ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Окончен, говоришь? — вкрадчиво спросила она, переводя взгляд на собравшихся в гостиной. — Вряд ли, Кэмден. Если, конечно, ты не хочешь, чтобы твоя любовь была унижена. Несколько громких слов определенного смысла, и я окажусь в центре всеобщего внимания.

Кэму показалось, что дверная ручка осталась в его ладони. Старая карга все-таки допекла его! Вот и муж Кэтрин, бросив петь, оглядывался через плечо.

Кэм захлопнул дверь.

— Да, будет неприятно, если они узнают правду о твоей так называемой гувернантке. — Миссис Белмонт самодовольно улыбнулась. — Какая грязь! Единственный ребенок графа Трейхерна вверен заботам известной куртизанки!

— Мисс де Северз вовсе не такая, — возразил Кэм, заставляя себя говорить спокойно. Боже милосердный! Он предполагал, что реакция тетушки будет неприятной, но это уже выходило за рамки приличий.

— Ха! — презрительно захохотала миссис Белмонт. — Ты думаешь, мне не известна история о том, что было между вами? Да мне обо всем поведал твой никчемный отец.

— Мой отец ничего не знал, — пробормотал Кэм.

— Не только знал, но и рассказывал! При этом весело хлопал себя по колену, восторгаясь тем, что ты сумел выкрутиться! И ты собираешься пасть к ногам женщины, которую можно купить за гроши? Которой обладал и ты, и еще десяток мужчин? Это лишь доказывает то, что все давно подозревали: ты абсолютно такой же глупец, каким был твой отец.

Кэм не стал обращать внимания на гнев тетушки. А что касается его чувства к Хелен, то нет смысла отрицать правду. Он не верил в правдивость рассказов тетушки о прошлом Хелен, да ему в любом случае уже все равно.

— Вы ничего не знаете о мисс де Северз, — мрачно произнес он. — И советую вам придержать язык.

— Она дочь шлюхи, вот и все. — Миссис Белмонт в сердцах топнула ногой. — Она такой была и лучше не станет.

— Разговор окончен, — спокойно ответил Кэм. Страх прошел. Какие бы испытания ни уготовила им его тетушка, они с Хелен преодолеют их.

— Нет! Я родная сестра твоей покойной матери. Ты сделаешь так, как я велю, или пожалеешь.

Кэм видел, что она уже не владеет собой. Неужели ей столь важно заполучить для своей дочери богатство и титул? Что ж, настало время проявить жестокость.

— Вы правы, — тихо сказал он. — Я люблю Хелен. И каким бы это ни делало меня в ваших глазах, — а вы можете оскорблять меня сколько вздумается, — мисс де Северз — леди. Что же касается Джоан, я тоже люблю ее, хотя не так, как мужчина должен любить женщину, на которой собирается жениться. Я сказал вам, что намерен для нее сделать. И довольствуйтесь этим. — Он снова распахнул дверь.

— Кэмден! — Голос тетки звучал глухо и прерывисто, словно доносился из преисподней. — Прошу тебя! Умоляю! Я твоя единственная тетка по материнской линии. Наша семья ослаблена, почти уничтожена аморальными поступками. На нас легла обязанность спасти ее.

— Видите ли, мадам, я обнаружил, что устал играть роль спасителя. Пусть семья попробует обойтись без меня. Но я для вас с Джоан сделаю все, что обязан. Я возьму ее под свою защиту, даже в свой дом, если она захочет. Кэтрин будет жить с ней в городе, вывозить в свет. Но я не могу на ней жениться. Мое сердце принадлежит другой. Приношу свои извинения.

— Нет! — хрипло прошептала тетушка. — Ты не можешь… не посмеешь жениться на этой женщине! — Кэм еще шире распахнул дверь. — Она шлюха! Кэмден! Я наводила справки. Не может быть никакого сомнения! Пусть ты и был у нее первым, но далеко не последним! Она считает тебя не меньшим глупцом, чем твой отец! Получив от тебя все, что хочет, она потом бросит тебя. Зачем еще она вернулась после стольких лет? Ты задавал себе этот вопрос?

Кэм вышел из своего кабинета, оставив тетушку одну. В ее обвинениях достаточно правды, чтобы встревожиться. Только не о Хелен. О себе.

Именно в себе Кэм всегда и сомневался. Да, конечно, Хелен вносила сумятицу в его мысли. Все его самообладание и все благие намерения исчезали, едва она появлялась в комнате. Это никогда не изменится.

Тетушка за его спиной молчала. Слава Богу! Он устало наблюдал, как Хелен взяла книгу со стола и торопливо устремилась к его брату, который развалился на диване, еще более мрачный, чем раньше.

На этот раз выражение лица Хелен говорило о многом. Она выглядела серьезной, даже расстроенной, когда села на диван и наклонилась к юноше. Кэм был так увлечен изучением взглядов, которыми обменялась пара, что почти не заметил, как гости начали прощаться с его сестрой.

Хелен вдруг подалась к Бентли, теперь он не видел ее лица и мгновенно почувствовал себя так, будто она его снова отвергла, не пустила в свою жизнь, которая стала бы их общей жизнью, если бы судьба не сыграла с ними злую шутку.

Гневные слова тетушки вновь зазвучали в его голове. Действительно ли он намерен жениться на Хелен? Да. Если она согласится.

И если она не влюблена в настоятеля, то возможны лишь два варианта. Либо Хелен по-прежнему любит его, как и он ее. Либо она, как утверждает тетушка, изворотлива, хитра и вернулась, чтобы посмотреть, остался ли он все тем же глупцом, каким был в юности.

Второму Кэм больше не верил, да ему это было все равно. Тетушка облекла в слова не только его страхи, но и его будущее. Он получит Хелен, чего бы это ему ни стоило.

В этот момент Томас Лоу засеменил к Хелен и низко склонился к ее руке. Ее смех, несколько напряженный, разнесся по всей комнате. И Кэм наконец понял: происходит что-то очень неприятное.

Однако миссис Фейн, шедшая к нему, чтобы попрощаться, загородила всю сцену. Он изобразил учтивость, поблагодарив ее за приятное общество, но его мысли сконцентрировались на Хелен.

Хелен. Она положила ладонь на рукав Бентли и, казалось, о чем-то просит. Почему она сегодня так внимательна к Бентли? Как она воспримет предложение выйти замуж? Может, она рассмеется ему в лицо? Если Хелен откажет ему, из-за женской гордости или какого-то неуместного желания быть независимой, он будет настаивать, пока хватит сил. Да, на этот раз он сделает ей такое предложение, от которого не откажется ни одна женщина в здравом уме.

Смех Кэтрин вернул его к действительности, и, подняв голову, Кэм увидел, что Хелен исчезла. Ларкин подавал гостям накидки.

Слава Богу! Все закончилось! Теперь он может запереться в кабинете и позволить себе, что бывало крайне редко, напиться. Вспомнив о гостях, Кэм бросился к Джоан, чтобы помочь ей одеться, но в душе он с нетерпением ждал отъезда семьи Белмонт.

* * *

Полночь давно миновала, когда Хелен наконец вспомнила, что, торопясь покинуть гостиную, оставила в книге записку Джоан. Но в какой? От расстройства Хелен не помнила ни названия, ни даже цвета кожаного переплета. Господи! Что она сделала?

Быстро сунув ноги в вечерние туфли, Хелен поспешила вниз. Если служанка поставит книгу на полку, записку уже не найти, однако рано или поздно ее найдет кто-нибудь другой. К тому моменту это может поставить в неловкое положение Бентли, а юная Джоан будет просто опозорена. И несомненно, ранит Кэма. Возможно, ей и следовало бы желать этого, однако у нее не получалось.

Когда она приоткрыла дверь гостиной, огонь в камине почти угас, едва тлела кучка пепла. К своему облегчению, Хелен увидела, что комната пуста. В тусклом мерцании угольков она заметила томик на столе, там, где его оставила. Хелен торопливо схватила книгу, сунула ее в карман пеньюара и собралась уйти.

— Ищете святого Кэмдена, дорогая? — прозвучал из темноты недовольный голос.

Хелен резко обернулась и увидела фигуру Бентли, сидящего на подоконнике. Лицо его почти скрывала темнота, но прозвучавшие в его голосе порочные, даже глумливые нотки должны были сказать ей о том, чего она не могла увидеть в тусклом свете догорающего камина.

Брат Кэма сидел, прислонившись к стене и опершись ногой о противоположную стену. В руке почти опустевший бокал, галстук развязан, жилет расстегнут, темные волосы свисали на лоб. Сейчас он ужасающе походил на своего отца в молодости.

53
{"b":"13224","o":1}