришлось очень медленно, потому что дорога была узкой и скользкой. Над головой не скрипели голые ветви деревьев. В лесу стояла мертвая тишина, нарушаемая лишь дыханием ветра.

– Похоже на заколдованный лес! – воскликнула Сери-лия, вылезая из фургона. – Посмотрите, как снег плавно спускается на землю!

– Разве у вас в Венеции нет снега? – спросила Лотти.

– Немножко, – состроила гримаску Серилия. – Но он сразу же тает.

– Si, красиво, не правда ли?! – восторженно проговорила Вивиана, на ходу обнимая Серилию. – А теперь возьми Николо за руку, сага, и не упускай его из виду.

Кучерам и двум старшим мальчикам вручили пилы и объяснили, как надо пилить. Младшие дети должны были относить ветви к фургонам. Вскоре уже все дети бегали между деревьями, и их веселые крики громко раздавались в лесу. Элис отправилась с детьми, а Херндон задержался, чтобы разжечь костер привезенными с собой сухими щепками. Затем он накрыл низкий пень большим толстым ковром и усадил на него леди Уинвуд.

Спустя некоторое время дети стали возвращаться с охапками сосновых веток и корзинами с остролистом. Каждому разрешили собрать их достаточно для украшения своего дома или деревенской лавочки, а также церкви. Для этого потребовалось два фургона. Вивиана следила за погрузкой и за тем, чтобы самые маленькие дети не поскользнулись и не упали на колючие сосновые ветви.

Снегопад постепенно усиливался, и становилось все холоднее. Ветер все жарче раздувал костер. Вскоре оба фургона были заполнены сосновыми ветками и остролистом, и мистер Херндон вместе со слугами принялись звать детей из леса.

С порозовевшими щеками и красными носами ребятишки стали забираться в фургоны, шумно и громко споря о том, кто что нашел и кто потрудился больше других. Леди Уинвуд разрешила споры, величественно объявив Бена, четырнадцатилетнего сына булочника, победителем.

– Я хочу сидеть на краю фургона, – заявила Лотти, когда дети забирались в первый фургон. – Серилия, Ханна и я самые старшие. Мы должны сидеть на краю последнего фургона и следить, чтобы ветки не выпали.

– Хорошо, – согласился мистер Херндон. – Мальчики здесь, а девочки в последнем.

С радостными криками мальчики и девочки разделились, самые маленькие девочки забрались на кучу сосновых веток и остролиста и сидели посередине фургона, как цыплята в зеленом гнезде. На открытом краю фургона примостилась с видом победительницы весьма довольная собой Лотти.

Херндон затушил костер и слегка забросал его землей. Об остальном позаботится погода. Вивиана огляделась и увидела, как Кристофер, крепко держа Николо за руку, забирается в фургон к мальчикам.

– Ваш внук Кристофер становится настоящим джентльменом, – сказала она леди Уинвуд, помогая той сесть в двуколку.

– Элис хорошо воспитала детей, – ответила леди Уинвуд, а затем неохотно добавила: – Ваши дети тоже ведут себя неплохо. Но как ваш младший? Он все еще доставляет вам много хлопот?

Николо был трудным ребенком, и Вивиана не могла не признавать этого. Большую часть времени по дороге домой женщины провели, обсуждая трудности воспитания мальчиков. Во время разговора Вивиана заметила, что леди Уинвуд понемногу оттаяла.

Спустившись с холма, Херндон свернул на главную дорогу. Но когда кучер их двуколки сделал то же самое, Вивиана почувствовала неожиданный толчок, колесо под нею заскользило по жидкой грязи. Фургон, замыкавший их караван, замедлил движение и почти останавился. Вивиана подняла голову, чтобы убедиться, что он едет за ними. Спустя минуту фургон, осторожно повернув на дорогу, снова оказался перед глазами Вивианы.

Рядом с ней дрожала от холода леди Уинвуд. Ее накидки и тяжелого одеяла было недостаточно, чтобы согреться. Вивиана поискала взглядом что-нибудь еще.

– О Боже! – ахнула она. – По-моему, мы забыли ковер, на котором вы сидели, мадам.

Леди Уинвуд была тронута такой заботой.

– Как хорошо было бы прикрыть им наши колени, – заметила она.

– Хотите прикрыться моим одеялом, графиня? – предложила Вивиана.

– Благодарю вас, мне хорошо.

Обратная дорога была просто ужасной. Лил ледяной дождь вперемешку со снегом. Даже самая толстая шерсть начала промокать. На кустарнике и деревьях, обрамлявших дорогу, образовалась ледяная корка, и Вивиана беспокоилась, смогут ли фургоны подняться по высокому холму к дому лорда Чесли.

Она обрадовалась, когда фургоны наконец завернули на дорогу, ведущую к дому. Старшие мальчики спрыгнули и начали складывать часть веток около входа. Херндон приказал кучеру держать лошадей за узду и спрыгнул с козел, чтобы достать Николо из фургона.

– Почему бы вам, мадам, не войти в дом и не погреться у камина? – предложила Вивиана леди Уинвуд. – Чесли нет дома, но когда он вернется, то отправит вас домой в подходящей карете с нагретым кирпичом в ногах.

– О, полагаю, не стоит, – устало проговорила графиня. – Лучше сразу с этим покончить.

Вивиана посмотрела на Элис, хлопотавшую над Лотти, которая только что вылезла из фургона, и поспешила к ней.

48
{"b":"13223","o":1}