ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ее слова были излишними. Кэм все отлично помнил, и снова на мгновение им овладел страх потерять Хелен.

— Прекрасно. Тогда мы возьмем коляску, и Ариана поедет с нами. Вы знаете арочный мост через Кольн?

Хелен смахнула с лица непослушную прядь волос. Она все еще не могла успокоиться.

— Я… да, кажется, я помню его.

— Мы с Арианой часто ездим туда. Она любит играть возле водопада. Там мы сможем спокойно поговорить. — Кэм торопливо встал.

— Не думаю, — нервно сказала Хелен. — Я готовилась к занятиям в классной комнате, милорд. Кроме того, утро слишком холодное, чтобы кататься в коляске.

Только сейчас Кэм понял, что она права. Ариана, несомненно, продрогла бы, да и они тоже. Тем не менее день обещал быть теплым.

— Да, вы, конечно, правы, — согласился он. — Тогда мы поедем после ленча.

Хелен резко опустила чашку, пристально глядя на него.

— Прошу прощения, милорд, Но я не могу сопровождать вас. У меня планы на вторую половину дня.

— Планы? — Вопрос прозвучал более резко, чем хотел Кэм.

Она вздернула подбородок.

— Вторая половина дня принадлежит мне, не так ли? У нас была договоренность. И потом, сегодня я ничего уже не могу изменить, потому что должен зайти преподобный мистер Лоу.

— Лоу? — опешил граф. — Вы имеете в виду Томаса Лоу?

— Да, если только меня не разыграли, — сказала Хелен столь беззаботно, что ему захотелось сдернуть ее со стула и зацеловать до бесчувствия. — Ведь так зовут вашего настоятеля?

— Д…да, — согласился Кэм, снова подавляя гнев. — Но это странно! Лоу обычно не столь усерден в отношении новых прихожан.

— Нет? — Брови Хелен изящно изогнулись, и в животе у Кэма разлился жар. Проклятие, как может женщина настолько распалять его малейшим движением бровей?

— Наверное, мне следует объяснить, что мы с мистером Лоу встретились вчера, — продолжала Хелен. — Он был очень любезен и показал мне храм. Кажется, он думал, что я слишком устала после моего путешествия, и сейчас проявляет заботу.

— Да, конечно. Заботу… — произнес Кэм. Он пересек комнату, но у двери остановился, сердито посмотрев на нее. — Ладно, я вскоре приду с Арианой в классную комнату. И я ожидаю вас обеих в холле в полпервого. Завтра.

Не давая ей возможности отказаться, граф быстро покинул столовую, устремившись в благословенную тишину своего кабинета.

* * *

Эта новая дама — мисс Хелен — совсем другая, решила Ариана, наблюдая, как та ходит по классной комнате, приводя ее в порядок после утренних занятий. Мисс Хелен ничего не царапала на доске, не смотрела потом на нее, приподняв брови, словно ожидая чего-то очень умного. Вместо этого мисс Хелен привезла с собой… игры.

Да, игры, решила Ариана. Не такие, как игра Бентли, которую он называл триктрак. Это была ее любимая игра. Не потому, что она умела играть в нее. Просто ей нравилось произносить про себя ее название.

Триктрак, триктрак. Нравилось почти так же, как имя мамы. Кассандра. Да, так ее звали.

В общем, мисс Хелен привезла игры: маленькие кружочки, кубики и другие фигуры, названия которых она пока не знала. Они вставлялись в отверстия на доске. Мисс Хелен разложила их на большом столе, а потом смотрела, кто из них с папой быстрее положит кружочки и кубики в предназначенные для них отверстия.

Через некоторое время папа погладил ее по голове и оставил играть с мисс Хелен. Мисс Хелен была очень-очень быстрой. Она не давала ей выиграть, но один раз, когда мисс Хелен уронила кружок на пол и он закатился под шкаф, выиграла Ариана. Мисс Хелен рассмеялась, она смеялась и смеялась, хлопая в ладоши. Папа оказался прав. Она хорошая дама.

А потом они рисовали! Ариана понимала рисование. Ей нравилось гулять по длинной галерее и рассматривать рисунки. Картины, так давным-давно объяснил папа, показывая на них и улыбаясь ей.

Иногда папа ходил вместе с ней, взяв ее за руку, и называл имя каждого человека, нарисованного на картине. Там был дедушка Кэмден, двоюродная бабушка… как там ее, и чей-то троюродный кузен… Она не могла вспомнить чей. Но это не важно. Ариана просто разглядывала картины.

А на прошлую Пасху они ездили с папой в Солсбери. Там она увидела человека, который сидел и рисовал церковь. Папа называл ее собором. Это слово означает большую церковь. Больше всего на свете она любила ездить в Солсбери. Конечно, в других местах она не бывала, но все равно это ее самое любимое место.

Мужчина с картиной тогда улыбнулся ей, и папа разрешил стоять и глядеть, сколько ей хотелось. И она поняла, что такое рисование.

Ее рисунки — и мисс Хелен тоже — совсем не похожи на те картины, что она видела. Но это было весело. И мисс Хелен сказала, что им не нужно быть великими художниками, чтобы наслаждаться рисованием. Она сказала, что они должны рисовать то, что чувствуют, а не то, что видят. И потом мисс Хелен нарисовала большой красный круг, перечеркнутый, как молнией, только черными линиями.

— Вот так я себя чувствую, когда сержусь, — объяснила мисс Хелен.

Ариана очень хорошо поняла чувства мисс Хелен, но удивилась, кто мог ее рассердить. Ариана подумала, что она тоже иногда сердится. Но сегодня нет. Сегодня она была… нет, она не знает, как это называется. Поэтому она нарисовала голубые, белые и желтые очертания.

Мисс Хелен сказала, что это облака, но это были не просто облака. Это были очертания ее мамы, улетавшей в рай, вверх, через облака, выше и выше, даже выше собора в Солсбери. Там, как сказал папа, и находится рай.

Ариана решила, что ей нравится играть в игры и рисовать с мисс Хелен. Ничего плохого в этом нет. Ведь она не делает ничего такого, что нельзя делать. Она не говорит слов, не рассказывает секретов. Она только… немного повеселилась, как сказал бы дядя Бентли.

Увидев, что Ариана трет курносый нос ладонью, Хелен встала и дернула шнурок звонка, вызывая Марту, а когда та появилась, отправила ее за кувшином горячей воды, потому что Ариана от подбородка до локтей была в желтой краске. Но девочка улыбалась и ритмично постукивала туфелькой по ножке стула, будто в такт внутренней музыке, слышной только ей, а ее пальчики тем временем быстро разворачивали бумажных кукол, вырезанных Хелен.

Прибираясь в классной комнате, Хелен решила, что в целом они хорошо позанимались. Она со вздохом выпрямилась и посмотрела на свою новую ученицу. У нее просто в голове не укладывалось, как мог кто-то предположить, что Ариана Ратледж недалекая или умственно отсталая.

Поначалу малышке явно было не по себе, когда Кэм оставил ее одну с Хелен. Она заметно встревожилась. Но спустя полчаса внешние признаки страха почти все исчезли. Потом девочка увлеклась играми, понимая каждую новую игру не хуже остальных детей, с которыми занималась Хелен. Но на сегодня уроки закончены. После ленча они выйдут в сад поиграть, и у Хелен появится еще одна возможность понаблюдать за двигательными рефлексами Арианы. Хотя и так ясно, что с этим никаких проблем нет. А завтра она попробует определить, различает ли Ариана цвета и может ли считать. Девочка, конечно, не умеет читать или писать, но редко какой ребенок ее возраста способен делать это достаточно умело.

Если бы Ариана научилась говорить — и даже если нет, — ее можно научить читать и писать, только необходимо терпение. Но эти навыки, разумеется, не главные. А именно в этом потерпела неудачу ее предшественница.

Сейчас важно оценить способность Арианы усваивать информацию и выражать свои чувства. Хелен решила, что снова прибегнет к музыке, рисованию и играм, большую часть которых она придумала сама. Когда дело касается детей, многое можно узнать о них, поначалу только наблюдая за ними. Сегодня, например, ей удалось развеять многие свои худшие опасения. Хелен увидела, что девочка готова следовать простым указаниям, что у нее острый ум и в достаточной мере присутствует честолюбие. Но главным успехом этого дня была улыбка малышки.

Пока Марта умывала ее, Хелен разглядывала Ариану. Сегодня девочка была одета по всем правилам, включая чулочки и туфельки, облако непокорных белокурых волос собрано в аккуратную косичку. Но никакое строгое облачение не могло скрыть пронзительную синеву ее глаз. И снова Хелен поразилась тому, как мало девочка похожа на Кэма. Она также не видела в ней ничего от Бентли, Кэтрин или от других членов семьи, которых ей приходилось встречать раньше.

25
{"b":"13224","o":1}