ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кэм пристально разглядывал камердинера.

— Проклятие, что там написано? Ничего там не написано.

Слуга успокаивающе поцокал языком.

— У вас на лице довольно задумчивое выражение, милорд, — пояснил Крейн, продолжая искусно работать бритвой. — Что неизбежно свидетельствует о вашем намерении заняться самой грязной, самой изматывающей работой. Неподобающе для человека вашего положения, но сегодня намечено расчищать поля, и я знаю…

— Черт возьми, Крейн, занимайся бритьем, и все. Если мне понадобится гадалка, я сам найду цыганку.

Только Спустившись к завтраку, граф понял, как поздно встал, и это лишь усилило его раздражение. А Бентли не мог бы выбрать более неудачного дня, чтобы встать раньше обычного. Чем бы Кэм ни планировал заняться, всегда можно было быть уверенными, что он позавтракает задолго до того, как Бентли соизволит пробудиться.

Именно поэтому его так поразило и несказанно огорчило, когда, войдя в столовую, Кэм обнаружил там младшего брата, уплетавшего толстый кусок ветчины. И похоже, до этого он уже проглотил целый ломоть хлеба.

Тем не менее граф решил, что из всех ужасных событий предыдущего вечера Бентли представлял наименьшую проблему. Если не считать неизбежных издевок, он не станет болтать о Хелен, ибо парень являл собой невероятное сочетание, будучи одновременно негодяем и джентльменом. Что касается самого Кэма, то его, конечно, унижали насмешки юнца, но он уже почти осознавал, что унижение полезно, когда оно заслужено. Более того, он часто видел Бентли в худшие моменты его жизни, когда тот выглядел весьма неприглядно.

И Кэм решил не обращать внимания на брата. Если парень станет докучать ему, он просто заберет его с собой таскать камни до конца дня, а может, и до конца недели, поскольку он еще не мог сказать с уверенностью, как долго им обоим придется раскаиваться.

Сжав зубы, Кэм решительно направился к длинному столу красного дерева. Синяки Бентли невозможно было не заметить.

— Ну и ну, — проворчал граф. — Теперь мы встаем с петухами, да?

Щедро намазывая маслом огромный кусок хлеба, Бентли выразительно приподнял брови.

— А может, не стоит предполагать, что я ложился.

— Бентли, прекрати, — вкрадчивым голосом ответил Кэм. — Или я отправлю тебя до конца недели на южные пастбища. И сейчас ты достаточно трезв, чтобы прочувствовать хорошую порку.

Бентли лишь ухмыльнулся и вонзил зубы в кусок хлеба, что еще больше рассердило Кэма. Его всегда раздражала способность брата провести вечер в загуле, а утром встать свежим и бодрым. Сегодня это раздражение было особенно сильным, поскольку желудок графа без всяких на то причин взбунтовался при одном виде еды, тогда как его брат поглощал завтрак, словно изголодавшийся пес.

Кэм продолжал сердито смотреть на него через стол, и Бентли, убрав с лица ухмылку, со стуком отложил нож.

— Пришлось встать раньше обычного, — наконец пояснил он. — Я должен сопровождать тетю Белмонт в Челтенхэм.

— В Челтенхэм? Зачем? — Граф с содроганием взглянул на тарелку Бентли, до краев наполненную едой. Господи, неужели парень совсем не мучается похмельем?

— Лошади, — пробормотал тот, жуя следующий кусок ветчины. — У Доусона есть пара серых, которых он надеется продать, так что я решил посмотреть. — Он подмигнул Кэму. — Да и дамам нужна защита, верно?

В этот момент на стол упала тень, и, подняв голову, Кэм увидел замеревшую на пороге Хелен.

— О! — произнесла она. — Я думала, что буду первой.

Мужчины одновременно встали, но только Бентли склонился перед ней в подчеркнуто глубоком поклоне.

— А, луч утреннего солнца! — воскликнул он. — Прошу, осветите наш стол, мисс де Северз.

Хелен медлила в дверях.

— О нет! Я… не хочу мешать вам, — с заминкой сказала она. — Я обычно завтракаю одна.

— И для нас это ужасное огорчение, так, Кэм? — Юноша бесстыдно ухмыльнулся брату.

В ответ Кэм с грохотом выдвинул стоявший рядом стул.

— Разумеется. Присоединяйтесь, мисс де Северз.

— Да, разумеется, — подхватил Бентли, снова усаживаясь, когда она неохотно приняла их приглашение. Не дожидаясь указаний, слуга подал кофе, а Бентли с насмешкой посмотрел на брата.

Четверть часа прошли в пустых разговорах. Говорил в основном Бентли, который наконец сдернул с колен салфетку и встал.

— Что ж, это было невероятно приятно, мисс де Северз. Послушайте, у меня отличная идея. Почему бы вам не ужинать с нами каждый вечер?

— Я… ну…

Бентли ослепительно улыбнулся ей.

— Я думаю, вы непременно должны ужинать с нами, ведь нам, холостякам, очень тоскливо друг с другом. — В его голосе звучали нотки отчаянной мольбы, когда он прижал руку ко лбу. — Право, вы должны пожалеть мою молодость и живость, мэм! Брат невозможно скучен. Я просто вяну в его обществе.

Хелен, и без того сгоравшая от смущения, почувствовала, что краснеет. Она терпеливо ждала, когда граф разразится какой-нибудь тирадой. Ей самой не пристало сообщать Бентли, что его старший брат не приглашал ее ужинать за семейным столом. Более того, она бы предпочла ужинать в своей комнате, чем давиться едой под холодным взором Кэма. И она действительно чуть не поперхнулась кофе, услышав слова Кэма.

— Отличное предложение, — спокойно произнес он. — Мы обедаем в семь, мисс де Северз, если это вам удобно.

Кэм заметил на ее лице тревогу, когда Бентли, схватив яблоко и вытирая его о рукав сюртука, направился к выходу из столовой. Она сейчас походила на мышь, которую оставили трапезничать с голодным котом. Да и Кэму ситуация нравилась не больше. Мысль о том, что придется сейчас завтракать с Хелен, а потом еще и ужинать каждый вечер, угнетала его.

Однако предложение Бентли расстроило его не так сильно, как рассчитывал Бентли. Подумав, Кэм решил, что ему нужно приглядывать за братом, когда тот рядом с Хелен. Поначалу он не воспринял серьезно угрозу Бентли соблазнить ее, но теперь у него появились сомнения на этот счет. Минувшим вечером он явно почувствовал, что за его насмешками и пьяной болтовней скрывается нечто вроде ревности. Но с чего Бентли ревновать его? Значит, это как-то связано с Хелен, поскольку она единственная женщина, которую Кэм… которой он увлекся.

Да, нужно приглядывать за обоими. Ведь это его обязанность, разве нет? Больше никаких игр в триктрак украдкой, никаких прогулок в саду для молодого повесы.

Взгляда Кэма оказалось достаточно, чтобы слуга покинул столовую.

— Успокойтесь, мисс де Северз, — сказал граф, когда она настороженно проводила взглядом удалившегося слугу. Глаза у нее гневно сверкнули, но она промолчала. — Тогда простите. Я оставлю вас завтракать в одиночестве. Но позже я поговорю с вами. — Проглотив комок в горле, Кэм добавил: — Мне, полагаю, следует извиниться перед вами.

Холодно взглянув на него, Хелен поднесла чашку к губам.

— Прекрасно.

Кэм на мгновение остановился, разглядывая ее. Хелен сидела с абсолютно прямой спиной, гордо вздернув подбородок. Обычно теплые глаза стали колюче-холодными.

Сегодня Хелен опять надела лиловое платье, но теперь в ней уже не чувствовалось прежней утонченной элегантности, и Кэм с болью подумал, что причиной скорее всего является он. Хелен рождена искриться красотой и весельем, а вместо этого сейчас бледна, грустна. Ему показалось или ее рука и правда дрожала, когда она подняла чашку?

— Мисс де Северз, вы по-прежнему ездите верхом? — неожиданно спросил он.

Хелен опешила.

— Да, но очень плохо.

— Тогда, может быть, вы согласитесь прогуляться со мной верхом после завтрака. Я хочу поговорить с вами наедине.

Она густо покраснела, и Кэм подавил вспышку гнева. Ведь он пытался соблазнить нанятую им для работы гувернантку, женщину, которая в известной степени зависела от него. Но Хелен не из тех, кто согласился бы долго зависеть от мужчины. Кэм был совершенно уверен в этом.

— Хелен, мои намерения благородны, — тихо сказал он.

— Сегодня у меня по плану занятия с Арианой, милорд. Позвольте напомнить вам, что это моя работа… если я остаюсь здесь.

24
{"b":"13224","o":1}