ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не могу себе представить, что обсуждение хода расследования убийства за ужином – признак хорошего светского тона, леди Кэтрин.

Однако от такого замечания интерес ее отнюдь не угас, скорее наоборот.

– Я вовсе не отношу себя к малодушным особам, – заверила она. – Кроме того, я убеждена, что именно по делу об убийстве вы вчера нанесли визит лорду Сэндсу. Для того чтобы помочь раскрыть убийство. Ужасное и отвратительное преступление! Надеюсь, полиция не считает Гарри виновным? – Она доверительно подалась вперед, посмотрев на него твердым и серьезным взглядом. – Конечно, все говорит за то, что это он: причины, удачная возможность, обстоятельства ... Но желание, мистер де Роуэн, желание совершить такое? Вот здесь-то его как раз вы и не найдете, потому что его просто нет.

Хотя де Роуэну и удалось ничем себя не выдать, но его искренне поразила схожесть ее рассуждений с его мыслями. Де Роуэн понял, что Кэтрин Вудвей не похожа ни на одну из женщин, которых он когда-либо знал. Он находил ее более чем желанной. Но прежде всего привлекало в ней чувство здравого смысла, практичность и реальный взгляд на жизнь. Перечисленные качества склоняли его к той близости отношений, от которой ему становилось неловко. Господи, да не собирается он ей доверяться, как бы ни казалось подобное соблазнительным!

Он придал лицу суровое и неприступное выражение и мрачно уставился на нее. Контрабандисты, сводницы, сутенеры, торговцы опиумом – сколько таких закоренелых преступников ежилось под его обвиняющим взглядом!

– Расследование убийства, – ответил он, – дело совершенно конфиденциальное.

Однако сверлящий взгляд не оказал никакого действия на его собеседницу.

– Я не о том, – спокойно ответила Кэтрин. – Просто Гарри не тот человек. Но может быть, вы считаете, что ее смерть каким-то образом связана с коррупцией в полиции? Взяточничество или незаконное применение силы? Поэтому они вас и пригласили?

Разубеждать ее было бесполезным и безнадежным делом. Лучше бить противника его же оружием и поменяться с ним ролями.

– Леди Кэтрин, – проговорил он, – у вас ничего не припасено для ведения обыкновенной беседы?

Кэтрин чуть откинулась назад и растерянно заморгала.

– Простите?

Де Роуэн прищурился.

– Остроумная беседа за ужином, к примеру? – предположил он. – А может быть, вы замечательно вышиваете гарусом по канве? Нет ли у вас чудесного настоя из целебных трав, который вы можете посоветовать мне принимать, чтобы спастись от непроходящей головной боли? А как насчет горячего увлечения готическими романами, о которых вы так любите судачить?

– Да нет. – На высоком и чистом аристократическом лбу Кэтрин собрались симпатичные морщинки. – Нет, на самом деле я читаю не очень много.

Де Роуэн поиграл желваками.

– В таком случае вы, возможно, предпочитаете обсуждать самые последние модные женские шляпки? Или отчего бы вам не поинтересоваться – даже если мне и не придется по душе ваш интерес! – почему я в свои зрелые годы все еще не женат? Короче говоря, мэм, не могли бы вы предаться праздной и милой женской болтовне и не лезть в дела, которые не очень-то подходят для женских ушей?

Наконец до нее дошел намек, однако взгляд ее больших карих глаз остался спокойным.

– В самом деле, мистер де Роуэн! – Кэтрин поставила локти в стол, уперлась подбородком о сложенные вместе руки и насмешливо продолжала: – Мне следует понимать так, что человеку вашего недюжинного ума легковесная болтовня о вышивании гладью и прочитанных романах не может не представляться занудной? Именно потому вы и мучаетесь непроходящими головными болями? Вероятно, в вашей жизни попадалось слишком много занудных женщин?

– Со временем все женщины становятся занудными, – заявил он и неожиданно для себя лукаво улыбнулся.

Кэтрин вызывающе на него посмотрела.

– Мне такое не грозит.

Де Роуэн предпочел в ответ промолчать и поспешил отвести взгляд, думая в душе, что она права. Иметь дело с ней очень опасно, но от этого она становилась еще более привлекательной.

Кэтрин вернулась к прежней теме их разговора.

– Как бы там· ни было, я полагаю, что убийство совершил один из любовников Джулии, – проговорила она, задумчиво сводя брови к переносице. – Обычно именно так все и происходит.

– Кэтрин, я и в самом деле не думаю ...

Неожиданно она округлила глаза и воскликнула:

– Я догадалась! Может быть, ревнивая жена наняла какого-нибудь головореза, чтобы тот и сгубил Джулию!

Де Роуэн с легким интересом посмотрел на Кэтрин.

– Как вы сказали – сгубил?

Молодая женщина с торжественным видом кивнула.

– Ревность – ужасная вещь, мистер де Роуэн. Что далеко ходить, неподалеку от нашего поместья, в деревушке Честон-он-Уотер, жена булочника вознамерилась сгубить своего мужа! А все из-за тихони Молли Спрэтт, которая приходила прибираться в доме у пастора.

– Молли Спрэтт?

– Оказался мышьяк, – будничным тоном объяснила Кэтрин. – Его замесили прямо в тесто.

– Мышьяк?

– Ну да. – Кэтрин слегка приподняла свои красивые брови и кивнула. – Несчастный его видел – такой порошок сероватого цвета, – да принял за новый сорт дрожжей. Все кончилось кошмарной смертью – спазмы, конвульсии, рвота ...

– Дрожжи? – уточнил де Роуэн.

– Мышьяк, – поправила она его недрогнувшим голосом. – Вот только старый доктор Клейтон, наш местный коновал, мигом во всем разобрался, и весьма вовремя.

– Право, леди Кэтрин ...

Кэтрин осуждающе покачала головой:

– Я же говорю вам, что ревность может натворить ужасные вещи. – Она·чуть понизила голос: – Наверное, сейчас я могу рассказать вам про свою невестку.

Несмотря на всю свою осведомленность, де Роуэн глубоко заинтересовался.

– Конечно, сделайте милость.

При свете свечей лицо Кэтрин, казалось, слегка побледнело.

– Кассандра – первая жена моего старшего брата, – выпалила она. – Самое худшее мы сумели замять, но позвольте вам сказать, что мне повезло быть принятой в одной из лучших гостиных. Кроме того, если я вам не расскажу, это сделает кто-то другой. Особенно если и дальше все так пойдет.

Отчего-то де Роуэну захотелось расхохотаться.

– Что дальше так пойдет?

– Как что? Ведь мы, кажется, становимся друзьями, – со слабой улыбкой ответила она. – А в случае с Кассандрой был пастор церкви Святого Михаила. Представляете?

– Получается, что пастора сгубил ваш брат? – поддразнил он.

У Кэтрин вытянулось лицо.

– Вы уже слышали?

Господи, она что, говорила обо всем всерьез? Не веря, де Роуэн покачал головой:

– Ничего такого я не слышал.

– Слава небесам! – облегченно вздохнула Кэтрин и жалко улыбнулась. – Все произошло годы спустя, после того как он похитил мою племянницу Ариану. Понимаете, пастор имел любовную интрижку с Кассандрой. А когда она попыталась порвать с ним, он ее и убил. Мы считаем, что был несчастный случай. Но наверняка сказать нельзя, что он не ... что он ...

– ... что именно ваш брат и сгубил его? – договорил за нее де Роуэн.

Кэтрин едва ли не с благодарностью закивала.

– Именно так, но только после похищения. А застрелил его мой младший брат. Все так запутано.

– Теперь я начинаю понимать. – Де Роуэн ухватился, наконец, хоть за какую-то ниточку. – Хотите вина? – Он предупредительно приподнял бутылку и полувопросительно покачал ею в воздухе.

– Спасибо, – улыбнулась она, и он наполнил ей бокал. – От захватывающей беседы всегда пересыхает во рту, так ведь? Так на чем мы остановились?

Де Роуэн вздохнул и со смиренным видом поставил локти на стол.

– Я понимаю так, что один из ваших братьев кого-то застрелил, – сказал он, машинально разглаживая скатерть перед собой. – Кажется, викария?

– На самом деле пастора, – поправила она. – Но хватит семейных сплетен! Я пытаюсь вам рассказать вот что: я отнюдь не щепетильная особа и вполне уверена, что смогу помочь вам. Дело в том, что у меня богатый опыт.

Отчаявшись, де Роуэн вновь опорожнил свой бокал.

29
{"b":"13225","o":1}