ЛитМир - Электронная Библиотека

– Надо было послушаться тебя, Кэт, – задыхается Уилл. – О, Кэтрин!

Но в новом сне, от которого она разрыдалась, Уилл не произнес ни слова. Чувство домашнего очага и уюта тоже отсутствовало. Не было ни прогретой гостиной с утренним завтраком, ни дымящегося кофе. Был один лишь туман, причем не прохладная деревенская дымка, которая щекочет ноздри запахами перегноя и отсыревшей листвы, а жирные, с металлическим привкусом миазмы Лондона, липнущие к коже и забивающие ноздри невыносимой вонью.

Она слышала выстрел, видела, как прямо к ее ногам повалился Уилл, как его тело распростерлось на ковре опавших листьев. Вот только лица его она не могла разглядеть. Хуже того, в новом сне она увидела того, кто застрелил ее мужа. Худощавая, неясных очертаний фигура, закутанная в какие-то развевающиеся черные одежды. Человек стоял рядом с безжизненным телом Уилла, смотрел на его лицо, которое ей не дано увидеть, и легонько покачивал ружьем, которое уверенно сжимал в руке. Максимилиан де Роуэн?!

Господи, как же все перепуталось у нее в голове! Суть произошедшего все больше и больше ускользает от нее. Кэтрин рывком выпрямилась, прижала ладони к вискам и крепко зажмурилась. Подожди-ка, напомнила она сама себе, ведь все случилось во время охоты; в Уилла попал выстрелом из ружья один из его приятелей. Такой же жизнерадостный сквайр-провинциал, как и сам Уилл, а вовсе не высокая, зловещего вида фигура в черных одеяниях. Тогда еще стояла жуткая погода. Спаниели бросились врассыпную по густому кустарнику, крики загонщиков затерялись в густом тумане. Произошел несчастный случай. Не более чем злополучная случайность! Следует забыть о мистере де Роуэне. Видеться с ним еще раз ей незачем. Он полицейский, а даже Кэтрин понимала, что полицейские не вхожи в лондонский высший свет.

Внезапно кто-то отрывисто и громко забарабанил в дверь ее спальни. Кэтрин сразу поняла, что это не прислуга. Она спокойно села на кровати, оперлась спиной о подушки, расправила юбки и только потом пригласила войти стучавшего.

К ее радости, в проеме широко распахнувшейся двери возникла широкоплечая коренастая фигура младшего брата.

– Бентли! – воскликнула Кэтрин, мигом соскакивая с кровати.

Тот, все такой же по-ребячески развязный, с широкой улыбкой шагнул в комнату, устремился навстречу сестре и, поймав ее в свои широко расставленные руки, заключил в объятия и закружил по комнате.

– Клянусь Богом, да это же Кэт! Неужто сестрица пожаловала в город? – весело выговорил он наконец, с осторожностью опуская молодую женщину на пол. – Каким ветром тебя сюда занесло? Когда приехала?

– Бентли! Где ты был?

– Ох, моя дорогая, сама знаешь – то там, то сям. – Он слегка отстранил от себя сестру и вгляделся в ее лицо. – Что за сырость ты развела, Кэт? – Бентли протянул руку и осторожно провел подушечкой большого пальца по левой щеке сестры. – Что с тобой происходит?

Кэт смущенно опустила взгляд и с преувеличенным вниманием принялась разглядывать неряшливо повязанный галстук брата. По правде говоря, вид у Бентли был весьма неопрятный.

– Ничего особенного, просто разболелась голова, – тихо выговорила она.

– Черта с два! – проворчал Бентли и, исполненный решимости, протопал к кровати, мягко, но решительно увлекая за собой Кэтрин. – От головной боли глаза у женщины такими не бывают. Где твоя горничная?

Не услышав ответа, он усадил сестру на постель, отступил на шаг и нервно взъерошил свою непокорную черную шевелюру.

– Господи, Кэт! Может, ей стоит заняться хоть чем-нибудь? Ну я не знаю! Жечь перья, например. Или пичкать тебя всякими слезливыми выдумками, над которыми вы, дамочки, так горазды шмыгать носом.

Кэтрин закрыла лицо ладонями и залилась приглушенным смехом.

– Ох, Бентли, ну ты и скажешь! – выдохнула она и, все еще смеясь, откинулась на мягкие подушки. – Ах, если бы все можно было решить так просто! Однако ты меня развеселил. – Она отняла руки от лица, выпрямилась и посмотрела на брата. – А теперь ответь на мой вопрос: где же ты все-таки пропадал последние две недели?

Смоляные брови Бентли хмуро сошлись вместе.

– Моей сестре незачем про то знать, – буркнул он.

– Вот как? И чем ты там занимался, твоей сестре тоже знать незачем?

– Именно так, – угрюмо бросил он.

С обреченным вздохом Кэтрин снова откинулась на подушки. Бентли, как всегда неугомонный, принялся метаться по комнате, расхаживая взад и вперед, будто зверь в клетке. Он все время останавливался, чтобы то разглядеть картину, висевшую на стене, то рассеянно повертеть в пальцах флакон духов.

– Опять затосковала по старине Уиллу, да? – спросил он, наконец, беря в руки книгу, которую она читала в парке, и рассеянно ее пролистывая. – Мне его тоже не хватает.

– Боже мой, Бентли ... – От искреннего сочувствия брата уже взявшая себя в руки Кэтрин вновь готова была расплакаться. – Конечно, я по нему тоскую, но... – Голос ее прервался.

Бентли бросил на нее испуганный взгляд.

– Наплюй ты на все, Кэт, – пробормотал он. Подойдя к стоявшему у стены зеркальному комоду, распахнул его и принялся копаться на его полках, разыскивая носовой платок. И не подумав закрыть раскрытые дверцы, он подошел к кровати, присел и протянул Кэтрин платок:

– Ну так в чем же дело?

Кэтрин почувствовала, что от сдерживаемых рыданий у нее вот-вот задрожат плечи.

– Я сама не пойму! – Она схватила носовой платок и уткнулась в него лицом. – Я тоскую о нем, потому что ... Бентли, я просто не могу вспомнить, как он выглядел! Плохо помню, понимаешь? Я имею в виду – до того как он умер. Мне так стыдно за то, что я забываю его.

– Ой, Кэт! – только и смог выговорить ее брат, неуклюже заключая сестру в объятия.

Кэтрин ласково провела рукой по его щеке.

– Боже мой, Бентли! Я ясно помню и вижу его таким, каким он был, когда они его принесли в дом, – прорыдала она ему в плечо. – Ничего больше.

Брат неловко похлопал ее по спине.

– Успокойся, дорогая, успокойся! Прошло уже целых два года. Ничего удивительного, что ты его не можешь ясно вспомнить. Жизнь ведь продолжается.

Кэтрин обессилено приникла к нему.

– Бентли! Иногда мне кажется, что вот этого-то я и боюсь больше всего, – вздохнула она.

В дверь негромко постучали, и в спальню вошла Делайла. Кэтрин и глазом моргнуть не успела, как Бентли уже оказался возле распахнутого комода и почему-то принялся с занятым видом перебирать сложенные там вещи. Когда он, наконец, захлопнул комод и стремительно обернулся, исполненный решительного вида, то в его глазах читалась некоторая тревога.

– Леди·Кертон, мэм, – сообщила Делайла, присев в глубоком реверансе. – Она спрашивает, не составите ли вы ей компанию за чаем.

– Черт, сколько можно! – возмутился Бентли, бросился к сестре, клюнул ее в щеку торопливым поцелуем и с не меньшей быстротой устремился к двери. – Лучше обрубить все сразу. Я сегодня совсем не в настроении любезничать с твоей тетушкой Изабель.

– Бентли, подожди, куда же ты?

Когда он поспешно протискивался мимо стоявшей в растерянности горничной, из кармана его пальто вывалилось что-то тяжелое. Он проворно подхватил это и засунул поглубже в карман.

– Бентли, постой! – еще раз воскликнула Кэтрин, соскакивая с кровати. – Куда ты собрался? И что за штуковина у тебя в кармане пальто?

– Нюхательная табакерка, – буркнул он и в очередной раз взъерошил свои и так уже донельзя растрепанные волосы.

Приостановившись на самом пороге спальни, Бентли оглянулся.

– Я уезжаю в Эссекс. Испытываю страстное желание малость подготовиться к прибытию Гаса Вейдена, – сказал он и выскочил из спальни.

Кэтрин успела добежать до двери и, выглянув в коридор, крикнула вслед уходящему брату:

– А где именно в Эссексе?

Однако Бентли уже и след простыл, только его тяжелые сапоги громко топали по служебной лестнице, что вела на первый этаж.

Де Роуэн покинул Уайтхолл только во второй половине дня и направился в сторону Мейфэра. Заметно нервничавший привратник после недолгих колебаний все же впустил его в городской особняк лорда Сэндса. Однако де Роуэн отдал шляпу и трость только после того, как увидел выходящего из библиотеки лорда Делакорта.

15
{"b":"13225","o":1}