ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Только быстрый взгляд Кэма в ее сторону показал, что он видит, как она сидит в коляске.

— Выйди с другой стороны, — приказал он ей холодным тоном.

Хелен собралась повиноваться, но краем глаза заметила какое-то движение. Она не поняла, когда Лоу сумел вытащить пистолет, лишь видела, что сейчас он целится в нее. После этого все дальнейшее представлялось Хелен словно в замедленном темпе.

— Я убью ее, Трейхерн, — прохрипел Лоу, и рука с пистолетом задрожала. — Клянусь!

Тревога мелькнула на лице Кэма, но тут же сменилась холодной решимостью. Он сильнее прижал лезвие к горлу Лоу.

Настоятель дернулся, капля крови упала на его белый воротничок.

Оглушительный грохот едва не сбросил Хелен с сиденья. Она увидела, что Лоу начал сползать на мостовую, капля крови превратилась в целое море. Кровь лилась по его рубашке и изо рта.

Всего несколько минут назад площадь бурлила, а теперь все смолкло, только издали доносился стук колес повозки. Потом в окне закричала женщина, и ее пронзительный голос разорвал оглушающую тишину.

Кэм опустил руки, глядя, как жизнь вытекает из тела Лоу. Постепенно вокруг них образовалась толпа.

Тогда Хелен увидела Бентли, появившегося из-за коляски. Правая рука сжимала пистолет, а в левой покачивалось ружье. Он встал над телом, широко расставив ноги, затем медленно поднял глаза и встретил прямой взгляд Кэма.

— Лучше я, чем ты, брат, — тихо сказал он, небрежно забросил ружье на плечо и спокойно зашагал прочь.

Глава 21

Мое кольцо согревает твой палец, а твоя грудь — мое сердце

В номере гостиницы «Красный лев» давно прогорели угли в камине, но двое не заметили этого. Часы неумолимо отсчитывали тягостные минуты, и каждая минута вселяла в них все большую тревогу.

Рэндольф Бентам Ратледж сидел у окна и задумчиво потягивал лучшее бренди, которое нашлось в погребе мистера Стоукса. Вид у Бентли был утомленный и неопрятный, сейчас он выглядел гораздо старше своих лет.

Хелен с трудом поднялась со стула, подошла к столу и взяла пустой бокал.

Мимолетное удивление промелькнуло в глазах Бентли, когда он пододвинул к ней бутылку. Налив половину бокала, она некоторое время презрительно рассматривала содержимое, потом, отодвинув от себя бокал, села рядом с юношей.

— Почему, Бентли? — тихо спросила она.

Тот упорно не хотел смотреть ей в глаза.

— Что «почему»?

— Почему ты это сделал? Застрелил Лоу? Ты сомневался, что твой брат сможет… — Она замолчала.

Бентли поставил свой бокал на стол и хрипло засмеялся:

— О, ни на минуту. Я видел, как он всю дорогу от самого Мальборо поигрывал этим проклятым кинжалом. — Она вздрогнула, и Бентли усмехнулся. — Ну, полно, Хелен. Признайся, что из нас двоих мой брат намного безжалостнее. Еще секунда, и он доказал бы это. Он жаждал перерезать горло мерзавцу.

Голос юноши звучал обреченно, но в нем не было осуждения, правда, руки у него дрожали. Хелен знала, что, несмотря на всю свою браваду, он потрясен.

— Тогда почему, Бентли? Зачем обагрять руки кровью?

— Могу привести десяток причин, — отмахнулся тот и снова взял бокал.

— Например? — Хелен подалась вперед, уставившись на него.

— Может, я увидел, как Лоу собрался нажать на курок? А может, я считаю, что в какой-то степени обязан брату за все, что он делал? Может, Лоу просто раздражал меня? Выбирай любую, Хелен. В каждой из причин есть доля истины.

Хелен стиснула его дрожавшие пальцы.

— А я думаю, ты хотел снять бремя убийства с плеч брата, — возразила она. — Ведь правда? Мы оба знаем, что Кэм никогда просто так не причинит человеку вреда. Но он собирался убить Лоу, потому что у него не было выбора. Из-за меня.

Бентли высвободил руку и прижал ладонь ко лбу, словно у него болела голова.

— Я думал, что Лоу успеет выстрелить первым, — наконец сказал он, глядя в окно.

— И ты сам в это веришь?

Бентли снова устремил на Хелен непроницаемый взгляд.

— Черт возьми, да откуда мне знать? Но я абсолютно уверен, что чувство вины терзало бы моего брата. Святой Кэмден — образец ответственности! — тихо хмыкнул Бентли. — Да, он постоянно чувствует ответственность за семью. А я совершенно безответственный. Что мне еще один грех? Какая разница? — Он провел рукой по всклокоченным волосам и опять наполнил свой бокал.

— Думаю, ты несправедлив к себе, Бентли. Но оставим этот спор для другого времени и места. — Она поднялась и, обойдя стол, встала у него за спиной.

У нее разрывалось сердце от боли за мальчика, который не знал детства, не испытал материнской любви. Как и за человека, пытавшегося заменить ему мать и отца.

Положив руки на плечи Бентли, она поцеловала его в макушку.

— Спасибо, что спас мне жизнь. И в этом нет сомнений.

— Хелен… — Он повернул голову и неуверенно посмотрел на нее. После долгих колебаний Бентли все же решился. — Послушай… есть кое-что еще. То, что знаю я и чего не знает Кэм. Пока не знает. — Он тяжело вздохнул. — Это связано с тем, почему Лоу похитил Ариану. Наверное, ты догадалась. — Она молча кивнула. — Когда Ариана вырастет, ей может быть нелегко. Она… может услышать разное… Жестокие вещи. Но она никогда не должна услышать… — Он покачал головой то ли не в силах, то ли не желая продолжать.

— Что человек, любивший ее и воспитавший как собственного ребенка, убил ее отца? Ты это хочешь сказать? — У Хелен даже ноги задрожали от внезапной догадки. — Господи, я не подумала об этом. Как же мудро ты поступил, Бентли. Я бы никогда не назвала это безответственностью.

Он не успел ответить, потому что дверь распахнулась и вошел Кэм. Его сапоги глухо стучали по полу, когда он, не отрывая взгляда от Хелен, направился к ней. В руке он держал большую седельную сумку, которую тут же поставил на стол.

Бентли приподнялся, но Кэм положил руку на плечо брата, останавливая его.

— Дознаватель ушел, — сказал он. — Расследование состоится чуть позже, но это простоя формальность. Сегодня нужно подписать еще несколько бумаг, а потом мы сможем отправиться домой. Все вместе. В Халкот.

Хелен облегченно вздохнула и успокаивающе сжала руку Бентли. Юноша смотрел куда-то невидящим взглядом, и Кэм тихо произнес:

— Иди наверх, Бентли, в комнату, что рядом с комнатой Арианы. Тебе нужно поспать. Скоро все закончится.

Хелен оторвала взгляд от Бентли и с тревогой взглянула на Кэма.

— Мисс… э… Куини все еще присматривает за Арианой?

Тот с кривой усмешкой кивнул.

Бентли резко оттолкнул стул.

— Да, я, пожалуй, оставлю вас, — сказал он с деланной непринужденностью. — Мне не мешало бы принять ванну и поспать.

Дверь закрылась со щелчком, и не успела Хелен подняться, как очутилась в сильных руках Кэма. Он вздрогнул всем телом, когда сдерживаемые до сих пор чувства хлынули наружу, ломая все преграды.

— О Господи, — хрипло прошептал он, зарывшись лицом в ее волосы. — О Господи, Хелен! Я боялся, что потерял тебя.

Она слегка отстранилась и, заглянув ему в глаза, увидела, что все заслоны исчезли, оставив его беззащитным и отчаявшимся. Это был взгляд, полный нескрываемой боли. Хелен уже видела его в ту ночь, когда родители разлучили их.

В ту ужасную ночь их навеки связал прощальный взгляд, полный желания, страха и обещания вечной любви. И эта любовь не умерла, правда?

Если у нее и были какие-то сомнения относительно чувств Кэма к ней, они растворились под напором его губ, припавших к ее губам в поцелуе, который был жадным, решительным и требовательным. Хелен нетерпеливо просунула руки под его сюртук, заскользив ладонями по сильным мускулам, наслаждаясь исходящей от него силой.

Долгие мгновения Кэм целовал ее, открыто заявляя на нее свои права. Наконец, отстранившись, шагнул к столу, развязал один из кожаных седельных мешков, небрежным движением вытащил сверток в коричневой бумаге и развернул его. Изумрудно-зеленый шелк заструился по столу, спадая каскадом на стул, где только что сидел Бентли.

76
{"b":"13224","o":1}